Горе от огня

Зачем в России поджигают целые регионы

Местные жители наблюдают за пожаром на окраине города Абакана
Местные жители наблюдают за пожаром на окраине города Абакана
Фото: Денис Мукимов / РИА Новости

В Рослесхозе предложили законодательно запретить сжигание сухой травы на землях сельскохозяйственного назначения. По предварительным данным, именно травяные палы стали причиной сильных пожаров в Хакасии, которые уже унесли жизни 23 человек. Глава ведомства Иван Валентик считает, что эта ситуация лишний раз продемонстрировала необходимость запрета сельскохозяйственных палов, какую бы ценность для сельхозпроизводителей они ни представляли.

Каждую весну фермеры прибегают к самому дешевому и быстрому способу очистки сенокосов и пастбищ — выжиганию. По оценкам экологов, травяные палы ежегодно происходят на площади 40-50 миллионов гектаров, хотя хозяйственный эффект таких методов весьма сомнителен. Официальных данных о числе лесных пожаров, вызванных сжиганием травы, нет, однако «Гринпис России» утверждает, что они провоцируют около 30-40 процентов возгораний лесов. По мнению экологов, травяные палы внесли решающий вклад в распространение лесоторфяных пожаров в 2010 году в Европейском и Уральском регионах России, в 2011 году — на Дальнем Востоке, в 2012 году — на Дальнем Востоке и в Центральной Сибири.

Официальный представитель Рослесхоза Владимир Дмитриев говорит, что сотрудники лесотехнических служб ежегодно сталкиваются с тем, что население начинает бесконтрольно выжигать сухую траву. «В Хакасии мы сейчас как раз имеем дело с последствиями такого вот неумного поведения», — подчеркивает Дмитриев.

По словам кандидата биологических наук, руководителя лесной программы «Гринпис России» Алексея Ярошенко, история травяных палов уходит в глубокую древность в эпоху подсечно-огневого земледелия, когда с помощью огня земли освобождались для посевов и скотоводства. «Впрочем, если посмотреть на страны, которым удалось достичь заметных результатов в охране своих территорий от пожаров, это будут те страны, которые полностью исключили огонь из практики землепользования, например Финляндия», — говорит Ярошенко.

Сейчас, по данным «Гринпис», неконтролируемые травяные палы в большинстве случаев применяются как народный способ обеспечения пожарной безопасности. «Вот мы сейчас очистим территорию вокруг нашего поселения от горючих остатков, считают местные жители или дачники, и пожар нам не страшен, — говорит эксперт. — Но делается это настолько непрофессионально и бесконтрольно, что эффект получается обратный». С контролируемыми палами ситуация тоже очень тревожная. В том же Забайкальском крае, по словам Ярошенко, формально контролируемые выжигания проводятся на таких больших территориях, которые невозможно контролировать силами и средствами, имеющимися в распоряжении лесотехнической службы. И такая ситуация характерна для всей страны.

Пристрастие к травяным палам представитель «Гринпис России» также объясняет нехваткой средств на борьбу с лесными пожарами. «Денег из бюджета выделяется мало, и регионам их не хватает на полномасштабную профилактическую работу, — говорит Ярошенко. — Чтобы хоть как-то отчитаться, местные власти делают самое простое, что могут, — контролируемые палы. А так как контролировать эту работу толком некому, то получается то, что получается. А еще не будем забывать, что дурной пример заразителен. Особенно для определенной категории граждан, у которых и так-то ума немного было, да и тот пропили. Смотрит такой гражданин, как лесники, аграрии или дорожники пошли жечь траву, и думает, что это хорошо и правильно. Пойду-ка и я пожгу…».

В результате из-за травяных палов горят не только леса, но и населенные пункты. В 2015 году в Красноярском крае сгорело более трех десятков домов. В 2014 году в Ярославской области из-за пала деревня Заречье была уничтожена за час. В 2012 году практически выгорело забайкальское село Баян-Булак, в Архангельской области огонь уничтожил девять домов, в которых проживали более двухсот человек, а в Амурской области пострадали 84 строения, где жили 282 человека.

Глава Рослесхоза говорит о необходимости запретить весенние палы, независимо от того, какую ценность они представляют для сельхозпроизводителей.

Но эта ценность, по мнению специалистов, весьма сомнительна. «Мы давно пытаемся с этим разобраться, но внятно никто не может нам объяснить, почему владельцы сельхозугодий с таким упорством продолжают эту крайне опасную и вредную практику, — говорит Владимир Дмитриев. — Существует мнение, что после выжигания прошлогодней травы новая вырастает быстрее и гуще. Но это, скорее, миф. До сих пор никто не привел более-менее убедительных научных аргументов в пользу такой версии». При этом, по данным Рослесхоза, именно на весенний период, когда население начинает жечь траву, приходится наибольшее число лесных пожаров.

Убеждение в том, что сжигание прошлогодней травы повышает плодородность угодий, Алексей Ярошенко называет предрассудками. Травяные палы, по его словам, напротив, ведут к потере почвенного плодородия, особенно в зоне умеренного климата. Та органика, которая могла бы формировать перегной и повышать плодородность почв, просто выгорает.

Из-за регулярных травяных палов серьезно страдает животный и растительный мир, особенно на таких богатых жизнью территориях, как тростниковые плавни в низовьях рек. По данным «Гринпис России», в таких пожарах ежегодно гибнет большое количество редких видов птиц, в том числе и краснокнижных. Заброшенные сельхозугодья не зарастают лесами, и эти земли так и стоят пустыми. Но что еще хуже — выгорают защитные лесополосы, которые создавались с 1870-х годов. Чтобы восстановить их, потребуется не менее 60-70 лет.

Еще одно последствие весенних травяных палов не так заметно, но от этого не менее опасно. Большое количество сажи с ветром переносится на северные территории, где таяние снега еще не началось. Оседая на поверхности, она уменьшает отражающую способность снега, что ускоряет его таяние. В результате увеличивается летний сезон и период засухи.

В этом году, кроме Хакасии и Забайкалья, где из-за погодных условий сложилась крайне тяжелая ситуация с лесными пожарами, Рослесхоз также беспокоит Амурская область и Бурятия. Тут на фоне все тех же неконтролируемых травяных палов количество пожаров увеличивается очень быстро. Алексей Ярошенко в свою очередь добавил, что эти регионы, а также Якутия традиционно отличаются наибольшим количеством весенних поджогов травы. Европейская территория тоже в группе риска, но здесь основные проблемы начнутся на майские праздники.

подписатьсяОбсудить
На грани прорыва
Что Сергей Лавров и Джон Керри решили сделать для прекращения кризиса в Сирии
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Оборотень в слипонах
Кеды, альпаргаты и прочая обувь, делающая жизнь проще
Не стоит недооценивать бегемотов
Ощущения простого человека в любимой машине футболистов и Джереми Кларксона
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон