Новости партнеров

«Я соскучился по безалаберному общению со зрителями»

Алексей Кортнев о «халатных концертах», конфликте между здравым смыслом и патриотизмом и съемках «Дня выборов-2»

Алексей Кортнев
Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

В Центральном доме художника в начале апреля состоялись «халатные» концерты группы «Несчастный случай». Коллектив презентовал программы «День смеха» и «День тормоза». Музыканты возродили традицию 1999-2000 годов: любой зритель мог во время концерта подняться на сцену, выпить чаю или чего покрепче, вручить свой подарок и сделать селфи с исполнителями. Лидер группы Алексей Кортнев поделился своими впечатлениями от «безалаберного общения» с публикой, рассказал о перспективах «халатников», видеоклипах для искусства и рекламы, конфликте между здравым смыслом и патриотизмом и съемках фильма «День выборов-2».

«Лента.ру» Вы решили возродить серию «пижамных» концертов. С чем это связано?

Алексей Кортнев: Мы называем эти концерты «халатными», а не пижамными. Халатность — это еще и отношение к тому, что происходит. А почему решили возродить? Давно этим не занимались, и мне захотелось вновь начать разговаривать с публикой, потому что мы отошли от этого: стали гораздо больше играть и почти прекратили общаться «в прозе» со слушателями. «Халатники» подразумевают плотное общение с аудиторией, нам захотелось это вернуть, но не потому, что сейчас такая политическая и социальная ситуация: я соскучился по безалаберному общению со зрителями, которое мы практиковали долгие годы.

По традиции, вход в пижамах и с тортом?

Естественно, вход свободный, но если с билетом — то без пижамы и торта. Однако человек, который придет с баночкой солений, бутылочкой домашней наливки или тортом, имеет преимущественные шансы оказаться на сцене. Поскольку сцена у нас открытая, на каждую песню мы запускали по два человека. В итоге к концу концерта на сцене набралась груда всякого пития и еды, что очень приятно. Конечно, мы особенно приветствуем гостей, одетых по-домашнему.

Какие впечатления остались от «халатных» концертов, состоявшихся в начале апреля в ЦДХ?

Не покривлю душой: впечатления остались самые радужные, а если и были допущены ошибки, то минимальные. Если сравнивать проценты радости и огорчения — радости гораздо больше (95 к 5 или даже 98 к 2), чем от всех больших последних выступлений (будь то в Ray Just Arena, питерских клубах или «Крокусе», где мы отмечали 30-летие). Такой интимный, контактный формат для «Несчастного случая» — несомненно, приоритетный. Жаль, что не придумали ничего нового: фактически мы калькировали то, что делали 15 лет назад. Пока калька получилась очень хорошая. Может быть, придумаем что-то еще.

Когда ждать новых «халатников»? Планируете играть их регулярно?

Да, конечно, хотим повторять этот успех и развивать его, избавляться от тех шероховатостей, которые были со светом, например, и с видеотрансляцией. Я не думаю, что мы будем давать «халатники» на регулярной основе, не следует «перекармливать» публику, а вот играть два-три вечера подряд раз в полгода нам по силам. В конце концов, зал ЦДХ вмещает всего 650 человек, поэтому собрать полторы тысячи зрителей нам вполне по плечу, тем более что мы можем предложить на три вечера три разные программы, которые, конечно, пересекаются по какому-то небольшому количеству песен, но в целом различаются по настроению, по названиям. У нас родилась и совсем безумная мысль: а почему не повезти эту программу по стране? Возникает проблема с декорациями — как везти их с собой? Но мы понимаем, что большую часть антуража — торшеры, картины, столы и стулья — можно найти на месте. Я думаю, что у «халатных» концертов хорошая долгая перспектива.

Не секрет, что ваши слушатели — люди состоятельные и состоявшиеся. Как вам удалось собрать такую аудиторию?

Так и есть, они нас и приглашают на корпоративы. Мы это знаем, но не кичимся, не хвастаемся, потому что прекрасно видим, что наша аудитория — это те люди, которые в основном сегодня управляют Россией: финансами, промышленностью (пускай она и не в очень хорошем состоянии). Это естественно, — мы вместе учились в институтах. Им, как и нам, сейчас от 45 до 50 лет — тот самый возраст, когда у людей сосредоточены power lines, — они держат руку на пульсе страны. Вот почему наша группа просто ждет, когда пройдет финансовый шок, и нас опять станут приглашать на дни рождения и корпоративы.

Вы активно снимаете видеоклипы, в том числе в мультипликационном формате. Намерены развивать это направление?

Думаю, да. Мы поняли раз и навсегда, что сегодня музыка без видеокартинки не работает, не распространяется: все серьезное, что делается, нужно подкреплять видеорядом. Другое дело, что некоторые вещи получаются очень простыми в производстве, но «выстреливают». Мы сняли в студии видеоряд на «Я офигеваю, мама» за 1,5 тысячи долларов, и этот неприхотливый ролик за счет актуальности темы получил в десять раз больше просмотров, чем шикарный ролик «Робот Виталий». Я понимаю, что есть видео для искусства и для пиара, advertising для поддержания внимания. И видео для продвижения может быть более примитивным, снятым за небольшие деньги. Но мы будем делать и видео для искусства, чтобы просто получать удовольствие, когда работаешь с хорошим режиссером. В этом случае ты можешь быть двухмерным, а получаешь новое измерение — и сам удивляешься, когда раскрываешься. Наших идей в ролике «Робот Виталий» очень мало, в основном все придумала режиссер Наташа Березовая, и нам клип нравится.

А вы работаете над другими проектами? Чем еще удивит «Несчастный случай» в этом году?

Мы планируем большой тур и даже думаем пропустить концерт в Москве. Осенью мы отправимся в гастроли по России на полтора месяца, пару недель проведем в США. На юбилейном «Нашествии» в этом году выступим. Мы хотим поездить и поиграть: сейчас мы в очень хорошей концертной форме и не должны этого упускать.

Вы планируете концерты на Украине? Не ожидаете падения градуса напряженности между нашими странами?

Пока не ожидаю, к сожалению. Мы не собираемся на Украину по единственной причине: я не хочу разговаривать о политике, я и здесь-то не хочу этим заниматься, а там точно придется, потому что ни о чем другом приехавшего российского артиста не станут спрашивать. И надо будет капсулироваться, говорить: «Мы не даем интервью, ни с кем не общаемся, только выступаем и уходим». Это совершенно нам не свойственно, не соответствует нашему темпераменту и образу жизни. А если говорить о политике, придется вести мучительные долгие дискуссии, и меня сразу начнут рядить в диссиденты и защитники интересов украинского народа, при том что это просто здравый смысл. Я рядиться не хочу: я русский, я патриот, хотя слово «патриотизм» измазано очень противными красками. Я не хочу оправдываться перед украинскими братьями и сестрами, но и не хочу оправдывать Россию, — в итоге оказываешься между Сциллой и Харибдой. Надеюсь, когда градус спадет, мы непременно отправимся на Украину.

Ранее появилась информация, что в этом году начнутся съемки «Дня выборов-2». Это так? Вы появитесь в кадре?

О, да, фильм будет, я сыграю казака — атамана Парамонова. Ребята придумали прекрасное продолжение, но раскрывать все карты я не стану. В основном в фильме будут те же актеры, съемки начнутся летом. Я сегодня как раз распечатал сценарий: мой персонаж сильно изменился, и все будет веселее, интереснее.

Вы ожидаете, что он будет резонировать с действительностью?

Безусловно, он будет резонировать с тем, что происходит сейчас. Я ожидаю, что фильм получит широкий отклик и хорошую кассу.

Культура00:0322 октября
Том Йорк

«Я страшный зануда, знаю»

Фронтмен Radiohead Том Йорк о саундтреке «Суспирии», славе и смерти жены