«Никогда Россию в Венеции не представляла женщина»

Комиссар павильона России на Венецианской биеннале Стелла Кесаева о нашей «женской сборной» и концептуализме

Стелла Кесаева
Стелла Кесаева
Фото предоставлено Art PR

Крупнейший в мире смотр современного искусства, Венецианская биеннале, в этом сезоне пройдет с 9 мая по 22 ноября. Организаторы увеличили срок проведения на месяц, мотивируя это беспрецедентным интересом публики — в прошлом сезоне более 130 выставок биеннале посетили свыше 500 тысяч человек. Свои национальные представительства в 2015-м там откроют 80 стран, а Россию в постоянном павильоне работы Алексея Щусева впервые представит женщина-художник — концептуалист Ирина Нахова. В преддверии открытия выставки о ее подготовке , «женской сборной» России и концептуализме, «Ленте.ру» рассказала комиссар павильона, глава московского выставочного фонда Stella Art и коллекционер Стелла Кесаева.

«Лента.ру»: Как в этом сезоне проходил выбор куратора, художника?

Стелла Кесаева: Это всегда трудный выбор. Как только заканчивается одна биеннале, сразу начинаю думать о следующей. Но поскольку никогда Россию в Венеции не представляла женщина, мы решили остановиться на Ирине Наховой, мастере тотальных инсталляций, во многом единственной у нас в стране. Она предложила куратора, захотела работать с Маргаритой Тупицыной. Я считаю, что это очень правильный выбор. Так у нас создалась женская команда в этом году.

Это не вполне типичная ситуация — когда художник выбирает куратора.

Я всегда исхожу из того, что художнику должно быть комфортно работать с куратором. Потому что иначе, если возникнет конфликт интересов, выставки не получится. У меня биеннальный опыт уже шесть лет, и я могу с уверенность сказать, что иначе нельзя. Нужна договоренность между комиссаром, куратором, художником. Не так, что я хочу куратора такого, а ты, художник, будешь работать с тем, кого я назначу. Нет. Только из согласованности может получиться хороший результат.

Для вас фигура художника Наховой когда возникла и в связи с чем?

Ирину Нахову я узнала, когда начала заниматься московским концептуализмом, и ее работы произвели на меня сильное впечатление. Ее инсталляции «Душ», «Пальто» и многие другие бесподобны! Они считываются сразу, понятны абсолютно всем. И вообще она — неординарная личность со своим удивительным миром, в котором живет.

Как обсуждался проект павильона?

Когда мы в июле пригласили Ирину, то сразу попросили сделать несколько предложений по проекту. Из них мы и выбирали, обсуждали. Проект называется «Зеленый павильон». Что будет внутри, не могу вам сейчас рассказать, потому что каждый художник всегда старается немножко посекретничать, сохранить некую тайну до открытия. Почему «Зеленый павильон»? Потому что мы решили перекрасить павильон в его оригинальный зеленый цвет. Такой, каким его задумывал Щусев. И какой он был во время открытия в 1914 году. С балюстрадами, с вензелями. Как шкатулка. Мы столкнулись со многими преградами бюрократическими, потому что нельзя было просто перекрасить в зеленый цвет, нам запретили власти Венеции. Пришлось сделать фальш-стены по всем фасадам. В общем, огромная работа.

Внутри будет тотальная инсталляция?

Да. Каждая комната представит отдельные этапы творчества Наховой. Те проекты, которые жили в ее голове, но которые она еще не делала.

Сегодня вас называют главным пропагандистом русского концептуализма в мире. Но деятельность вашего фонда и личной коллекции начиналась с фотографии и поп-арта, более популярных направлений в искусстве. Как вас заинтересовал концептуализм?

В Москве мы сначала сделали выставку Уорхола, Баскии и Вессельмана, чтобы заявить о себе. По мере того как я вливалась в столичную арт-жизнь, знакомилась с русскими художниками, ходила по галереям, я поняла, что мне нравится именно это направление. Потому что оно заставляет думать. И русские концептуалисты не похожи ни на кого, они уникальны.

Ваше назначение комиссаром павильона России на арт-биеннале истекает в этом году. Понравилась эта работа?

Мне это все очень нравится! Это огромная ответственность, когда ты представляешь Россию; огромная моральная и материальная, конечно, нагрузка. Если Министерство культуры РФ выделяет недостаточно средств, то хочется соответствовать международному уровню и не ударить в грязь лицом. Мы вкладываем дополнительно свои деньги. И это непрерывный труд. Сотрудники отработали и ушли. А я постоянно думаю обо всем, процесс не прекращается. Болею — думаю, с детьми занимаюсь — думаю об этом. И никуда от этого не денешься.

Кажется, в прошлом году глава минкультуры был достаточно скептически настроен на открытии павильона?

Нет. Мединский пришел к нам в павильон, и ему очень все понравилось. Он вообще скептически относится к современному искусству. Просто человеку неподготовленному нужно правильно преподнести и объяснить, что означает то, что он видит вокруг. И когда мы ему объяснили, что означает вся эта инсталляция, он был в восторге от идеи. Концептуальное искусство нельзя валить в одну кучу, нужно выставлять его очень тактично, размеренно, и маленькими порциями, как это делают, например, в МоМА в Нью-Йорке.

Я благодарна, что министр поддержал выделение в 2013 году большой суммы денег на дорогостоящий проект «Даная» Вадима Захарова. Тогда впервые на павильон России было потрачено порядка 24 миллиона рублей государственных средств.

Сегодня, когда уже все, кажется, определено, думали, какого художника было бы хорошо представить на следующей биеннале?

Нет-нет (смеется). Можно меня не спрашивать, потому что я не хочу про это думать. Пускай следующий комиссар об этом подумает.

Как вы считаете, после концептуализма, появилось ли еще какое-то направление, которое займет место в истории искусства?

Честно? Думаю — нет. Мне кажется, что это самое главное направление после Малевича и русского авангарда. И так же, как авангард, оно войдет и в историю России.

подписатьсяОбсудить
Патруль на границеЯдерное обострение
Индия и Пакистан на пути к войне
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
U.S. based cleric Fethullah Gulen at his home in Saylorsburg, Pennsylvania, U.S. July 29, 2016. REUTERS/Charles MostollerГидра Гюлена
Кого Эрдоган считает своим главным политическим противником
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
Закат Атлантропы
Как немецкий архитектор хотел спасти белую расу
Корабль у Марса (в представлении художника)Прощай, Земля!
Илон Маск представил план колонизации Марса
Во всю дурь
Как метамфетамин стал залогом побед гитлеровской Германии
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США