От шестнадцати и младше

Особенности региональных браков

Фото: Зубаир Байраков

«Свадьба тысячелетия», прошедшая в Чеченской Республике в минувшие выходные, в очередной раз подняла вопрос о предельно допустимой нижней границе брачного возраста в России. Нашлись сторонники и его увеличения до 21 года, и снижения до 16 лет. «Лента.ру» изучила ситуацию с брачным возрастом в российских регионах.

Статья 13 Семейного кодекса Российской Федерации гласит: «Брачный возраст устанавливается в восемнадцать лет. При наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц разрешить вступить в брак лицам, достигшим возраста шестнадцати лет. Порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста шестнадцати лет, могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации».

Таким образом, с одной стороны, возраст вступления в брак в России определен достаточно четко, с другой же — федеральное законодательство отдает «исключительные случаи» на откуп регионам, вообще не определяя эти самые случаи. Здесь и кроется целый ряд правовых коллизий, на которые не обратили внимание большинство активно обсуждавших свадьбу чеченского милиционера. Например, зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству Константин Добрынин заявил, что «у нас семейное законодательство, не региональное, а федеральное», хотя как раз волнующие всех вопросы отнесены к компетенции регионов.

При всей сложности данного предмета и его непосредственной близости к сфере уголовного права, никакой системы и логики в региональном законотворчестве касательно ранних браков не наблюдается. В некоторых регионах подобных законов вовсе нет, где-то принят местный Семейный кодекс, а в ряде областей и республик — законы, однотипно именующиеся «О порядке и условиях вступления в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет». Эти акты и определяют нижнюю возможную границу вступления в брак.

Удивительно, но, скажем, Семейный кодекс Татарстана, принятый в декабре 2008 года, в свое время ни у кого возмущения не вызвал, а ведь там черным по белому написано: «В виде исключения при наличии особых обстоятельств может быть разрешено вступление в брак лицам, не достигшим возраста шестнадцати лет». То есть нижняя граница вовсе не устанавливалась. Особые обстоятельства — это беременность, рождение ребенка, непосредственная угроза жизни одной из сторон, и «иные обстоятельства, которые могут быть признаны особыми». Эта формулировка может толковаться весьма широко. Чем, скажем, национальные традиции не особые обстоятельства? Ну и вишенкой на торте, конечно, было то, что вступающим в неравный брак совершенно необязательно быть прописанными в Татарстане.

Уже в декабре 2009 года в статью 10 Семейного кодекса Татарстана были внесены изменения. Так, пункт 3 серьезно расширили, убрав сомнительные моменты: «В виде исключения при наличии особых обстоятельств может быть разрешено вступление в брак лицам в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, имеющим место жительства в Республике Татарстан (далее — лицо (лица), не достигшее (не достигшие) возраста шестнадцати лет)». А пункт 4 той же статьи, напротив, сократили: «Особыми обстоятельствами, дающими право на вступление в брак лицу (лицам), не достигшему (не достигшим) возраста шестнадцати лет, являются беременность, рождение общего ребенка (детей) у граждан, желающих вступить в брак, непосредственная угроза жизни одной из сторон».

В других регионах другие особые обстоятельства. В проекте закона Алтайского края, внесенного в законодательное собрание весной текущего года, их всего лишь два: беременность (22 недели), прерывание которой невозможно из-за желания обоих лиц к ее сохранению либо противопоказано заключением медицинской комиссии, и рождение общего ребенка у лиц, желающих вступить в брак. В аналогичных законах Московской, Самарской, Калужской и иных областей указано то же самое — причем без уточнения срока беременности, а также «непосредственная угроза жизни одной из сторон». В законе же Тюменской области это все дополнено, как и в ранней версии Семейного кодекса Татарстана, «другими причинами», при этом уточнено, что «окончательное заключение о наличии других, не указанных в настоящей статье, особых обстоятельств выносит орган опеки и попечительства».

Помимо того что «иные обстоятельства» могут трактоваться крайне широко, в региональном семейном законодательстве существует и еще одна громадная дыра — та самая «непосредственная угроза жизни одной из сторон». Ни федеральные, ни региональные законы не указывают, что именно к таковым угрозам относится. В учебнике «Семейное право» Ирины Кузнецовой сказано, что угрозами могут считаться тяжелая болезнь, предстоящая серьезная операция и опасная командировка — однако все это лишь мнение юриста, а не законодательно установленные нормы.

Отсутствие единой базы регионального семейного законодательства привело к тому, что даже уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, комментируя «свадьбу тысячелетия», показал свою юридическую безграмотность, хоть и должен, по идее, разбираться в этом вопросе лучше всех. В частности, он сообщил: «В Семейном кодексе есть статья, что в исключительных случаях нижний предел устанавливается региональными властями. В Чечне — 17 лет (действует СК РФ, нижняя граница установлена в 16 лет — прим. «Ленты.ру»), в Башкортостане — 14 лет, в Московской области — 16 лет (согласно закону Московской области нижняя граница установлена в 14 лет — прим. «Ленты.ру»). Есть, где нет нижнего предела (на данный момент таких регионов нет — прим. «Ленты.ру»)».

С 1995-го (то есть с момента принятия Семейного кодекса РФ) по 2009 год региональные законы о «малолетних» браках были приняты в 18 регионах: Кабардино-Балкарии, Татарстане, Белгородской, Вологодской, Владимирской, Калужской, Московской, Мурманской, Нижегородской, Новгородской, Орловской, Ростовской, Рязанской, Самарской, Тамбовской, Тверской, Тюменской и Челябинской областях, причем в пяти из них нижняя возрастная планка установлена в 15, а не в 14 лет. За последние пять лет к ним присоединились еще девять регионов, включая Адыгею, Башкортостан, Тульскую область, Еврейскую автономную область и Ханты-Мансийский автономный округ. Заметим, что, несмотря на многочисленные упоминания закона «О порядке и условиях вступления в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет», якобы принятого парламентом Чечни в 2008 году и разрешающего при особых обстоятельствах снижение брачного возраста до 14 лет, обнаружить его текст или хотя бы номер и дату принятия документа нам не удалось.

Фактически большинство российских регионов (включая Крым и Севастополь, где в украинский период нижняя возрастная планка была установлена в 16 лет, согласно 22 и 23 статьям Семейного кодекса Украины) в аспекте брачного возраста до сих пор руководствуется исключительно федеральным законодательством, то есть за нижнюю планку принимается возраст в 16 лет.

И здесь скрыта еще одна правовая коллизия — дело в том, что согласно изменениям в Уголовном кодексе РФ, внесенным в соответствии с Федеральным законом №215 от 27 июля 2009 года, статья 134 кодекса («Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста») была дополнена примечанием 1, гласящим: «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой настоящей статьи (половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста), освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшей (потерпевшим)». В тех регионах, где «закон 14-16» до сих пор не принят, это примечание действует лишь де-юре, не работая де-факто, и не освобождает от наказания.

Очевидно, что подобный правовой разнобой в столь деликатной сфере, к тому же тесно стыкующейся с уголовным законодательством, требует скорейшей систематизации и приведения в порядок. Ну и не стоит забывать также, что возрастные рамки устанавливаются в национальных законодательствах в соответствии с Конвенцией о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков от 1962 года и призваны, в первую очередь, защищать права несовершеннолетних, а отнюдь не легализовать «традиционные» ранние браки.