Корпусные маневры

Конфликт вокруг кадетского корпуса в Воронеже вышел на федеральный уровень

Фото: cadet.vrn.ru

Провести аттестацию преподавателей и разработать федеральные стандарты кадетского образования — таковы рекомендации представителей Общественной палаты России, посетивших Михайловский кадетский корпус. Затяжной конфликт вокруг военно-учебного заведения вышел на поверхность около года назад, когда с третьей попытки был уволен директор корпуса, один из его создателей Александр Голомедов.

«Дети жалуются на ненадлежащее обращение с ними. Встреча с педагогами корпуса показала, что многие из них некомпетентны в вопросах воспитания и некорректно отзываются о своих учениках. О каком патриотическом воспитании может идти речь, если педагоги сами не знают, кто такой адмирал Ушаков?» — цитирует сайт Общественной палаты слова первого заместителя главы ОП Вячеслава Бочарова, вместе с коллегами посетившего Воронежский Великого князя Михаила Павловича кадетский корпус.

Таков промежуточный итог перемен в Михайловском корпусе, возрожденном энтузиастами в начале 1990-х. За это время было много хорошего и разного. Более тысячи выпускников из 12 регионов России, большинство из которых служат теперь в Вооруженных силах. Реставрация традиций прежнего, царского Михайловского кадетского корпуса: обмундирование, обращение «господа», все обустройство жизни в стенах интерната и, конечно, система воспитания. Мемориальная доска, посвященная генералу Каледину — атаману, выпускнику Воронежского кадетского корпуса: открытие, протесты коммунистов и недавний демонтаж  — тихий, без привлечения внимания. Переход корпуса из частной образовательной инициативы под государственную эгиду в 2005 году, переезд в нынешнее здание в 2007-м. Три попытки уволить создателя корпуса и его бессменного начальника Александра Голомедова. Первая окончилась выходом кадетов на площадь перед зданием областной администрации. Третья, успешная — демонстративным побегом более 50 воспитанников из расположения Михайловского корпуса. Смена начальства в сентябре. Кампания за возвращение Голомедова — в частности, поездка кадетов в Москву, приведшая к нынешней инспекции Общественной палаты. Наконец, «недобрый диалог» — так описывает воронежская пресса разговор представителей ОП, выпускников и родителей нынешних воспитанников, ратующих за возвращение прежнего директора. Не первый и наверняка не последний.

«Побег накануне начала нынешнего учебного года — эмоциональная реакция ребят, учеников корпуса, на увольнение Александра Ивановича Голомедова, — признает Галина Иванова, первый заместитель главы департамента образования, науки и молодежной политики Воронежской области. — Он, не буду скрывать, пользовался у кадетов уважением. Но мотив настолько серьезен, что…»

Мотив действительно весом. Инцидент, вылившийся в два уголовных дела: по насильственным действиям сексуального характера для кадетов старшего возраста и по халатности для Голомедова как должностного лица. Оба сейчас неспешно рассматриваются в суде. Следствие уверяет, что директор в свое время не отреагировал на рапорт, документировавший недостойное поведение учеников. Александр Голомедов уверяет, что рапорта не видел, и о том, что происходит на процессе, не говорит. Обо всем остальном — с охотой: «Когда в 2007 году мы пришли в нынешнее здание, мне русским языком было сказано: "Ты перебежал дорожку людям, которые на эту землю претендовали". Земля была в городской собственности, и я три года переводил ее в областную. Перевел. Вывел сторонние организации. Сейчас там в одном крыле остался только интернат для глухих... Здание было в убитейшем состоянии, — я своими руками корпус восстанавливал».

Родители кадетов подтверждают: все сам — и во многом за свои средства, с небольшим добавлением денег от заинтересованных мам и пап. «Лично я за свои ремонтировала туалеты», — говорит мать одного из кадетов, частный предприниматель. «Да, департамент выделял достаточно большие суммы на канализацию, воду, новые окна. Но на косметику вообще ничего не давалось. Можно ли отремонтировать почти 10 тысяч квадратных метров за 500 тысяч рублей? А я умудрялся, причем ежегодно. И в 2013 году в одно рыло выкрасил весь учебный корпус», — гордится сделанным Александр Голомедов.

«Летом прошлого года в департамент поступила информация от Следственного комитета о том, что в Михайловском корпусе произошел инцидент, связанный с насильственными действиями одного из кадетов по отношению к другим кадетам, — рассказала Галина Иванова. — В тот же день руководитель принял решение уволить директора Голомедова, что и произошло». Департамент воспользовался правом учредителя — с формулировкой «решение о прекращении трудового договора». С сентября корпус возглавляет Валерий Авдеев — полковник авиации, ранее работавший в Воронежской военно-воздушной академии. «Им проведена довольно большая работа, связанная с улучшением материально-технического состояния корпуса и его охраной. Сделаны ремонтные работы, появились душевая, постирочная. И, конечно, проводится обновление состава педагогических кадров», — подчеркивает Иванова.

Сторонники Голомедова цитируют одного из руководителей академии: «Корпус должен быть кузницей кадров для авиации. Всю эту царскую ***** (чепуху — прим. «Ленты.ру») нужно убрать». Если не цепляться к словам, то Воронеж с оборонной точки зрения — город прежде всего авиационный. Академия, развитое и в целом пережившее распад СССР самолетостроение — все это здесь. Соответственно, все сколько-нибудь интересное рано или поздно попадает в поле зрения чиновников от военной авиации. Знатоки вопроса удивляются, как детищу Голомедова и его коллег-реконструкторов удалось столько продержаться. «Развивайся, расширяйся по своей линии, кто мешает. Но встраиваться в совсем другое учебное заведение — это со стороны летчиков своего рода рейдерский захват», — полагает Андрей Малов, один из бывших коллег Голомедова по корпусу.

«Такой вариант рассматривается как один из возможных для департамента, — подтверждает Галина Иванова. — У кадетского корпуса большая история. И при любых преобразованиях его традиции сохранятся. Перепрофилирование — это пока что намерения, пожелания. Насколько они будут реализованы, станет ясно после всестороннего рассмотрения этого вопроса, чтобы понимать, что в интересах обучающихся. Нужно понимать, что армия у нас современная, и готовить надо к службе в ней. Безусловно, сохраняя знания об истории военного образования в России».

«Уложиться в минимальную сумму и одеть во все — от исподнего до исторической формы, — описывает свои главные задачи Голомедов. — Что ж, я официально выгреб излишки обмундирования с кронштадтских складов ВМФ, привез в Воронеж. Все ребята теперь — в шинелях, гимнастерках. Везде, где мы были, говорили: "Это настоящие кадеты". Нет ничего лучше старой российской формы образца 1907 года. Дисциплинирует — куда там камуфляжке!..»

«То, что было хорошего в нашей истории, нужно сохранить, — подтверждает полковник Авдеев. — Но история продолжается, Россия развивается. Нужно вносить новое, учиться не только на прошлом. Для этого мы прилагаем все усилия». Среди хорошего от Голомедова и его команды Авдеев называет собственно создание корпуса — «одного из первых в России: тут и элементы кадетского воспитания детей, и приучение к порядку, самодисциплине, ответственности». Среди нынешних заслуг — возрождение кадетских советов, звена младших командиров. При прежнем директоре это тоже было — но, по мнению Авдеева, «полуформально, не особо развиваясь, а мы выводим это на официальную сторону».

У корпуса теперь есть три договора о сотрудничестве и предпрофессиональной подготовке: с военно-воздушной академией и институтом МВД в Воронеже и с Михайловской академией артиллерии в Санкт-Петербурге. «Этот выпуск мы готовили больше для воздушной академии — с ними был первый договор, — подчеркивает начальник. — Дальше выпускные классы будут разбиты на роты — в зависимости от того, кто куда будет поступать». В планах — сотрудничество с институтом МЧС и учебным заведением УФСИН: один из двадцати нынешних выпускников корпуса пожелал пойти туда, остальные — в авиацию.

«Наши выпускники — в широчайшем спектре военных вузов: от медицинской академии до общевойскового командного училища. Как можно мальчишку профилировать заранее? — недоумевает Голомедов. — Мы готовили будущих офицеров, наш выпускник — на уровне готового сержанта-мотострелка. Плюс внутренний заряд, вопросы чести и достоинства, основанные на традиции царских кадетских корпусов. Куда хочет, туда потом с такой подготовкой и идет».

Пока еще все в корпусе — господа, не товарищи. «Никто ломать не будет, все будет решаться в первую очередь с учетом мнения детей», — уверяют в департаменте. «Думаю, со временем дети сами придут к обращению "товарищ", — полагает Валерий Авдеев. — В основном ведь они идут в систему Министерства обороны. Очень тяжело перестраиваться после поступления в военный вуз. Нужно приходить к одной системе. Но приказом этого делать нельзя». Преподавательский состав обновился, по словам Авдеева, процентов на десять: «Педагоги здесь были сильные. Кто считал нужным уйти — ушел в начале учебного года. Из трех замов я поменял двух. А вот воспитателей сменил процентов на семьдесят». Кто не смог ответить Общественной палате про Ушакова — старый или новый сотрудник, — история умалчивает.

Конфликты с начальством из департамента, интерес авиационного начальства к готовому учебному заведению — это, по Александру Голомедову, весомые, но недостаточные причины его нынешних неприятностей. Главной причиной он считает земельный вопрос и его возможное решение в пользу неких застройщиков. «Целесообразно рассмотреть формирование условно свободных земельных участков общей площадью в 0,6, 0,7 и 1,5 гектара», — рекомендует акт последней проверки кадетского корпуса областным департаментом имущества. «Кадастровая стоимость участка составляла в 2009 году 435 миллионов рублей. И вдруг в 2013 году — при нашей инфляции, удорожании всего — она подешевела на 90 миллионов! И если в девятом году было написано "целевые земли", то в акте последней проверки — уже "неиспользуемые"», — показывает бумаги Голомедов.

Официальный ответ на запрос «Ленты.ру», полученный из департамента образования, сообщает, что проверки «с целью мониторинга эффективности использования имущества Воронежской области» проводятся регулярно, и кадетский корпус — не исключение: «По результатам проверки был подготовлен план мероприятий по дальнейшему использованию данного земельного участка. Изъятие имущества из оперативного управления КОУ КШИ ВО "Михайловский кадетский корпус", а также из областной собственности не планировалось».

«На момент, когда директором был Голомедов, право собственности не было закреплено, — объясняет Галина Иванова. — С приходом нового руководителя все документы были оформлены, ни одного метра земли на сегодняшний день у нашего кадетского корпуса никто не забрал и не планирует. И так все останется впредь. Я отвечаю за свои слова: никаких планов по изъятию земель не было».

На самом деле все вполне объяснимо. В 2007 году, когда директору Голомедову говорили «ты перешел дорожку», вполне могли существовать планы точечной застройки — как «здесь и сейчас», так и на перспективу. С тех пор, однако, случилось два кризиса в масштабе страны, не считая печальных экономических реалий дотационного региона. С другой стороны, кадетский корпус получил от государства здание с большой территорией. Впоследствии учебное заведение затянуло с документами на собственность, а также с планами на развитие в ближайшие годы. Соответственно, департамент имущества высылал выездные проверки и по итогам направил акты о «лишних» неиспользуемых землях. Вполне логично — и по закону, и по административной логике: ведь в случае чего вышестоящие будут спрашивать не с директора корпуса, а с имущественного ведомства в целом. Теперь земли кадетского корпуса оформлены — исчезли и претензии. Все четко.

Но если так, следует признать и то, что у директора Голомедова в 2014 году был только один выход: дать делу о непотребном поведении кадетов ход. Либо сообщить правоохранительным органам, либо как минимум выгнать малолетних участников секс-скандала из корпуса, от греха подальше. Голомедов — опытный руководитель, долгие годы выживавший в крайне враждебной среде и справившийся с двумя попытками увольнения — не мог не понимать, что третья попытка, да еще с такой подоплекой, окажется успешной на сто процентов.

И та же логика подсказывает, что абсолютное административное бездействие начальника кадетского корпуса могло иметь место только в одном случае: если он действительно не видел официального рапорта о предосудительных действиях кадетов. Впрочем, как и когда на самом деле появилась бумага, найденная следователями, предстоит выяснить суду. На вопрос о том, что делать в случае положительного для Голомедова решения по делу о халатности, Галина Иванова ответила: «Будем поступать в соответствии с законом. Если суд вынесет оправдательный приговор, департамент вернется к вопросу о руководстве Михайловским кадетским корпусом».

Пока же на повестке дня, судя по выводам Общественной палаты, единые стандарты кадетского образования для всей страны и необходимость примирить защитников Голомедова и сторонников нового подхода к развитию Воронежского кадетского корпуса. «Лента.ру» будет следить за развитием ситуации.

Воронеж — Москва