«В тюрьме сам бог велел использовать силу по полной»

Правозащитник Андрей Бабушкин о том, чем опасен для общества «закон садистов»

Фото: Комсомольская правда / Russian Look

В минувшую среду в Совете по правам человека при президенте РФ (СПЧ) прошло специальное заседание, посвященное соблюдению прав граждан в местах лишения свободы. В центре дискуссии был поступивший в Госдуму законопроект о применении силы и спецсредств в отношении заключенных. Правозащитники окрестили документ «законом садистов». О том, откуда взялась эта инициатива и чем она может обернуться для российских зеков, «Ленте.ру» рассказал член СПЧ, председатель правозащитного комитета «За гражданские права» Андрей Бабушкин.

«Лента.ру»: Почему правозащитники назвали этот документ «законом садистов»?

Бабушкин: Мы впервые ознакомились с ним в декабре прошлого года во время экспертизы в правительстве. Мы сразу поняли, что это совсем не то, что нужно, и ничего кроме проблем от этого закона мы не получим. В нем столько дыр и размытых формулировок, что он позволяет практически без ограничений применять силу и любые спецсредства в отношении заключенных. На законных основаниях и буквально по каждому поводу. Страшно подумать, как этим воспользуются недобросовестные сотрудники пенитенциарной системы, которые и сейчас допускают крайнюю жестокость в отношении граждан.

Откуда же он такой взялся?

Эта история началась еще в 2011 году, когда был принят закон «О полиции». Тогда все силовые органы, включая и ФСИН России, решили привести свои нормативные акты в части применения физической силы, спецсредств и оружия в соответствие с новым федеральным законом. Речь шла о том, в какие части тела нельзя наносить удары, в отношении кого нельзя применять физическую силу, разъяснялись ограничения по применению физической силы, говорилось о соразмерности этой силы и так далее — около десяти правовых норм. И были подготовлены поправки, в том числе в закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы».

Похвальная инициатива.

В общем, да. Но надо учитывать, что полиция, в отличие от ФСИН, применяет спецсредства и силу в отношении действующего нарушителя, который представляет реальную угрозу здесь и сейчас. Авторы этих поправок, видимо, подумали, что раз в отношении людей, чья вина еще не доказана, можно применять столь жесткие меры, то в тюрьме в отношении преступников сам бог велел использовать и силу, и спецсредства по полной программе.

Определенная логика тут присутствует.

Но проблема в том, что они свалили в одну кучу все нарушения, которые только могут быть в местах лишения свободы. В одном ряду оказались и нападение на вооруженного сотрудника, и несоблюдение режима. Вынос хлеба из столовой, курение в неположенном месте, распитие чая в ночное время, написание жалобы на приговор в неположенное время, переход в соседний локальный участок — это нарушение режима. Успешно пресекается посредством устного предупреждения. Я посетил порядка двухсот колоний и не припомню ни одного случая, когда заключенный в ответ на требование сотрудника не курить в неположенном месте нападал бы на него. В общем, авторы первой редакции создали закон, применение которого принесло бы больше вреда, чем пользы.

Была и вторая редакция?

Да. Вместе с рабочей группой правительства по изменению концепции реформы уголовно-исполнительной системы мы взялись исправить эти недостатки. Всего десять человек. Одни прежде сами работали в системе исполнения наказаний, другие неоднократно посещали места лишения свободы как общественные наблюдатели. Были и представители ФСИН и Минюста. Нам удалось создать более-менее вменяемый вариант, с которым уже можно иметь дело. По крайней мере, острой идиосинкразии у гражданского общества он не вызывал. Мы ожидали, что именно его внесут в Госдуму, но почему-то внесли первый вариант, увиденный нами в декабре.

Почему?

Никто не знает. Возможно, по ошибке. А возможно, какие-то силы хотели организовать провокацию против руководства ФСИН, действительно настроенного на реформу ведомства.

Чем на практике может обернуться применение такого закона?

Тем, что сотрудники получат право применять наручники, резиновые дубинки и другие спецсредства в отношении тех, кто допускает самые незначительные нарушения. Я, кстати, в этом году посетил шесть регионов и опросил около ста сотрудников исправительных учреждений. Так вот, среди профессионалов, которые качественно выполняют свои обязанности, никто не пожаловался на то, что действующее законодательство не позволяет им применять спецсредства в тех объемах и в случаях, оговоренных в новом законопроекте.

Но судя по заявлениям правозащитников, так считают далеко не все сотрудники.

Не все. Нарушений много. Часто сталкиваемся с тем, что наручники используют в отношении пациентов медицинских стационаров. Лежат они прикованные сутками. Это недопустимо. Регулярно нарушаются требования директора ФСИН об обязательной видеофиксации при применении спецсредств. В некоторых регионах, таких, например, как Мордовия или Челябинская область, это приобретает характер эпидемии. Распространенное нарушение — применение резиновой палки за невыполнение требований сотрудника. Действующий закон этого не позволяет.

А новый?

С новым, боюсь, фактов применения силы, оружия и спецсредств станет больше, причем в разы. Больше будет и случаев незаконного применения. А роль социальных и воспитательных механизмов воздействия, напротив, снизится. Зачем совершенствовать методы воспитательной работы, если можно, поигрывая резиновой палкой и хватаясь за пистолет, решать любые проблемы.

Любые?

Ну, а что? Вот один из пунктов допускает применение спецсредств для пресечения нарушений режима содержания. А что это такое? Это если человек в ночное время вышел на улицу покурить. А к нему теперь можно применить резиновую палку, специальные газовые средства, электрошокер и даже собаку. А в случае неповиновения осужденного, если он, например, отказался встать в строй, можно использовать еще и огнестрельное оружие. Оружие можно использовать в случае групповых нарушений общественного порядка. Например, группа осужденных во время воспитательного мероприятия или ночью вышла на улицу и скандирует: «Требуем прокурора!» Новая редакция позволяет стрелять. Противоправные действия — осужденный высморкался в занавеску. Тоже можно применить в отношении такого нарушителя оружие. Примеры я могу приводить очень долго. Но самое печальное, что во всех статьях о применении оружия ничего не сказано о том, что сотрудник должен добиваться нелетального применения. Не стрелять в голову, а например, в ногу. Этого нет.

Но есть же случаи когда применение всего этого арсенала оправдано?

Конечно, есть. Но тех нарушений, которые действительно требуют применения спецсредств, наберется не более десяти процентов. И это в законе надо четко определять. Потому что существует старое правило: если закон можно неправильно использовать, он будет неправильно использован. Если есть возможность расширенного толкования закона, он обязательно будет истолкован не так, как этого хотел законодатель. Подтверждений тому масса.

А как же контроль со стороны вышестоящего руководства?

Новый закон предписывает ставить в известность вышестоящее руководство и прокурора о применении спецсредств и оружия не позднее, чем за 24 часа. Но мы помним, что произошло в колонии Копейска, где были убиты четыре человека. Там с момента убийства до доклада в Москву прошло всего восемь часов, но за это время уже были сфальсифицированы доказательства, и закончилось все, как мы знаем, скандальным разбирательством и судебным процессом. Я не понимаю, что мешает при современном уровне развития связи уведомить прокурора в течение 24 часов? Совершенно непонятно.

В Мордовии мы столкнулись с ситуацией, когда сотрудники межрайонного следственного отдела, получив жалобу от осужденного на незаконное применение спецсредств, поручают разобраться в этом оперуполномоченного из того же учреждения. Получается, что этот сотрудник собирает доказательства на своего же коллегу, с которым они по вечерам чай пьют. А еще в новой редакции написано, что сотрудник должен руководствоваться в своей деятельности не законом, а приказами и распоряжениями руководителя подразделения. Но распоряжения, как мы знаем, могут быть разными. Этот закон в первую очередь опасен для молодых, неопытных сотрудников, у которых может возникнуть соблазн прибегнуть к простым и неверным решениям.

Стоит ли ожидать новую волну насилия и повторения таких ситуаций, как в Копейске или Кировограде?

Определенно можно сказать, что ситуация в местах лишения свободы обострится. Конфликты ужесточатся. Они будут принимать все более антагонистичный и непримиримый характер. В итоге авторитет работников ФСИН укрепить не удастся, и этот закон окажет им медвежью услугу.

Вернуть его нельзя?

Из Думы? У нас таких полномочий нет. Будем работать с тем текстом, который внесен. Снять его со слушаний мы не требуем, но постараемся убедить правительство провести техническую замену. Просто поменять эту редакцию на ту, которую мы вместе подготовили.

Ну а представители заинтересованных ведомств что думают о внесенном законопроекте?

В Минюсте отзывались о нем весьма критически и признали, что там не были учтены многие полезные доработки. Ну а представители ФСИН были вынуждены защищать этот закон, хотя и они отметили, что по многим позициям с нами согласны. Это дает мне надежду на то, что поправки все же будут доработаны перед вторым чтением.

подписатьсяОбсудить
Опять задержка...
Невыплаты зарплат становятся основной причиной трудовых конфликтов
Празднование итогов референдума. Симферополь, 16 марта 2014 года«Чем ярче эйфория, тем тяжелее отходняк»
Кумовство, коррупция и бездорожье — что говорят крымчане о жизни на полуострове
Представители избирательной комиссии у оленеводов в ЭвенкииСамое место
МКС, вертолет, яранга и другие необычные помещения для голосования
Индийская богиня Кали — воплощение природных сил, а также созидания и разрушения.Батька Лука
Кем был загадочный прародитель всего живого на Земле
Планета Х напоминает НептунАнтихристы с Нибиру
Как Планета Х наклоняет Солнце и вызывает катаклизмы на Земле
Палач всея Руси
Кровавые и бесчеловечные убийства, совершенные Иваном Грозным
Мистер Кайф
Чьей жизни завидуют в соцсетях
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей