Они утонули

Наводнения в российских городах выявили новый уровень застарелых муниципальных проблем

Одна из центральных улиц Нижнего Новгорода
Фото: Роман Яровицын / «Коммерсантъ»

Москва, Курск, Липецк, Воронеж, Екатеринбург, Сочи — вот далеко не полный перечень наводнений последних двух недель. Небывалые дожди показали, что о глубине, казалось бы, привычных проблем с городским хозяйством России — вне зависимости от бюджета и статуса — было известно далеко не все. Одним из символов новой коммунальной катастрофы стали многочисленные видеоролики, зафиксировавшие заплывы горожан через затопленные улицы.

«Вот почему на это внимание обращают, а на работу чрезвычайных служб — быструю, слаженную, оперативную — нет? А ведь мы минимум на четверку с плюсом сработали», — оценивает труд подчиненных полковник Иван Лунев, глава Курского областного управления МЧС. «Это» — в очередной раз запущенный ролик с молодым человеком, переплывающим улицу у курского центрального рынка, прямо между затопленных машин и над трамвайными путями: полмиллиона просмотров в сети. Прогноз был «на сильные осадки», но что они окажутся столь обильными — чуть ли не рекордными за всю историю наблюдений — не ожидал никто.

Курск — 58 миллиметров осадков за полчаса при месячной норме в 72. Сочи — почти 100 из 130. В Воронеже чуть поменьше — до половины среднемесячного объема, но результат — полсотни затопленных домов и погибшая пенсионерка. А наводнение в Екатеринбурге обострило привычный конфликт между властями города и области. В сетевых СМИ региона заявление мэра Евгения Ройзмана: «Совершенно обычная история для любого города. Вода почти ушла, я объезжал», — монтируется с очередным видеороликом, где отчаянный гражданин ныряет в лужу близ екатеринбургского Дома кино на улице Малышева. Прозвище «мокрый мэр», придуманное противниками Евгения Вадимовича, имеет немало шансов прижиться на определенное время.

Насколько деятельным оказалось участие региональных глав в проблемах своих «столиц»? Так, поиск в новостях по словам «Воронеж наводнение Гордеев» свежих результатов об активности губернатора Воронежской области при потопе не приносит. В Липецке, где выпавшая за два часа треть месячной нормы дождей напугала посетителей двух крупных торговых центров — в одном прорвало крышу, другой основательно подтопило, — судя по всему, тоже обошлось без активного участия Олега Королева. А вот в Сочи, где из-за ливней три разлившиеся реки затопили Адлерский и Хостинский районы, включая перестроенные к Играм вокзал и аэропорт, никого искать не пришлось: исполняющий обязанности губернатора Краснодарского края Вениамин Кондратьев моментально прибыл на место и взял управление на себя. Попутно Кондратьев, выражавшийся по поводу происходящего весьма жестко, пообещал разобраться с тем, куда ушли деньги на ливневую канализацию, выделенные в рамках предолимпийской подготовки. И добавил: «Ведь изначально понимали, в каком месте расположен город Сочи. И это необходимо было учитывать, делать современные ливневки».

Слухов о том, что городскому начальству несдобровать, поначалу было не меньше, чем страшилок из серии «в Кудепсте, когда воду откачали, двадцать два трупа нашли, мамой клянусь». Затем ложные сведения о жертвах наводнений исчезли, а вот сплетен о неприятностях в сочинских верхах стало только больше, когда мэр Сочи Анатолий Пахомов не появился на открытии международной профессиональной цирковой премии «Мастер». Мероприятие федеральное — от Росгосцирка, гости — именитые цирковые со всего мира, на закрытии ожидается министр культуры Мединский. А на открытие прибыл вице-спикер Госдумы Андрей Исаев: зачитал приветствие спикера Нарышкина и пожелал городу поскорее справиться с последствиями стихии. После наводнения прошло двое суток, основные последствия ликвидированы, так что по протоколу подъехать в цирк на четверть часа Пахомову было, пожалуй, необходимо. Сочи, однако, представляла Ирина Романец, профильный вице-мэр.

На следующий день последовало заявление пресс-службы и.о. главы края с первыми выводами: «На Сочи обрушился залповый шквальный субтропический ливень. На сегодня это основная версия произошедшего. Наводнение также связано с рельефом местности». Мэр Пахомов ранее утверждал, что ливневые канализации были спроектированы по всем правилам, — но к выпавшим объемам они оказались не готовы. Окончательное решение вынесет комиссия.

Следует ли считать заявление отходом власти региона на прежние позиции — или же комиссии предстоит выяснить, что ливням помогли негодные ливневки? Учитывая близость выборов краевого губернатора (сентябрь — прим.«Ленты.ру»), целесообразно все же склониться ко второму варианту, с той или иной степенью жесткости последствий. У кампании — свои законы, а неприятные вопросы про олимпийский Сочи могут последовать не только от избирателей, но и из Москвы, где к наследию Игр-2014 относятся не менее последовательно, чем к самим «жарким, зимним». Не говоря о том, что Бочаров Ручей — это тоже здесь. К слову, резиденция главы государства не пострадала.

В Курске, которому медийная раскрутка Сочи и не снилась (что, наверное, неплохо), в принципе довольны тем, что стихия в кои-то веки обратила на город внимание федеральных каналов, хотя прославиться соловьиному краю наверняка хотелось бы чем-то другим. Отсюда более чем понятное желание курян разных уровней показать, что с невиданной до сих пор бедой здесь справились в кратчайший срок, а за половину суток и вовсе не оставили от нее следа. Уж точно не хуже, чем в Москве, пострадавшей от ливней в тот же день.

«Буквально накануне весеннего паводка наше предприятие по благоустройству прочистило все ливневки, — объяснил корреспонденту «Ленты.ру» глава администрации Курска Николай Овчаров. — И еще после дождя в мае. Не такой крупный был, но тоже хороший дождь. А в эту субботу за какие-то двадцать минут выпало почти месячное количество осадков».

Верхняя Луговая, улица Александра Невского — это торговые улицы: Центральный рынок, несколько ТЦ и памятник предпринимателю, установленный в сентябре прошлого года местным бизнесменом Грешиловым. Предприниматель везет по карте России воз, заваленный мешками с надписями «коррупция», «кредиты», «согласования» — в сторону столба с надписью «Будущая Россия». Концептуально и утешительно. Около памятника — один из ливневых колодцев, оказавшийся забитым: «Туда нанесло много мусора, пакетов с рынка и недавно закрывшейся ярмарки. Но все службы сразу подняли по тревоге, отреагировали. Вода ушла через полчаса», — объясняет Овчаров.

Нижняя Набережная, Ендовищенская — еще ниже в котловине: частный сектор, людей — десятки. Из упорных, переживших и советскую борьбу с собственным жильем в городе, и желание новых властей все в опасной зоне снести. «И построить, например, укрепленную полосу отчуждения, чтобы защитить город снизу», — предлагают вариант в региональном МЧС. Люди, и без того подтапливаемые с разной степенью регулярности и тяжести последствий, в основном переезжать отказываются. Причина в одном слове: огород.

Правда, нынешнее наводнение вышло за всякие рамки даже для старожилов. Одна семья вроде бы согласна обменять домик на новую двухкомнатную квартиру. В мэрии ждут, что остальные жители проблемных домов тоже перестанут коллекционировать на своих мобильных свидетельства многочисленных подтоплений и заживут нормальной городской жизнью, пусть и без огорода. «Миллионов двадцать пять — тридцать, — определяет совокупную цену квартирного вопроса Николай Овчаров. — Только этих денег у города нет». Но ради такого случая можно будет попросить область, — вроде бы по поводу Нижней Набережной согласие достигнуто уже давно.

Тем временем в Москве попробуют выяснить, куда пошли деньги, выделенные на столичную ливневку в 2015 году, — такой запрос направил генпрокурору Юрию Чайке депутат Госдумы Александр Агеев. По данным запроса, на содержание и совершенствование систем водоотведения в столице на нынешний год выделено около 18 миллиардов рублей. Или, проще говоря, три полных годовых бюджета Курска, включая межбюджетку — областные трансферты и федеральные программы, за которые удалось зацепиться. При этом осадков в ту злополучную субботу на Москву выпало чуть более 30 миллиметров — весомо, но почти в два раза меньше, чем на Курск. Здесь, однако, со стихией справились быстрее и без особых потерь. Хотя холмы круче, чем в Москве, и котловина, начинающаяся от курской Красной площади, поглубже.

«Это, так сказать, шутник. Он плыл-плыл, а потом встал — вода ему по колено. Я же смотрел этот кадр», — говорит мэр Овчаров, возвращаясь к ставшему популярным ролику. Полковник МЧС Лунев неодобрительно называет подобные заплывы «пиарством» и призывает внимательнее относиться к информации из интернета: «Я бы хотел отметить, что сейчас в социальных сетях появились старые видеоролики, которые выдаются за нынешние. А на самом деле это материалы двух- трехгодичной давности». В мэрии также призывают не верить неавторизованным сводкам. «Ила, говорили, нанесло сорок сантиметров. А я вот в этих туфлях по домам и вокруг ходил, замазался только чуть-чуть», — показывает Овчаров на свою остроносую черную обувь.

В чем солидарны и мэрия, и МЧС, и жители — в том, что убирать за собой с улиц надо сразу и тщательно. Особенно после торговых сессий на свежем воздухе. «А проверки малого и среднего бизнеса нам запрещены», — не то жалуются, не то просто констатируют в курском и сочинском МЧС. Заветы «не кошмарить», похоже, действуют и после президентства Дмитрия Медведева, но по части чистоты на ливневых маршрутах что-то наверняка будет учтено и скорректировано.

Износ старых ливневок. Неадекватность новых дренажных сетей. Человеческий фактор. Просчеты синоптиков плюс невиданный объем осадков. Традиционное сочетание бюджетной скудости и проблемной географии. Причин может быть — да и есть — сколько угодно. И все они иллюстрируют один и тот же факт: летом 2015 года города России, вне зависимости от расположения, зажиточности и статуса — поскольку июньский потоп в центре столицы не менее других нуждается во вдумчивом исследовании, если не в расследовании, — оказались не готовы к наводнению. Следует полагать, что по итогам разбора полетов появится что-либо системное и комплексное от федерального правительства — хотя бы список квалифицированных рекомендаций муниципалитетам, что само по себе небесполезно. А пока свои тысячи просмотров набирает новый ролик: Миасс, Челябинская область, где очередной шутник переплывает затопленную улицу на красный свет.

Курск — Сочи — Москва