Минская выдержка

Почему Россия хочет сохранить соглашения по Украине

In this photo taken Monday, June 22, 2015, a Ukrainian serviceman from the Kiev-2 volunteer battalion uses binoculars at the frontline in the village of Krymske, east Ukraine.  Few places along the front line in east Ukraine see regular fighting as bitter as the village of Krymske. For now, Krymske is in the hands of Ukrainian government forces and the volunteer battalions that fight alongside them. (AP Photo/Evgeniy Maloletka)
Фото: Евгений Малолетка / | AP

Ситуация с Минским соглашением (которое называют «Минск-2») становится с каждым днем все более неопределенной. Стороны не просто не продвигаются в его реализации — даже вроде бы выполненные пункты (например, самый первый — режим прекращения огня) фактически денонсируются. Получается, что из всех участвующих в процессе сторон заинтересованной в выполнении соглашений является лишь Москва, которая фактически даже не является стороной конфликта. Неудивительно, что все большее число экспертов со все большим скепсисом смотрят на перспективы «Минска-2» и говорят об альтернативах. Лидируют два варианта: новая война и «Минск-3». «Лента.ру» попыталась разобраться, стоит ли России отказываться от «Минска-2».

Выгодно со всех точек зрения

Безусловно, подписанный в белорусской столице документ был крайне выгодным для России. Москва добилась практически всего, чего хотела, — как в тактическом, так и в стратегическом смысле.

В частности, ополченцам не только позволили удержать занятые в ходе январско-февральского наступления территории, но и дали дополнительное время на зачистку дебальцевского котла. Кроме того, сами ополченцы в тексте документа были названы «вооруженными формированиями отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины» — без слова «незаконные» и тем более без слова «террористические», как их именуют в Киеве. Никакого разоружения этих группировок и тем более их вывода с территории Донбасса соглашение не требует — более того, оно дает возможность их легализации через превращение в «силы народной милиции».

В стратегическом же плане «Минск-2» фактически легализовал контроль ополченцев за границей между непризнанными республиками с одной стороны и Россией с другой. Согласно подписанному документу, Украина получит контроль за границей только после того, как примет согласованные с ополченцами поправки в конституцию, предполагающие децентрализацию власти. На все про все у Киева время до конца года.

Эта привязка, по сути, является важнейшим элементом Минских соглашений и представляет собой вилку украинской власти с четко указанным временным промежутком для принятия решений. Если Украина до конца года не согласует с ополченцами конституционные поправки и не примет их, то сама будет виновата в «приднестровизации» Донбасса. Если же Украина их примет, — для Москвы это самый оптимальный вариант. Согласованные с ополченцами условия будут означать фактическую федерализацию Украины, чего и добивается Владимир Путин в течение долгого времени.

Широкая федерализация Украины с передачей регионам полномочий в области экономики, образования, языка и культуры является единственным невоенным выходом из украинского конфликта — причем как для Киева, так и для Брюсселя с Москвой. Широкая децентрализация и передача полномочий в регионы снизит уровень напряженности и конфликтности разных частей страны, населенных разными людьми с разными языками и разными взглядами на национальную историю. Кроме того, федерализация сделает Украину нейтральным государством, власти которой будут вынуждены поддерживать стабильные рабочие отношения как с Россией, так и с Евросоюзом. А значит — и дальнейший конфликт между Москвой и Брюсселем за контроль над Киевом попросту нивелируется, что позволит обеим сторонам начать диалог по восстановлению отношений хотя бы до нейтрального уровня.

Порошенко мир не нужен

Однако у официального Киева принципиально иной взгляд на достигнутые в белорусской столице договоренности, — они для украинских властей неприемлемы. И не только потому, что администрация президента и Верховная Рада выступают резко против любой федерализации страны. Минские соглашения писались и подписывались как «дорожная карта» по разрешению внутреннего конфликта на Украине. В Киеве же подчеркивают, что не рассматривают гражданскую войну на Донбассе как гражданскую войну, — они позиционируют ее не просто как освободительную по защите от России и «террористов» из числа жителей ДНР и ЛНР, но и чуть ли не как третью мировую, где Украина является передней линией обороны Европы от российских танков, рвущихся к Варшаве и Берлину. При таком подходе им нужна не имплементация Минских соглашений, а максимально широкая интернационализация гражданской войны с вовлечением в нее европейских союзников.

Именно поэтому Петр Порошенко начал саботировать «Минск-2» сразу же по возвращении из белорусской столицы и продолжает изыскивать средства для отмены или пересмотра пунктов Минского соглашения. Так, Киев сразу же отказал ополченцам в амнистии, предусмотренной текстом соглашения. «Эта амнистия никоим образом, подчеркиваю это, не может быть предоставлена тем, кто был задействован и привлечен к преступлениям против человечности. Это абсолютная позиция, которая была однозначно подчеркнута в рамках переговоров», — заявил Павел Климкин, хотя в итоговом тексте соглашения такой оговорки не было. Кроме того, одной из идей украинского президента по модернизации Минских договоренностей является предложение по вводу на Донбасс миротворческого контингента. Сама по себе идея понятна, однако Петр Порошенко требует, чтобы, во-первых, это был исключительно миротворческий контингент Евросоюза, и во-вторых, чтобы миротворцы стояли не только вдоль линии между войсками Украины и ополченцев, но и вдоль границы между Россией и непризнанными республиками. То есть взяли ее под контроль. Против такого закона выступила не только Россия, но и страны Евросоюза, не горящие желанием втягивать свои армии в украинскую гражданскую войну, однако Верховная Рада все равно приняла закон, позволяющий реализовать такой сценарий, а сам президент продолжает муссировать эту тему.

Еще одним — и куда более серьезным — шагом Петра Порошенко по срыву Минского процесса стал фактический отказ имплементировать все политические пункты подписанного документа до проведения на Донбассе местных выборов и придания лидерам региона легального статуса. Проблема в том, что Киев требует проведения этих выборов на своих условиях, предполагающих, в частности, вывод всех подразделений ополченцев с территорий ЛНР и ДНР до начала процедуры голосования. Очевидно, что это требование не может быть выполнено.

Украина не просто блокирует Минский процесс — она его срывает. Петру Порошенко, по сути, нужна война. Она позволит консолидировать недовольное его правлением население, сорвет российско-европейские переговоры и вынудит Запад оказать большую поддержку нынешнему украинскому режиму. Однако сам Киев начать войну не может, поскольку ему это строго-настрого запрещено западными партнерами и спонсорами, поэтому украинские власти делают все возможное для того, чтобы эту войну начали ДНР и ЛНР. Для этого Украина мало того, что открыто нарушает первый пункт Минского соглашения (предусматривающий прекращение огня) и обстреливает города ДНР и ЛНР, но и дестабилизирует ситуацию в Приднестровье.

Проявить выдержку

Теоретически, конечно, можно было бы надавить на украинского президента и вынудить его вернуться к соблюдению «дорожной карты», благо у России есть для этого инструменты. Прежде всего — экономические: вся судьба дальнейшего кредитования Украины со стороны МВФ зависит от того, согласится ли Кремль (в числе других кредиторов) на реструктуризацию украинского долга. Более того, Москва имеет все возможности потребовать немедленной выплаты трех миллиардов долларов, которые она дала Киеву в кредит в конце 2013 года. Впрочем, такого рода шаги лишь на руку Петру Порошенко, поскольку дадут украинской пропаганде необходимые аргументы для того, чтобы выставить Россию агрессором и виновником всех нынешних и будущих экономических проблем Украины. Если уж и оказывать экономическое принуждение, то только вместе с Евросоюзом, который тоже вроде как заинтересован в соблюдении «Минска-2». Однако проблема в том, что ЕС не просто уклоняется от решения этих важных вопросов, но и возлагает на Россию вину за срыв минского процесса.

В этой ситуации будет целесообразно в очередной раз проявить выдержку. Если до конца года Киев не примет поправки в конституцию, согласованные с ополченцами в ходе переговоров, тогда даже ЕС придется признать, что минский процесс сорван Украиной. Разочарование населения в лозунгах Майдана и возможный приход к власти более трезвых политиков позволят начать серьезное обсуждение процесса федерализации и мира на Донбассе. И Москва заинтересована в том, чтобы эти обсуждения шли именно на базе «Минска-2».

подписатьсяОбсудить
Rostov's Sardar Azmoun reacts leaving a pithc after the Champions League Group D soccer match between Rostov and PSV Eindhoven, in Rostov-on-Don, Southern Russia, Wednesday, Sept. 28, 2016. (AP Photo/Str)Дон, банан
Какое наказание грозит «Ростову» за расистскую выходку болельщиков
День за дном
Российские ЦСКА и «Ростов» после второго тура ЛЧ оказались на последних местах
Сэм ЭллардайсСтрасти по четвертой власти
Как журналисты уволили главного тренера футбольной сборной Англии
Кубок мира. Канада — Европа. Видеотрансляция «Ленты.ру»
Европейцам необходимо побеждать, чтобы сохранить шансы на титул
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США