Новости партнеров

Букет Кубани

Краснодарский край вступил в первую за полтора десятка лет губернаторскую кампанию

На Кубани определились с количеством претендентов на пост главы Краснодарского края. Документы в избирком подали шесть кандидатов, включая и.о. губернатора Вениамина Кондратьева. Кампания призвана не только выявить победителя, но и вернуть саму традицию прямых выборов главы региона. Последний раз они проходили здесь в далеком 2000 году. Тому же, кто выиграет выборы, предстоит идеологическая перестройка управления регионом — с грандиозных проектов периода подъема на не менее необходимые дела территориального масштаба.

«Хозяйственник. Политик. Патриот. Продолжатель дела Николая Кондратенко». Александр Ткачев шел с таким лозунгом на выборы полтора десятка лет назад. Выиграл с блеском — более 80 процентов. С тех пор выборы губернатора не проводились. Сейчас, однако, ни один из шести кандидатов не может назвать себя преемником предыдущего главы региона, в апреле назначенного министром сельского хозяйства России. Ни один, включая нынешнего и.о. главы региона — Вениамина Кондратьева, который восемь лет провел на посту вице-губернатора при Ткачеве и год с небольшим — в Управлении делами президента РФ.

Итак, по алфавиту: Михаил Абрамян — блогер, «Коммунисты России». Вениамин Кондратьев — и.о., а также победитель праймериз «Единой России». Николай Осадчий — преподаватель Кубанской медицинской академии, лидер краевой ячейки КПРФ. Виктор Пономарев — инвалид военной службы, «Социальная защита». Андрей Руденко — депутат Госдумы от «Справедливой России». Сергей Фисюк — глава аппарата арбитража в соседней Адыгее, ЛДПР. Шестерка кандидатов, каждый из которых — с разным ресурсом, статусом, уровнем доверия центра — вступает в абсолютно самостоятельную и честную кампанию. Такой игры, во всяком случае, ожидают от исполнителей в Москве, что воспринято на местах как данность, которой придется соответствовать изо всех сил.

Отсутствие постоянных ссылок на наследие — одна из примет fair play по-кубански. Здесь любят вспоминать, как на одном из экономических форумов в Сочи Герман Греф, указывая на Александра Ткачева, сообщил окружающим, что «этот господин губернатор» забирает в свой регион каждый второй инвестиционный рубль в стране. И, соответственно, не любят связывать с четырнадцатью годами правления Ткачева, к примеру, аресты по экономическим статьям пяти краевых вице-губернаторов, отставных и действовавшего. Причем двое из них попали под следствие зимой нынешнего года, незадолго до перемен в Краснодаре. «Сейчас главное — восстановить саму традицию выборов», — говорят в краевой администрации. Конец кампании при отсутствии в кандидатском списке противников-тяжеловесов федерального уровня — к примеру, депутата Госдумы РФ Николая Харитонова, чье участие в краснодарской гонке не исключалось до последних дней, — теперь можно отнести к популярной категории «немного предсказуемых». С другой стороны, выборов в ближайшем будущем достаточно — прежде всего, думские в 2016 году: кандидаты, неплохо зарекомендовавшие себя в нынешней гонке, получат раскрутку, а вместе с ней — ощутимое преимущество в борьбе за мажоритарные округа.

Что же получает победитель? «Краснодарский край — одно из двух мест, куда каждый год добровольно едут миллионы россиян, — напоминает депутат краевого Законодательного собрания, один из первых политологов региона Николай Петропавловский. — Ну хорошо, пусть трех: к Москве добавим Петербург. Все хорошее и плохое, увиденное здесь, миллионы россиян растаскивают по стране — не СМИ, а “вот мы сами видели”».

Хорошее — это прежде всего наследие Олимпиады: объекты, инфраструктура, скоростные трассы и линии электропередач. Плохое тоже неподалеку: наводнение в постолимпийском Сочи действительно видели все, кто смотрит федеральные каналы. Тем, кому повезло, могли увидеть и и.о. Кондратьева, лично приехавшего на место и пообещавшего выяснить, куда пошли деньги на инфраструктуру вокзала и аэропорта в Адлере — ключевых объектов Игр-2014, чьи ливневые системы показали себя не с лучшей стороны.

Чуть позже от имени краевого руководства было распространено заявление: виновата стихия, остальное выяснит комиссия. Впрочем, последствия небывалого сочинского наводнения были ликвидированы в кратчайшие сроки — под руководством того же Кондратьева. Как уверяют знатоки вопроса, достойное поведение доселе абсолютно не публичного Вениамина Ивановича в Сочи — одна из ключевых причин, по которой нынешнюю краснодарскую кампанию решили «оставить просто честной, не форсируя элемент конкурентности».

Тем более что едва ли не главным элементом олимпийского наследия для региона станет обслуживания долга за Игры. По всем статьям, в совокупности — более 140 миллиардов рублей. «В этом году — пять, в следующем году — двенадцать, в семнадцатом году — двадцать миллиардов рублей, десять процентов доходов краевого бюджета, — перечисляет выплаты депутат краевого Законодательного собрания Александр Шустенков. — Это проценты, основной долг выплачивается с 2024 по 2032 год». В голове щелкает: «Пять — это полтора годовых дефицита бюджета Мордовии в полном объеме... Двенадцать — стоимость жилья для ветеранов войны по всей России, федеральный бюджет... Двадцать — ремонт всех московских дорог в текущем году. Либо все программы развития Крыма, вместе взятые».

«И все это — на экономически невкусные времена, — усугубляет депутат Петропавловский. — Но когда в квартире делается гигантский ремонт, в семейном бюджете образуется дыра. На колбасу какое-то время может не хватить. Ничего, заработаем, и на колбасу хватит. А ремонт в квартире останется, прекрасная инфраструктура». К тому же, по мнению парламентария, внутренний туризм нарастает — и в связи с кризисом, и просто так. Что, разумеется, требует вложений. «В прошлом году на наших курортах отдохнули более двенадцати миллионов туристов, в этом ожидаем пятнадцать. Мы бы и рады переварить тридцать миллионов туристов, — не скрывает Николай Петропавловский. — А ничего подобного без олимпийских вложений не потянуть даже в мечтах. Ни по дорогам, ни по энергетической структуре, ни по элементарной воде. Олимпиада очень помогла расшить узел Большого Сочи». Инфраструктурные проекты, связанные с мостом на Крым, — тут и коммуникации, и линии электропередач, и порты — должны помочь дополнительно. Тоже, разумеется, не бесплатно для края.

Валовый региональный продукт здесь — из самых высоких по России: 1,6 триллиона рублей. Рекордным, однако, является и дефицит краевого бюджета 2015 года: около 26 миллиардов. Как и чем заполнить дыру — и в бюджете, и в частных кошельках? Семья Науматулиных, к примеру, производит рекламу в Краснодаре. Не придумывает кампании, идеи — а помогает воплотить их в жизнь; стойки, баннеры, щиты как таковые — все это надо собрать или сделать с нуля. Где найти площади и мощности? На помощь обычно приходят производственные кластеры — специально для малого и среднего бизнеса.

Не то, однако, в Краснодаре и окрестностях. «Здесь тебе предложат либо огромный цех усопшего крупного предприятия по соответствующей арендной цене, — говорит Юлия Науматулина, — либо оставайся на уровне гаражных дел. Середины как централизованного решения нет». Рекламщикам, в конце концов, повезло обосноваться под крышей бывшей обувной фабрики на четырехстах квадратах, но и им, и другим «малышам»-производителям было бы куда удобнее и спокойнее, если бы о них позаботилась краевая администрация. Рост деловой активности, приток внутренних инвестиций, хорошая строчка в отчетности для Москвы, наконец: меры по поддержке реального сектора на земле — то, чего центр несколько лет требует от регионов.

Пока, однако, единственное, в чем нет недостатка в Краснодаре — это торгово-развлекательные комплексы разной степени окупаемости. При этом торговый центр «Мега» (слева «Икея», справа «Ашан» и куча магазинов посередине — все как в столицах) прописался не здесь, а в соседней Адыгее. Соседняя — в буквальном смысле: из Краснодара в «ноль первый регион» ведут два моста через Кубань, часто забитые (в генплане давно стоит третий, весьма необходимый, — но пока не складывается). Земля в крае есть, инфраструктура — получше, а покупатели зажиточнее, чем вокруг; так что ехать строиться за реку в небогатую республику вроде смысла не было. Точных сведений о том, потребовался ли «Меге» пресловутый «входной билет» в Краснодаре, не имеется. Однако доподлинно известно, что в Адыгее ничего подобного с торговцев не спросили. В результате уже семь лет республика исправно получает земельный и прочие налоги с крупного торгового предприятия — плюс гарантированные сотни рабочих мест для жителей двух соседних поселков.

Создание техно- и промышленных парков. Улучшение инвестиционного климата для производителей. Расчистка гражданско-правовых отношений от коррупционных схем, а нарицательных «кущевок» — от не менее печально известных «цапков». Ремонт дорог в Краснодаре, где в отдельных кварталах «самой большой кубанской станицы» ремонта не было, кажется, с конца войны. Кто бы ни выиграл губернаторские выборы, ему предстоит освоить опыт предыдущих тучных лет и глобальных проектов для выполнения в условиях кризиса вполне локальных задач. Кроме моста на Крым — и вовсе малых. Как бюджеты большинства регионов страны по сравнению с многомиллиардным олимпийским долгом.

Своеобразным бонусом победителю может служить тот факт, что традиция перехода власти в крае предполагает достаточно долгое и в целом успешное правление. А если нет — что ж, даже портрет с треском снятого Юрием Андроповым Сергея Медунова занимает почетное место в галерее кубанских начальников, расположенной вдоль главной лестницы в администрации Краснодарского края.

Сочи — Краснодар — Москва