Новости партнеров

Пушки на стол

Как музеи справятся с радикалами и хулиганами без полицейской охраны

Государственный музей Эрмитаж в Санкт-Петербурге
Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

С 1 ноября почти все государственные музеи, в том числе один из крупнейших в России и мире — Эрмитаж, лишат полицейской охраны. В МВД такие меры объясняют сокращением штата ведомства на 10 процентов, основная часть увольнений при этом придется на вневедомственную охрану. На фоне агрессивных атак православных активистов на экспозиции ситуацией обеспокоились в Союзе музеев России — его президент и генеральный директор Эрмитажа Михаил Пиотровский призвал срочно провести учения по защите работы выставок собственными силами.

«Союз музеев России расценивает действия странных активистов с галлюциногенными кличками как подлинное проявление кощунства, богохульства и оскорбления веры… [И] начинает юридические консультации по выработке законодательных инициатив, которые обеспечат учреждениям культуры серьезную защиту от нападений и правильную квалификацию преступных актов. Мы удивлены стилем общественной реакции на события — нечеткостью информации, неадекватностью ухмылки, неуверенностью и нервозностью тона. Наше общество больно», — отреагировал союз в лице Михаила Пиотровского на разгром выставки «Скульптуры, которых мы не видим» в московском комплексе «Манеж». 14 августа на экспозицию напали активисты православного общественного движения «Божья воля» вместе с лидером Дмитрием Цорионовым, более известным под псевдонимом Энтео.

«Мы сейчас находимся в выставочном комплексе "Манеж", где происходит страшное кощунство, выставлен целый ряд экспонатов, где страшно глумятся над Иисусом Христом, над Божьей Матерью, святыми. Группа людей сюда пришла, у директора начала возмущаться. Экспонаты не повреждены, лишь одна тарелка из ИКЕА», — рассказывал о событиях, в свою очередь, Дмитрий Энтео.

Организаторов нападения полиция позднее задержала, а его лидеру постановили выплатить штраф за мелкое хулиганство в размере 500 рублей. При этом уплату даже символической суммы Энтео назвал недопустимой. «Никакого состава преступления в своих действиях я не вижу... В данном случае я думаю, что всякие меры были бы оправданы, если смотреть на то преступление, какое свершалось», — заявил православный активист, очевидно имея ввиду общую антиправославную риторику экспозиции (по версии Михаила Пиотровского, впрочем, риторика выставки была антисоветской, поскольку наравне с вольным изображением Иисуса Христа экспонировались образы Ленина и отрубленной головы Маркса).

Резать к чертовой матери

По данным «Коммерсантъ», о предстоящих сокращениях полицейской охраны министр культуры Владимир Мединский сообщил музейным работникам на совещании в середине июля этого года. Примерно тогда же, 21 июля, о грядущем реформировании стало известно широкой публике — по данным «Известий», в рамках исполнения указа президента о сокращении штата МВД из 110 тысяч человек 43 тысячи уволенных придутся на вневедомственную охрану (после реформы МВД в 2010-2012 годах ее численность составила около 125 тысяч человек). При этом на встрече с музейщиками Мединский предложил им протестовать, требуя оставить полицейскую охрану объектам культуры. С аналогичными предложениями министр пообещал обратиться к российскому правительству и МВД.

Свои предложения по методам борьбы с хулиганами в интервью «Эху Москвы» изложил и Михаил Пиотровский. По его словам, наем сотрудников частных охранных предприятий будет обходиться музею в пять-шесть раз дороже, нежели оплата труда вневедомственной охраны. Для компенсации этих расходов Союз музеев России планирует обратиться к министру финансов — что, вероятно, нивелирует попытки правительства сократить расходы бюджета за счет сокращений в МВД. Второй метод, предложенный Пиотровским, — изменение законодательства для уточнения такого понятия, как хулиганство в музее, и ужесточения наказания за него в качестве превентивной меры против нападений. «Это должно расцениваться как нарушение порядка в государственном учреждении и покушение на прерогативы государства, которое поручило охранять эти памятники. И они охраняются при определенных правилах, которые существуют, которые известны, которые нельзя нарушать», — заявил гендиректор Эрмитажа и провел аналогию с разграничением понятий «кража» и «угон автомобиля» в Уголовном кодексе.

Аргументируя необходимость вернуть полицейскую охрану в музеи, Пиотровский отметил, что само присутствие полицейского в культурном учреждении является символическим. В то же время отличия правоохранителей от чоповцев существенные — первые, как представители власти, имеют право на ношение и использование оружия, а также применение силовых методов в отношении нарушителей. Вторые же значительно ограничены в маневрах и в большинстве случаев могут только задержать нарушителя и вызвать полицию — отчасти из-за этого Энтео с соратниками удалось разгромить выставку в московском «Манеже». Другой аспект — для того, чтобы заключить договор, государственному музею требуется провести открытый тендер, победителем которого становится не самое эффективное охранное предприятие, а самое дешевое.

«Понятно, что чем меньше там полномочий, тем дешевле услуга. И именно это нас очень тревожит. Самая большая беда для нас, что, объявляя конкурс на охрану объекта, мы в техническом задании обязаны указать, что охраняется: какие системы безопасности, где что находится. Таким образом эта информация становится доступной, в общем-то, неограниченному кругу лиц», — цитирует «Российская газета» эксперта Союза музеев России Анну Колупаеву.

В связи с сокращением штата охраны эксперты прогнозируют общее снижение уровня безопасности музеев и, как следствие, подорожание страховых услуг. При этом на сколько точно вырастет их стоимость, страховщики ответить затрудняются — при том, что сейчас страховые выплаты обходятся в среднем в 0,1 процента от стоимости экспоната. Как рассказал «Коммерсанту» начальник отдела страхования выставочных и ценных грузов «Ингосстраха» Мирко Мудринич, по инструкциям Минкульта музеи обязаны страховать экспонаты в случае их вывоза на выставки, в полисы включают и риск вандализма. «Все основные московские и петербургские музеи страхуют вывозимые экспонаты на полный период, "от гвоздя до гвоздя"», — добавил Мудринич.

В то же время директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова замечает, что страхование всех экспонатов постоянных экспозиций — «гигантские средства и абсолютно неподъемная для российских музеев и государства история».

Отсутствие ведомственной охраны, как ожидается, станет большой угрозой для региональных коллекций, которые чаще других подвергаются ограблениям. Отчасти это происходит из-за отсутствия конкуренции на рынке охранных предприятий в малых городах. По мнению исполнительного директора Союза музеев России Бориса Аракчеева, в региональных музеях частную охрану нанять иногда просто невозможно — «зачастую там есть единственный полицейский пост на несколько деревень». Стоит заметить, что только за последние несколько месяцев в провинциальных галереях произошли несколько крупных краж: 5 августа были похищены пять полотен Исаака Левитана из дома-музея его имени в Ивановской области. Сумму ущерба тогда оценили в 77 миллионов рублей, ответственность за произошедшее понесла охрана объекта. 19 августа полиция нашла похищенные из музея в Тарусе картины Ивана Айвазовского и Василия Поленова. Двое мужчин 9 июля украли три полотна с помощью предмета, похожего на пистолет, и скотча, которым связали музейных сотрудников.

В соответствии с порядком, все еще действующим до 1 ноября, к каждому крупному музею федерального значения, как правило, для охраны прикреплены определенные подразделения, которые служат на подшефном объекте достаточно длительное время. Для Москвы это 3-й полк полиции Управления вневедомственной охраны при УВД по ЦАО, шесть рот которого охраняют такие музеи, как ГМИИ им. Пушкина, здание Центрального выставочного зала — «Манеж», Галерею искусств стран Европы и Америки, Музей личных коллекций, Государственную Третьяковскую галерею и другие. Аналогичный порядок распределения сил действует и в регионах. После сокращения штата МВД часть вневедомственной охраны, как предполагается, может перейти на службу в коммерческую структуру МВД — ФГУП «Охрана», с которой смогут заключать контракты наравне с ЧОПами. Другая часть сокращенных людей, обладающих уникальными знаниями о системе безопасности музея, вполне может воспользоваться ими в корыстных интересах.

Анализируя зарубежный опыт охраны культурных ценностей, Михаил Пиотровский отметил, что до недавних сокращений в России оставалась передовая система безопасности. «Где-то участвует [в охране культурных ценностей государство], где-то работают частные охранные предприятия. Но за большие деньги. Например, охрану музея Метрополитен оплачивает Ньй-Йорк. Откуда у нас такие деньги? Во всем мире, кстати, сейчас затягивают пояса. Я только что читал статью о проблемах берлинских музеев, где сокращаются часы работы, и все именно из-за того, что не хватает той же самой охраны. Это общемузейная проблема вообще — и финансирование, и охрана. Но и здесь во многих вещах мы более передовые, так что непонятно зачем нам терять свой хороший опыт?», — отметил генеральный директор Эрмитажа.

Россия00:0124 сентября

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача