Порошок, уходи

Да здравствует мыло душистое!

Фото: Blue Lantern Studio / Corbis / East News

В минувшую среду, 25 августа, на сайте Роспотребнадзора появилась новость, вызвавшая на фоне резкого падения рубля не только мгновенную реакцию, но и в некотором смысле панику среди потребителей. Речь шла о снятии с прилавков различной бытовой химии.

В заявлении ведомства, в частности, было сказано: «При исследовании стиральных порошков и моющих средств ряда производителей, в том числе ООО "Хенкель Рус", ОАО "Невская косметика", ЗАО "ЕСП-Контракт ГмБХ", "Проктер энд Гэмбл", Werner & Mertz GmbH, Colgate-Palmolive, The Clorox Company установлено несоответствие по токсикологическим показателям безопасности. С реализации снимаются партии продукции, не соответствующие установленным требованиям. Исследования бытовой химии и моющих средств других производителей продолжаются. Ситуация остается на контроле Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека».

Распространенная некоторыми СМИ и в соцсетях информация о том, что из магазинов исчезнут вредные стиральные порошки и моющие средства западного производства вызывает вполне обоснованное недоумение — за некоторым исключением все европейские и американские бренды производят бытовую химию для рынка России и стран бывшего СССР здесь же, на местах — это существенно выгоднее, чем везти товар за тридевять земель. Заявление Роспотребнадзора выглядит странно и по еще более веской причине: дело в том, что вся бытовая химия, как производимая в России, так и импортирующаяся в Россию, проходит обязательную сертификацию и тестирование на безопасность, в том числе токсикологическую (для детских линеек продуктов — особенно жесткое), все в том же Роспотребнадзоре. То есть в предполагаемом «несоответствии требованиям» чиновникам следует в первую очередь винить самих себя.

Все это может ударить не только по потребителям и производителям, но и по жителям городов, где действуют дочерние производства западных химических концернов. Например, комбинат бытовой химии ООО «Проктер энд Гэмбл» в городе Новомосковске Тульской области — не только крупнейшее в мире производство P&G, но и одно из градообразующих предприятий. Интересно, что на следующий день после демарша Роспотребнадзора телеканал Рен-ТВ сообщил: «Неожиданное продолжение получила нашумевшая история с влажными салфетками в Москве, от которых у ребенка появился химический ожог. Мама малыша подает в суд на популярный бренд Pampers». Салфетки же эти производятся… на заводе P&G в Новомосковске. Скажем прямо, это не выглядит случайным совпадением.

Также в среду началась проверка завода Henkel в Перми, выпускающего стиральный порошок и кондиционер для белья. Заместитель начальника отдела надзора по гигиене труда управления Роспотребнадзора по Пермскому краю Наталья Пономарева сообщила ТАСС: «Проводится внеплановая проверка, отобраны образцы продукции. На сегодняшний день все образцы находятся в работе. Пока информации о том, соответствуют ли они требованиям, у нас нет».

В среду же, в эфире телеканала «Россия-24» глава Роспотребнадзора Анна Попова заявила, что никто не собирается запрещать зарубежную бытовую химию. «Там, где это необходимо, уже в течение нескольких дней, а то и больше, проводятся проверки на предприятиях для того, чтобы понять причины несоответствия продукции и, безусловно, их устранить. Речи о запрете оборота, речи о запрете ввоза не шло и не идет», — подчеркнула она. Очевидно, что в ее словах присутствует изрядная доля лукавства — ведь, как сказано выше, практически вся «западная» бытовая химия изготавливается российскими специалистами на российских же предприятиях.

Да, часть из попавших под подозрение продуктов произведены в Чехии и Турции — но опять-таки они подлежат обязательной проверке и сертификации. А под запрет на ввоз не так давно попала бытовая химия, выпускаемая на Украине, — формально по причине несоответствия российским стандартам. Заметим, что многие не обращают внимания на разницу между стандартом, устанавливаемым самим производителем — он, как правило, един для всех стран, где расположены заводы той или иной корпорации, и государственными стандартами, которые могут серьезно различаться от страны к стране.

По сообщению пресс-службы Роспотребнадзора, пристальное внимание данной продукции служба уделяет с весны текущего года в связи с увеличением количества жалоб потребителей на аллергические реакции после использования домашних средств бытовой химии при уборке или стирке. «Люди жаловались на раздражение кожи, затрудненное дыхание, отечность глаз и слезотечение после использования по прямому назначению средств в быту. Лабораторные исследования образцов, отобранных из оборота, подтвердили превышение установленных нормативов по токсикологическим показателям безопасности, к сожалению, не единичные. Такие средства оказывают раздражающее воздействие на кожу и слизистые оболочки, особенно опасны для детей», — говорится в документе, поступившем в адрес «Ленты.ру». Представители Роспотребнадзора уверили нас, что угрозы для рынка товаров бытовой химии нет, но рисковать здоровьем потребителей, экономя на качественных ингредиентах, добавляя дешевые агрессивные, они не позволят.

Согласно действующим в России регламентам, «товары бытовой химии не должны причинять вреда здоровью человека, окружающей среде при использовании по назначению с учетом разработанных защитных мер и должны соответствовать установленным санитарно-гигиеническим требованиям, а также должны производиться в агрегатных состояниях, уменьшающих или исключающих попадание опасных веществ в дыхательные пути, пищеварительный тракт и на слизистые человека при их использовании». На эти товары выдаются свидетельства о государственной регистрации — один раз и бессрочно, на весь период поставок импортной продукции или на весь период производства отечественной продукции. Таким образом, претензия в переводе на язык потребителя, выглядит следующим образом: производители, получив сертификаты на продукцию, стали снижать себестоимость посредством замены компонентов.

Ассоциация производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены в свою очередь обратилась в ведомство, чтобы получить разъяснения по сложившейся ситуации, а также потребовать сообщать о запретах на продажу не ретейлерам, а производителям. Требование это вполне логично, поскольку продавец в силу естественных причин никак не может повлиять на качество поставляемой продукции. Это с одной стороны. С другой, недобросовестный ретейлер может поставить на полку контрафактный товар, схожий с оригинальным до степени смешения, но не прошедший, разумеется, сертификацию. В итоге страдает добросовестный производитель.

Перечень компаний, попавших под подозрение, дает довольно точную географию производств: Тосно, Энгельс, Пермь, Коломна, Челябинск, Ульяновск, Ногинск, Невинномысск, Ангарск, Наро-Фоминск, Новомосковск, Дзержинск, а также Москва, Санкт-Петербург и Новосибирск. Нетрудно заметить, что по большей части это или моногорода, или «вторые города» регионов, до прихода промышленных гигантов считавшиеся глубоко депрессивными. В условиях затяжного экономического кризиса остановка или сокращение производства, связанная с запретами или проверками, означает неизбежное сокращение персонала и, как следствие, ухудшение социально-экономической обстановки. Что может вызвать уже политические проблемы. Не стоит забывать, что выборы в Государственную думу, которые должны состояться в следующем году, отличаются от предыдущих возвращением одномандатных округов, а значит, неизбежна активизация лидеров протеста не только на федеральном уровне, но и на местах.

Сложно сказать, связаны ли действия чиновников с какими-то бизнес-баталиями и очередной попыткой одних производителей выбить конкурентов с высокодоходного рынка. Однако распространение информации об изъятии бытовой химии с прилавков, происходящем, как сообщают сами чиновники, достаточно часто, совпало с паникой на валютном рынке. А это уже серьезный повод задуматься. В особенности с учетом того, что игры бизнесменов и чиновников в данном случае сильно бьют по наиболее уязвимым территориям в российских регионах.