Новости партнеров

Кустурица, Пикассо и Пелевин

12 главных имен Московской международной книжной ярмарки

Эмир Кустурица
Фото: Diomedia

Со 2 по 6 сентября в 75-м павильоне ВДНХ пройдет Московская международная книжная выставка-ярмарка. Это самый масштабный российский книжный форум. В этом году в нем примут участие более 400 российских и зарубежных издательств из 30 стран. Специальные гости ярмарки — Армения, Иран и Сербия. Целых 5 дней на ВДНХ можно будет не только встречаться с писателями (а также актерами, режиссерами, политиками и спортсменами — они тоже любят читать и писать книги), задавать им вопросы, брать автографы, но и покупать книги по ценам ниже магазинных. «Лента.ру» составила список самых громких литературных новинок ярмарки.

Виктор Пелевин «Смотритель» (изд-во «Эксмо»)

О новом романе Виктора Пелевина до 3 сентября (официальной даты выхода книги в свет), как обычно, неизвестно более или менее ничего. Издатели лишь подогрели интерес к «Смотрителю», сообщив, что на сей раз автор решил поиграть с историей и выстроил художественный мир, в котором император Павел I не был убит заговорщиками, а удалился в некий Идиллиум, магическое пространство, созданное Францем-Антоном Месмером.

Давид Лагеркранц «Девушка, которая застряла в паутине» (изд-во «Эксмо»)

Так мы узнали, что знаменитая трилогия шведа Стига Ларссона «Миллениум» про журналиста Микаэля Блумквиста и хакершу Лисбет Саландер на самом деле тетралогия. Ларссон даже начал писать четвертую книгу, но внезапная смерть от инфаркта не позволила довести работу до конца. Гражданская жена писателя, с которой он прожил всю жизнь, выразила готовность закончить книгу вместо мужа, но издатели обратились к Давиду Лагеркранцу, публицисту, прославившемуся повествованием о шведском футболисте Златане Ибрагимовиче.

Умберто Эко «Нулевой номер» (изд-во Corpus)

Самый короткий (какие-то 200 страниц), резкий, злой, печальный и мудрый роман Умберто Эко. Писался он рекордно долго — целых 20 лет. Дело в том, что историю про пилотный выпуск некой миланской ежедневной газеты, которая всем нужна исключительно в целях шантажа и которой на роду написано никогда не выйти из типографии, автор задумал по горячим следам итальянской антикоррупционной компании «Чистые руки». Но потом отложил и сочинил роман из жизни XII века «Баудолино». И вот пришло время вернуться к событиям 20-летней давности.

Аньес Мартен-Люган «Влюбленные в книги не спят в одиночестве» (изд-во Corpus)

Молодая француженка — ходячий ответ на вопрос, что делать, если ужасно хочется писать книги. Свой первый роман «Счастливые люди читают книжки и пьют кофе» она просто выложила в сеть, и за месяц было продано около 10 000 его электронных копий. После этого дебютанткой заинтересовались уже «бумажные» издатели. В первой книге Люган рассказывалось о женщине, которая потеряла в автомобильной катастрофе мужа и маленькую дочку и учится жить заново (привет Кшиштофу Кесьлевскому и его «Три цвета. Синий»). Вторая книга развивает эту тему.

Леонид Юзефович «Зимняя дорога» (изд-во «Редакция Елены Шубиной»)

Автор «Казарозы» и «Журавлей и карликов» — писатель-историк. То есть исторические изыскания для него — часть художественного метода. Сначала понять, кто, когда, что, и почему сделал, а уж потом аккуратно вплести фактический материал в ткань художественного повествования. И его документальный роман о Гражданской войне, о белогвардейском генерале Анатолии Пепеляеве и анархисте Иване Строде «Зимняя дорога» — не исключение.

Петр Алешковский «Крепость» (изд-во «Редакция Елены Шубиной»)

Автор романов «Арлекин», «Владимир Чигринцев», «Рыба» Петр Алешковский не только известный прозаик и журналист. Он историк, участвовавший в археологических экспедициях в Новгороде, Ферапонтове, Кириллове. Поэтому герой романа «Крепость» археолог Иван Мальцов, который ведет раскопки в старинном русском городке и пишет книгу о Золотой Орде, — это в какой-то степени сам Алешковский. Но не только русскому средневековью посвящена книга. Не последнее место в ней отведено и отношению высокопоставленных современников к отечественному наследию.

Стивен Фрай «Дури еще хватает» (изд-во «Фантом Пресс»)

«Их британское все» Стивен Фрай некоторое время назад затеял многотомную автобиографию. То ли чтобы правдиво (временами даже чересчур откровенно) рассказать о собственной жизни, то ли чтобы избавиться от неврозов и навязчивых состояний, которых у него, судя по запискам, изрядно. «Дури еще хватает» — третья часть автобиографии, посвященная 1990-м. Автор в те годы уже настолько богат и знаменит, что к нему на рождественский чай захаживают принц Чарльз и принцесса Диана, но он еще не успел окончательно устать от славы. Много юмора и иронии, баек про знаменитостей (как Пачино приняли за нищего, например) и некоторое количество болезненных признаний — в общем Фрай, такой Фрай.

Эмир Кустурица «Сто бед» (изд-во «Азбука»)

Люди, которым довелось подержать в руках сценарии, написанные Кустурицей, говорят, что это не вполне сценарии, а скорее художественная проза. В это легко поверить после прочтения первой же новеллы из книги «Сто бед». Кустурица не только не раб сценария и не заложник видеоряда. Он из тех рассказчиков, кому картинка в принципе не очень-то и нужна. Хорошо, если она есть. Если нет, он прекрасно обойдется силой слова. И обходится ведь.

Оливье Видмайер-Пикассо «Пикассо. Интимный портрет» (изд-во «КоЛибри»)

Название и тот факт, что Оливье Видмайер-Пикассо — внук знаменитого художника заставляют читателя сразу увидеть в книге что-то такое желто-разоблачительное. Так вот, это издание не из таких. Да, первая глава называется «Пикассо и женщины». Да, внук вполне честно рассказывает о любвеобильности деда. Но не для красного словца, а для объяснения творческого метода: Пикассо рисовал, когда был влюблен. А влюблен он был всегда. Просто не всегда в одну и ту же женщину. Но в книге есть и масса и подробностей другого рода. И много прекрасных иллюстраций.

Виктория Токарева «Мои мужчины» (изд-во «Азбука»)

Известна история, как Владимир Войнович сделал из Виктории Токаревой писателя. Она принесла ему две страницы одного своего рассказа. Тот прочел и сказал: «Твоя сила в подробностях — пиши подробно». Девушка вернулась домой, села за кухонный стол (другого не было) и написала 42 страницы. А еще Войнович сказал: «Назови этот рассказ "День без вранья"». Так появилась та Виктория Токарева, которую уже несколько десятилетий любят тысячи читателей. Но не только Войнович сыграл важную роль в жизни писательницы. Она многим обязана и Михалкову, и Данелии, и Горбачеву. Им посвящена эта книга.

Алексей Варламов «Шукшин» (изд-во «Молодая гвардия»)

Варламов много работает для серии «Жизнь замечательных людей». Он — автор жизнеописаний Пришвина, Грина, Алексея Толстого, Григория Распутина, Булгакова, Платонова, а теперь вот и Василия Шукшина. Известный писатель, режиссер и актер предстал перед биографом клубком противоречий: сын расстрелянного, а позже реабилитированного «врага народа», то ли деревенский «валенок», то ли образованный человек, намеренно «срезающий» свою подкованность и прикидывающийся простаком. Как будто подверженный влиянию уже прославившихся друзей, но на самом деле идущий собственной дорогой.

Булат Окуджава «Прелестные приключения» (изд-во «Время»)

Эту сказку Булат Окуджава сочинил для своего четырехлетнего сына. Булат Шалвович присылал ему письма из Ялты, чтобы сын не грустил в разлуке. Когда Белла Ахмадулина их увидела, она воскликнула: «Да это же готовая книжка!» Так появилась сказочная повесть «Прелестные приключения», которая почти сразу же была переведена на несколько языков и издана в Чехии, Польше, Грузии, Израиле, Японии... А теперь переиздана в России с иллюстрациями художника Евгения Антоненкова.

Культура00:03Сегодня
Том Йорк

«Я страшный зануда, знаю»

Фронтмен Radiohead Том Йорк о саундтреке «Суспирии», славе и смерти жены