Экспресс на Мюнхен

Как мигранты пробиваются в Германию

Фото: Laszlo Balogh / Reuters

В субботу, 5 сентября, ликующая толпа встречала на вокзале в Мюнхене первый поезд с мигрантами из Вены. Еще совсем недавно в столице Баварии митинги правого движения Pegida собирали десятки тысяч людей, а сейчас город превратился в транспортный узел, через который беженцы разъезжаются по всей Германии. Меж тем европейский кризис, вызванный волной миграции, далек от разрешения: пока еврочиновники собираются ввести на постоянной основе систему квот, венгерский премьер Виктор Орбан планирует направить на границу с Сербией армию.

Не впервой

По заголовкам европейской прессы может сложиться впечатление, что кризис с мигрантами грянул внезапно, застигнув Евросоюз врасплох. На самом деле беженцы десятилетиями прибывали в Европу в надеждах на лучшую жизнь. Предыдущий пик пришелся на 1992 год: тогда с просьбой об убежище обратились более 697 тысяч человек, спасавшихся от конфликтов на территории бывшей Югославии. Объединенная Европа успешно с этим справилась, вселив в европейских политиков уверенность, что они в состоянии разрешить любую проблему такого рода.

Но у нынешнего кризиса иная природа. Все началось в 2007 году с роста цен на продовольствие, от которого больше всего пострадали Африка и Ближний Восток. Толпы беженцев из Эритреи и стран к югу от Сахары присоединились к тем, кто бежал от конфликтов в Афганистане, Ираке, Сомали и Судане. В 2012 году в этот поток влились спасавшиеся от последствий «арабской весны» — войн в Ливии и Сирии.

К 2014 году ЕС принял около 33 миллионов мигрантов — 7 процентов своего населения, совсем немного по сравнению с таким рекордсменом, как Австралия, где доля мигрантов достигает 27 процентов. В одном только 2014-м убежище в Европе просили 626 тысяч человек, две трети из которых приняли Германия, Швеция, Италия и Франция.

Волна миграции вызвала в Европе противоречивые чувства: приезжие плохо интегрировались, предпочитая селиться обособленно, а их безработная молодежь часто фигурировала в полицейских сводках. Неудивительно, что большую популярность в Германии приобрела партия Pegida («Патриотические европейцы против исламизации Запада»), правые политики по всей Европе набирали очки на антимигрантской риторике: в самом деле, почему Европа должна принимать беженцев из Сирии, в то время как нефтяные монархии Персидского залива, которые мало того что буквально купаются в деньгах, но еще и приложили руку к развязыванию сирийской гражданской войны, даже не вспоминают об исламской солидарности?

Мигранты на распутье

Мигранты прибывают в Европу по трем главным маршрутам: западному, центральному и восточному.

Западный подразумевает проникновение в испанские анклавы Сеута и Мелилья, отгороженные от территории Марокко шестиметровой стеной с колючей проволокой. Это самый сложный вариант. В 2005 году сотни мигрантов попытались взять стену штурмом, и несколько человек были убиты: испанские пограничники использовали резиновые пули, но их марокканские коллеги стреляли боевыми.

Центральный проходит через Ливию и далее к берегам Италии или на Мальту. Этот маршрут проторили ливийцы, однако сейчас им пользуются и другие — преимущественно беженцы из Эритреи, Сомали и Нигерии.

Неоднократно лодки, перегруженные мигрантами, тонули. При кораблекрушении в октябре 2013 года из полутысячи с лишним пассажиров погибли более 360 человек. Итальянские власти объявили об операции Mare Nostrum («Наше море») по поиску и спасению тонущих беженцев. В 2014-м операцию прекратили: Италия не смогла оплачивать ее в одиночку, а другие европейские страны отказали в финансировании. Решающую роль сыграла позиция Лондона: британцы заявили, что спасательные операции могут внушить беженцам беспочвенные надежды, и они продолжат свои гибельные попытки переплыть через море во все больших масштабах.

Постепенно центральный маршрут терял популярность: слишком велик был риск. Только за первые три месяца 2015 года, как считается, в море погибли около 1600 человек, и неизвестно, сколько были убиты боевиками различных враждующих ливийских группировок или ограблены и утоплены перевозчиками.

Зато в полную силу заработал новый маршрут — восточный. Свои услуги беженцам, главным образом сирийцам и афганцам, предложили греческие и турецкие контрабандисты. Каждую ночь сотни лодок выходят в море из окрестностей города Бодрум к островам Кос, Лесбос или Хиос. Здесь нужно преодолеть всего 6 километров водного пути — 25 минут при тихой погоде.

До поры до времени греческие власти закрывали на поток беженцев глаза и наплевательски относились к своим обязательствам по шенгенскому соглашению: им хватало своих проблем, страну сотрясал долговременный финансовый кризис. Когда три острова превратились в стихийные лагеря беженцев, греки обратились за помощью к ЕС, но было уже поздно.

После Греции беженцы перемещаются в Македонию, затем в Сербию, далее через границу в Венгрию и потом в землю обетованную, северные страны — Германию, Великобританию или Швецию. Тарифы известны — так, путешествие от турецкого побережья до греческих островов обходится в 1,5 тысячи евро, около 4 тысяч евро стоит дорога до Германии, 12 тысяч — до Британии.

Битва за квоты

В мае 2015 года впервые из уст еврочиновников во всеуслышание прозвучало слово «квоты». Тогда с резкой критикой этой идеи выступили сразу 10 стран ЕС — Франция, Великобритания, Испания, Чехия, Эстония, Латвия, Литва, Венгрия, Польша и Словакия. Премьер-министр Польши Эва Копач заявила, что каждая страна должна сама решать, сколько мигрантов принимать, а глава кабмина Венгрии Виктор Орбан и вовсе назвал предложение Еврокомиссии безумным.

Но пока европейские лидеры совещались, ситуация обострялась. Дело в том, что в соответствии с так называемыми дублинскими принципами, вступившими в силу в 2013 году, если беженец не получил положительного ответа на свою заявку об убежище и выехал в другую страну ЕС, то он должен быть возвращен в ту страну, куда прибыл изначально. В результате Венгрия оказалась главной жертвой: именно через нее проходило основное число беженцев, именно там они подавали заявку на убежище и получали первичный отказ (в 2014 году, к примеру, на 5443 заявок поступило 4935 отказов). В конце концов, Будапешт просто прекратил принимать беженцев назад.

Кризис предложили разрешить при помощи новой, более справедливой системы квот. Многие страны сняли свои возражения, но Вышеградская четверка — Чехия, Венгрия, Польша и Словакия — осталась непреклонной.

Фотография как аргумент

Резкий перелом в дискуссию о мигрантах внесло одно фото. 2 сентября турецкая журналистка Нилюфер Демир из Бодрума запечатлела тело 3-летнего Алана Курди — уроженца сирийского Кобани. Перегруженная лодка, в которой он плыл со своими родителями, перевернулась в утренние часы. Ребенок утонул, и его тело вынесло на турецкий берег.

Демир тут же прославилась: ее снимок перепечатали все европейские издания. Фотография погибшего ребенка ужаснула Европу. Европейские лидеры один за другим заговорили о моральном долге перед беженцами. СМИ призывали вспомнить о принципах гуманизма. К массовому движению в поддержку мигрантов присоединились сотни тысяч человек, и вокзал в Мюнхене, где накопилось около 600 беженцев, буквально завалили подарками. Пресса напоминала, что слова о грядущей гуманитарной катастрофе, которыми любят щеголять правые политики, — не более чем предвыборный ход: Евросоюз со своей мощной экономикой и сотнями миллионов населения способен переварить и не такое количество беженцев, в отличие от маленького Ливана, где в лагерях ютятся более двух миллионов мигрантов из Сирии.

Любые резкие выступления по проблеме беженцев вызывают общественное негодование. Особо достается Виктору Орбану за его слова о том, что сотни тысяч нелегальных мигрантов сеют страх по всей Европе, и что его стране не нужны новые приезжие, — хотя Венгрия приняла множество мигрантов и лишь пыталась досконально следовать документам, которые подписывала при вступлении в Шенген: не допускать неконтролируемого потока мигрантов через свою границу. Жан Ассельборн, глава МИД Люксембурга, председательствующего в ЕС, заявил, что ему стыдно за Орбана, — достаточно циничное высказывание, учитывая, что из 885 человек, обратившихся в 2014 году за убежищем в Люксембурге, 765 получили отказ.

Поезд до лагеря Бичке

Именно в Венгрии разыгрались ключевые события последних дней. С 1 сентября огромный лагерь мигрантов на будапештском вокзале Келети фактически блокировал движение пассажирских поездов. 3 сентября венгерская полиция позволила беженцам сесть в один из поездов, который шел в приграничный с Австрией город Шопрон. На станции Бичке состав остановили, всем пассажирам с билетами предложили пересесть в другой поезд, а мигрантам — отправиться в лагерь временного содержания, расположенный неподалеку.

Беженцы отказались и заперлись в вагонах. Полицейскому спецназу удалось очистить один вагон, но мигранты начали ложиться на рельсы, не желая идти в лагерь, некоторые вступили в драку с полицией. Те, кого все же загнали в лагерь, на следующий день пошли на прорыв. Сотни мигрантов прорвали оцепление и бегом бросились в сторону границы. Один пакистанец погиб, упав на рельсы. Одновременно был осуществлен массовый побег из другого лагеря. Тысячи мигрантов пешком двинулись с вокзала Келети к границе с Германией.

После этого венгерские власти решили, что с них хватит. Было объявлено, что беженцев отправят к границе с Австрией на автобусах. Вена сообщила, что готова помочь мигрантам добраться до вожделенной Германии, и, наконец, 5 сентября ликующая толпа в Мюнхене встретила первый поезд с мигрантами из Будапешта. За ним последовали еще два: один далее направился в Брауншвейг, другой — в Дортмунд, где противники и сторонники миграции устроили накануне массовую драку.

Неудачники

Около 20 процентов мигрантов, обратившихся за статусом беженца в 2014 году, — сирийцы, что вполне объяснимо: в стране идет война, и люди вынуждены спасать себя и своих близких. Второе место — у афганцев. Однако на третьем — жители Косово, а на пятом — сербы. Eurostat фиксировал также значительное увеличение числа беженцев из Гамбии, Сенегала, Мали и Нигерии, Албании, Боснии и Герцеговины.

Когда появилась статистика за первую половину 2015 года, внезапно оказалось, что сирийцы переместились на второе место — 16 процентов. Зато доля беженцев из Косово, страны, входящей в программу расширения Европейского Союза, выросла до 26 процентов.

В отличие от беженцев с Ближнего Востока и из Африки, косоварам вряд ли предоставят убежище: когда речь заходит о тех, кто бежит от экономических трудностей, европейские в целом и германские в частности чиновники отличаются завидной бескомпромиссностью. Еще в феврале за убежищем ежедневно обращались по полторы тысячи косоваров, к апрелю их число упало примерно до 100. Стало понятно, что просить статус беженца просто бесполезно — 99,8 процента получили отказ. Как с удовлетворением заметил глава федеральной службы по миграции и беженцам Манфред Шмидт, «эти люди наконец-то поняли, что поиск убежища в Германии — не выход из сложной экономической ситуации в Косово».

Таким образом, налицо исторический парадокс: Германия, активно поддерживавшая косовских сепаратистов и сыгравшая большую роль в отделении Косово от Сербии, теперь отказывает им в убежище. При этом ФРГ принимает сотни тысяч мигрантов из Сирии, бегущих из-за конфликта, от которого Берлин всегда демонстративно дистанцировался.

В ближайшее время будет созван экстренный саммит ЕС, призванный определить долгосрочную стратегию по вопросу размещения мигрантов и решить вопрос с квотами. Непонятно, правда, чем все закончится: Вышеградская четверка не собирается сдаваться, а Венгрия уже заявила о намерении направить на границу с Сербией армию, чтобы остановить поток беженцев.

подписатьсяОбсудить
Ангела МеркельЖизнь невозможно повернуть назад
Станет ли миграционный кризис для Меркель тем же, чем Brexit для Кэмерона
Люди, живущие над войной
Деревенская глубинка сражающегося Йемена
Иран освобожденный
Почему снятие санкций не привело к резким переменам в жизни Исламской Республики
Дональд Трамп Почему исламисты молятся о победе Трампа
К чему может привести антимусульманская риторика кандидата от республиканцев
Ответили за козла
Похитителю мужских трусов и любителю резвых козочек вручили Шнобелевскую премию
Потрачено!
Как пираты переводили компьютерные игры
Перемога!
Какой оказалась главная украинская стратегия
С поганой метлой
Какие тайны инквизиции скрывает легендарный «Молот ведьм»
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
«Барби шайтан выдумал!»
Пластиковую блондинку хотят запретить в России
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Развод случается
Хит-парад версий расставания Анджелины Джоли и Брэда Питта
Разводка и девичья фамилия
Топ-15 лженовостей о звездах, которые СМИ повторяют из года в год
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Джентльмены, покупайте ваши моторы!
Непростой Тест: чьи двигатели стоят на спорт- и суперкарах?
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США