Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Пекинский зигзаг

Как российский бизнес дает Китаю новые возможности на фоне кризисных угроз

Фото: Kim Kyung Hoon / Reuters

Пекинский международный экономический форум в этом году проходил на фоне превращения Китая в новую финансовую «горячую точку». Корреспонденты «Ленты.ру» побывали на мероприятии и попытались оценить, насколько все спокойно в столице Поднебесной.

По заветам партии

«Каждой компании нужна стратегия. Мы должны развивать свой бизнес в полном соответствии с программой Коммунистической партии Китая». Для 59-летнего миллиардера Ни Чжаосина в этой фразе нет ничего необычного. Как и в том, что произносит он ее в стенах своего Chang An Palace — дворца, построенного в стиле французского классицизма в 30 километрах от центра Пекина. «Мой парк —маленький, но все же это элемент развития нашего государства», — скромно характеризует Ни Чжаосин свой культурно-выставочный комплекс из 78 вилл.

Chang An Palace на два дня превратился в главную площадку для переговоров между российским и китайским бизнесом. Именно здесь, в получасе езды от Тяньаньмэнь, 4 и 5 сентября проходили основные заседания и круглые столы Пекинского международного экономического форума (BIEF-2015).

Отечественный бизнес — главным образом строители, фармацевты, аграрии — приехали в Поднебесную за инвестициями. В итоге подписали контрактов не менее, чем на полмиллиарда евро. Для негосударственных и неолигархических компаний это очень неплохой результат. Кроме того, именно здесь, во дворце миллиардера, была заключена первая сделка, предполагающая выход китайцев на российский рынок социальных инвестиций. Группа компаний «Камена» привлекла девелоперскую корпорацию Lianbang для строительства домов престарелых. Общая смета проекта — 10 миллионов евро.
Подобные итоги тем более примечательны на фоне того, что товарооборот между Россией и Китаем, по данным Главного таможенного управления КНР, за август упал на треть в годовом выражении. Член оргкомитета BIEF-2015 Эраст Галумов уверяет — девальвация юаня никак не отразилась на проходивших в рамках саммита переговорах. В отличие от гораздо более значительных скачков рубля.

А еще российско-китайское сотрудничество омрачают таможенники. Причем, с обеих сторон. Правда, отечественные стражи торговых границ все-таки пропустили сувениры, подготовленные организаторами форума. Зато их коллеги из Поднебесной обрекли полторы тонны груза на складское прозябание. Несмотря на клятвенные заверения, что эти журналы, значки и т.п. никто не собирается продавать.

Китайские участники форума предпочли оставить это без комментариев. Они вообще, похоже, настроены выполнять заветы Дэн Сяопина об обогащении, не рефлексируя ни по какому поводу. В данном случае не суть важно, идет ли речь о самоуправстве таможенников или о падении фондовых индексов. Хотя ради того, чтобы привести биржи в чувство правительство за три месяца потратило около 236 миллиардов долларов. И в одном только августе валютные резервы Народного банка Китая сократились на рекордные 96 миллиардов долларов.

Смог неопределенности

Бизнесмены из Поднебесной «на условиях анонимности» объясняют летний финансовый шторм происками не чистых на руку руководителей бирж. А девальвация национальной валюты, по мнению одного из комментаторов, — давно назревшая мера. И вообще, хорошо бы довести курс доллара до 7,5 юаня с нынешних 6,3.

Судя по поведению торговцев на пекинских барахолках, китайская денежная единица действительно ослабела недостаточно. Добиться 60-процентной скидки на чайный сервиз или 7-кратной — на магнитик, в принципе, не составляет особого труда. И здесь тоже никто не сетует на девальвацию, которой в последнее время любят объяснять свою неуступчивость продавцы турецких базаров.

Тем временем автовладельцы, простаивающие в отнюдь не кризисных пробках, взирают на билборды с рекламой iPhone 6. Глобальные корпоративные лидеры по-прежнему рассматривают Китай как важнейший и весьма перспективный рынок сбыта. А американский медиамагнат Майкл Блумберг в интервью China Daily говорит о «колоссальном потенциале» китайской экономики. Ничто не развивается по прямой, отмечает он, но хорошее правительство и немного удачи позволят сделать спад локальным и минимальным. Тем, кто обеспокоен какими-то финансовыми неурядицами, Блумберг рекомендует просто «чуть раньше вставать, чуть позже ложиться и упорнее работать».

Председатель оргкомитета BIEF-2015, научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг тоже считает, что «не может быть все время солнечной погоды». Но не готов однозначно сказать, «отражает это долгосрочную тенденцию или это кратковременный зигзаг».

Еще один немаловажный вопрос (если исключать конспирологические версии о заговоре биржевиков и журналистов) — не является ли эта финансовая «лихорадка» следствием масштабной глобальной экспансии Китая? Бизнесмен Чонг Ким, торгующий напитками в Германии, полагает, что в силу нынешней роли его страны экономические или социально-политические катаклизмы в Европе или на Ближнем Востоке не могут не отражаться на темпах китайского роста.

Шелк на пластике

Как бы там ни было, отказываться от масштабных геоэкономических начинаний китайцы не намерены. Дополнительным подтверждением тому — подписание на полях BIEF-2015 официального соглашения о сотрудничестве России и Китая в рамках экономического пояса Шелкового Пути.

Идею воссоздания на качественно ином уровне древнейшего торгового и культурного коридора между Востоком и Западом два года назад выдвинул председатель КНР Си Цзиньпин. А в мае 2015-го, во время визита китайского лидера в Москву, Владимир Путин и Си Цзиньпин подписали совместное заявление о сопряжении строительства Шелкового пути и Евразийского экономического союза. «Наши руководители договорились, нам остается только найти свое место в строю», — подчеркивает глава холдинга AD Group Мухарбек Аушев. Но показательно, что в этот «строй» хотят попасть даже предприниматели из тех стран, чьи нынешние взаимоотношения отношения с Россией не назовешь безоблачными. Бывший эстонский премьер, а ныне совладелец Силламяэского порта Тийт Вяхи очень рассчитывает, что его предприятие будет задействовано в рамках реализации проекта Шелкового пути. И никакие санкции и контрсанкции этому не помешают.
А Владимир Ремыга из Международного конгресса промышленников и предпринимателей напоминает, что важнейшим западным элементом Великого шелкового пути был Крым. Эраст Галумов, ссылаясь на беседу с чиновником из китайского Министерства коммерции, отмечает, что госкомпаниям из Поднебесной не рекомендовано инвестировать в этот новоиспеченный субъект Российской федерации. Но для частного бизнеса таких ограничений нет.

Иными словами, китайские деньги могут прийти и в Крым. Надо только, чтобы потенциальные инвесторы имели возможность посмотреть в глаза тем, кто претендуют на их деньги. В этом смысле мероприятия, подобные BIEF-2015, сами по себе играют роль Шелкового пути. Они позволяют наладить связи, обрести новые знакомства, получить достоверную информацию, разрушить стереотипы, и в конечном счете — адекватнее оценивать риски.

Искусственный газон на лужайке Chang An Palace обычно вспучивается от дождя. Издалека может показаться, что земля встает на дыбы. Вблизи понимаешь, что на самом деле все намного прозаичней. Главное — вовремя это разглядеть и не споткнуться. Такие форумы, как BIEF-2015, помогают лучше понять, чем реальные угрозы отличаются от мнимых.

Москва — Пекин

Экономика00:0517 сентября

Восточный рывок

Эти страны страдали от советского прошлого. Теперь они спасают экономику Европы