Новости партнеров

Китайский разворот

Экономический форум в Пекине принес российским регионам полмиллиарда евро

Фото: Susana Vera / Reuters

Завершил свою работу II Пекинский международный экономический форум (BIEF-2015). Согласно замыслу организаторов, он призван помочь раскрыться «золотой середине» российско-китайских торговых отношений, расположенной между крупнейшими нефтегазовыми контрактами и челночным приграничным бизнесом.

«Парк развлечений с насыпным островом в Геленджике… Две теплицы по сорок девять гектаров в Самарской области — ваши соотечественники там помидоры выращивают на открытом грунте… Зерновой элеватор, переработка 250 тысяч тонн зерна в портовой зоне», — комментирует слайды Виктор Веденин, гендиректор строительной корпорации «Ляньбан»: предприятие российско-китайское, 51 процент у россиян. Китайские товарищи, собравшиеся на презентацию, прерывают докладчика. «Здесь вы планируете привлечь более восьми миллиардов рублей? Мы работаем с проектами на сумму около 200 миллиардов долларов, — указывает партнер из китайской корпорации CSCE. — Построили одну седьмую часть железных дорог Китая, триста километров метро».

«Работа по метро у нас тоже есть, в Москве и Нижнем Новгороде, — парирует Веденин. — Только предложенные нами проекты отбиваются минимум за год и восемь месяцев, а максимум за три и шесть. Ни китайский рынок, ни американский сейчас таких горизонтов не обещают. Про остальное — меня родители учили, что и рубль это деньги».

Круглый стол, посвященный строительству и девелопменту, незаметно перешел в переговоры — крайне жесткие, как это бывает в строительном бизнесе вообще и в ведении дел с Китаем в частности. Нечто подобное происходило почти в каждом клубе по интересам — дорожники, строители, медицина, энергетика, банки и инвестиции, — на которые разделились участники BIEF-2015 после напутственных слов на первом большом заседании. «Россия — Китай: две страны — одно дело», — напомнил тему председатель оргкомитета Второго Пекинского международного экономического форума, директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. И тут же пояснил: «Этого форума мы давно ждали. Наш мир очень неспокоен, уровень неопределенности будущего чрезвычайно высок. После кризиса 2008-2009 годов был шанс создания нового миропорядка на основе процветания всех стран мира — со спокойной жизнью и взаимным сотрудничеством. Сегодня мы наблюдаем холодный мир, и это очень грустно».

По мнению Гринберга, четырехсотлетнее доминирование «западного образа жизни, западной философии» в мире кончается: «Путь с вершины ведет только вниз, а монополия США в управлении мировыми делами вредит не только миру, но и самим американцам. Мы должны способствовать формированию действительно многополярного мира — чтобы он не стал многополярным хаосом».

То, что путь к многополярному порядку легким не будет, стало понятно, когда на форуме не появился глава Республики Крым Сергей Аксенов, ранее заявленный как один из ключевых участников BIEF-2015. Как объяснили организаторы, отмене визита Аксенова и его подчиненных предшествовало пожелание МИД КНР. Здесь можно и, пожалуй, нужно понять китайскую сторону: логика из серии «сегодня Аксенов — завтра Тайвань» вполне могла стать решающей для хозяев. Понять же коллег крымского лидера, по разным причинам не посетивших форум в Пекине, гораздо сложнее. Буклеты BIEF-2015 полнились именами и проектами из российских регионов: Коми — инфраструктурные и сырьевые инициативы, Курганская область — мультимодальный логистический центр «Зауральский», курорт у озера Медвежье, лекарства на базе гепарина-сырца. Тульская — индустриальный парк «Узловая» и строительство микрорайона Новая Тула. Представлены были и муниципалитеты: город Рошаль Московской области собирался защищать перед инвесторами идею индустриального парка «Гагарин». Однако ни один из этих проектов на Пекинском форуме не был представлен.

«Совпадение нашего форума с Восточным экономическим форумом, выборы в регионах — очень напряженный период, экономический кризис, — перечисляет причины отсутствия региональных чиновников Эраст Галумов, главный редактор журнала «Москва — Пекин» и один из устроителей BIEF-2015. — Сетовать на то, что к нам не приехали губернаторы или даже их заместители, наверное, не стоит». Кроме того, подчеркивает Галумов, «мы все же ориентируемся на конкретный бизнес, на предпринимателей, и даже имеющиеся выступления представителей субъектов федерации показывают, что Россия действительно открыта для китайских инвестиций, решает задачу выхода из кризиса». В довершение всего, поясняет Галумов, BIEF-2015 открылся в дни празднования в Китае семидесятилетия окончания Второй мировой войны, унесшей жизни 35 миллионов жителей страны: «Возникли логистические трудности, многие рейсы были отменены либо перенесены. Зато проведение форума в этот период дало нам информационный всплеск внутри страны. Форум встал на крыло, теперь остается только продолжать работу».

В результате с презентациями регионов выступили только двое: от Карелии — глава республики Александр Худилайнен, от Ставропольского края — министр энергетики, промышленности и связи Виталий Хоценко. Молодой ставропольский чиновник, волнуясь, едва не испортил свое выступление: в преамбуле он поздравил хозяев форума с 70-летием победы в... Великой Отечественной войне. Тем не менее упоминание уже имеющихся совместных предприятий — как в крае, так и на территории Китая (в Гуанчжоу производят солнечные батареи для Ставрополья), — убедила местных бизнесменов. Домой Хоценко уехал с соглашением на строительство солнечной электростанции близ Ставрополя. Не внакладе остался и завод «Нарзан»: в ближайшее время в Китай будет поставлено до 75 миллионов литров кисловодской минералки в год — при объеме рынка в 20 миллиардов литров.

Именно региональные предприниматели сыграли основную роль на торжественных подписаниях, которым была посвящена добрая половина заключительного дня Пекинского форума. Контрактов и намерений набралось три десятка — на полмиллиарда евро. Львиная доля контрактного объема BIEF-2015 пришлась на цементный комбинат в Пензенской области, строительство которого обойдется в 350 миллионов евро. Игра вдолгую: окупаемость — восемь с половиной лет. Основные проблемы для российской стороны, безусловно, связаны с кризисом — и, значит, это скорее поиск денег за работу, чем поиск работы на имеющиеся средства. Впрочем, по мнению некоторых российских бизнесменов, у коллег из Китая, переживающего биржевой кризис, подход примерно тот же. «За свои деньги я подрядчиков и сам найду, — подчеркивает девелопер Виктор Веденин. — Если у меня есть деньги, то зачем мне кто-то еще?»

У немногочисленных представителей власти, впрочем, настроения иные. «Не знаю, кто и как ищет финансирования в Китае. Наверное, ищут плохо. Мы, например, нашли», — гордится губернатор Александр Худилайнен, который увез в Карелию соглашения о строительстве таможенного центра и платной дороги.

В целом же при всех разговорах о дружбе в отношениях между Россией и Китаем возникла парадоксальная ситуация. «С одной стороны — макромир крупнейших углеводородных сделок. С другой — потоки челноков между Благовещенском и Хэйхэ, — обозначил торговую диспозицию Сергей Лузянин, и.о. директора Института Дальнего Востока РАН. — Для золотой середины российско-китайских взаимоотношений пока нет почти никаких рабочих механизмов — кроме вот этого Пекинского экономического форума, созданного только в прошлом году».

О дефиците совместных проектов говорил и Руслан Гринберг, и другие участники форума. Вторая общая мысль — необходимость идти в двусторонних отношениях к «миру без аннексий и контрибуций», то есть без лишних таможенных, лицензионных и прочих проволочек, из-за которых уже успело сойти на нет не одно совместное дело. И третье наблюдение: внимание власти к бизнесу — от корректировок до прямого ручного управления — еще одна общая черта наших государств.

Приведение законодательств к максимально возможному сближению и лояльности к партнерам, живое общение на темы двусторонней торговли в меняющихся обстоятельствах, первый год работы открывшегося на BIEF-2015 делового клуба «Москва — Пекин», призванного облегчить российским бизнесменам вход в Поднебесную, — все это, скорее всего, станет основой следующих международных бизнес-форумов в Пекине. С другой стороны, где как не здесь изучать экономические тонкости государственного маневра, в общих чертах называемого «поворотом России на Восток»? Организаторам будущего форума придется приложить некоторые усилия к тому, чтобы для руководства российских регионов BIEF стал адресом скорее обязательным, чем факультативным. К профильным вице-губернаторам — экономический блок, финансовая и промышленная политика — это относится в первую очередь.

Пекин — Москва