Экспрессивный итальянец и его последователи

В ГМИИ открылась выставка Караваджо и караваджистов

Фрагмент картины Караваджо «Мальчик, укушенный ящерицей»

Выставка произведений итальянского мастера Микеланджело Меризи да Караваджо (1571-1610) и его последователей открылась в ГМИИ имени Пушкина. В экспозиции представлены около 50 произведений из собрания ГМИИ и Фонда Лонги во Флоренции. Проект логически продолжает первую масштабную выставку произведений итальянского мастера, прошедшую в музее в 2011 году.

На этот раз публика увидит лишь одну картину кисти реформатора европейской живописи — «Мальчик, укушенный ящерицей», написанную в первые годы пребывания Караваджо в Риме. Именно тогда художник, в отсутствие заказов, писал для продажи небольшие работы, зачастую используя в качестве модели собственное изображение в зеркале.

В Вечный город миланский живописец приехал в 1590-х годах, когда ему исполнилось 25 лет, и мгновенно привлек к себе внимание. Он выделялся своим ломбардским акцентом, вспыльчивостью и крутым нравом, по улицам Рима ходил со шпагой на боку и не раз пускал ее в ход.

Необычным был и метод работы мастера, сторонника реализма, оптических неожиданностей и контрастов с реальностью: Караваджо не делал подготовительных набросков, а писал картину сразу, что можно увидеть на примере «Мальчика, укушенного ящерицей». Полотно представляет собой вовсе не плавное повествование — мастер словно рубит с плеча, энергичными мазками, объемами и контрастами яркого света и глубокой тени. Композиция полна беспокойного движения, резкий боковой свет падает прихотливыми вспышками, выхватывая ярко светящиеся фрагменты отдельных предметов.

Такая манера создания произведений привлекла к себе интерес. Несмотря на то что Караваджо не брал учеников и не любил подражателей, его последователи появились и в Италии, и далеко за ее пределами. И основная задача выставки — познакомить зрителя с творчеством живописцев, развивавших традиции мастера.

Как считают специалисты, лучше других суть искусства Караваджо понял испанец Хусепе Рибера. Ему удалось сохранить и свое творческое лицо, и своеобразное понимание характеров тех, кого он изображал. В молодости Рибера вел скитальческую жизнь, пока не основался в Неаполе при дворе испанского наместника. Но никакого придворного лоска и угодничества в его живописи не появилось — он воспринимал окружающую жизнь драматически, писал бедных и называл их именами философов и древних мудрецов.

На выставке впервые в России представлена серия «Апостолы» из пяти полотен кисти этого мастера — святые Фома, Варфоломей, Павел, Филипп, Иуда Фаддей. Созданная в первой половине 1610-х годов, серия считается новым словом в искусстве того времени — нейтральный фон полотен подчеркивает мощь и внутреннюю силу монументальных фигур. Рибера соединяет воедино правдивость образов и органическое чувство классики.

Влияние Караваджо испытал на себе и мастер болонской школы Гвидо Рени, который не только восхищался работами предшественника, но даже приобрел одно из полотен мастера. Его «Мадонна с младенцем и маленьким Иоанном Крестителем» 1640 года словно написана пастелью, в виде незавершенного эскиза. Работа наглядно демонстрирует творческую эволюцию Рени — от насыщенности света и плотности форм к свободной манере и почти прозрачности фигур. Такие работы Рени предвосхитили творения французских авторов XVIII века.

Северный караваджизм представлен на выставке работой Дирка ван Бабюрена «Взятие Христа под стражу», первой композицией, написанной автором утрехтской школы в Риме. И хотя Бабюрен старался следовать итальянским канонам, он остался по сути голландским художником: подчеркивал натуралистичность деталей, большое внимание уделял мимике героев, порой доходя почти до гротеска.

Представление об утрехтской школе дополняют работы Геррита ван Хонтхороста, две картины Маттиаса Стомера, долго жившего на Сицилии. Это «Архангел Рафаил в доме Товита» и «Исцеление Товита». В экспозиции также выставлены два «Отречения святого Петра» француза Валантена де Булоня — из собрания ГМИИ и Фонда Лонги. Сюжет и композиция картин не сильно отличаются, но изобразительный язык претерпевает изменения: живописная манера становится более подвижной, точной и лаконичной.

В залах ГМИИ можно увидеть также произведения Орацио Борджанни, Карло Сарачени, Томмазо Салини, Гаспаре Траверси и других.

Экспонаты выставки показывают, что влияние итальянского мастера не было ограничено ни в пространстве, ни во времени, и доказывают, что Караваджо во многом был основателем современного реализма. Он говорил на языке барокко по-своему и о своем. Его последователи же возвели эти диалоги на новую ступень.

Выставка открыта до 10 января 2016 года.