Новости партнеров

Впереди вагонов

Профессор Краснянский рассказал об эксперименте «выздоровления» угольной отрасли

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Топливно-энергетический комплекс в экономике страны всегда играл крайне важную роль, однако не во всех сферах развивался благополучно. К 1990-м угольная промышленность на 80 процентов зависела от бюджетных дотаций, достигавших 1,4 процента ВВП страны, а почти половина шахт и разрезов были убыточными.

Накопившееся недовольство шахтеров привело к всеобщей забастовке, что, как известно, послужило катализатором протестных настроений в СССР. Тем не менее угольная промышленность — единственная отрасль экономики, которая за последние 20 лет прошла полную реструктуризацию — производственную , технологическую, финансово-экономическую.

Реструктуризация началась в 1993-1994 годах и была проведена в кратчайшие сроки, практически за десятилетие. Для сравнения, ликвидация убыточной угольной отрасли Франции продолжалась почти полвека, с 1956-го по 2005 год. Несколько десятилетий реформировалась угольная отрасль США, Великобритании, Германии. А Польша, приступив к реформам одновременно с Россией, до сих пор не определилась с порядком ликвидации убыточных шахт.

«Сегодня можно с уверенностью сказать, что инициированные 20 лет назад процессы по структурному изменению отрасли не только предотвратили ее развал, но и придали импульс для восстановления и успешного развития на долгосрочный период», — говорит заслуженный экономист РФ, председатель совета директор компании «Каракан инвест» Георгий Краснянский.

Первый этап

К 1990-м количество убыточных шахт и разрезов превышало 200 (более 45 процентов общего числа угледобывающих предприятий). Угольной промышленности угрожал не просто кризис, а необратимый распад. Коренные изменения в характере и системе функционирования отрасли стали неизбежными, отмечает Краснянский.

Реформы были достаточно болезненными — за 20 лет закрылось 188 убыточных шахт и 15 угольных разрезов. Объекты социальной культуры и инженерную инфраструктуру шахтерских городов и поселков перевели в ведение местных органов власти, разработали программы местного развития.

На первом этапе требовалось решить ряд беспрецедентных по масштабам задач: перейти на свободные цены на уголь, изменить экономические основы функционирования отрасли, освободиться от непрофильных производств и услуг. Все эти процессы были запущены и в основном завершены в кратчайшие сроки с 1995-го по 2000 год.

Особую роль сыграли меры социальной поддержки уволенных работников (под сокращение попали около 730 тысяч человек). На это ушла треть всех средств, вложенных федеральным бюджетом в реструктуризацию отрасли за последние 20 лет. «Это позволило погасить социальную напряженность в регионах угледобычи и в стране в целом», — подчеркивает Краснянский. Кроме того, за счет роста производительности труда снизилась трудоемкость добычи угля.

По пути к рынку

Основное направление следующего этапа изменений (2000-2004 годы) — акционирование и приватизация угледобывающих и углеперерабатывающих предприятий. Так возникло более 50 частных угольных компаний, некоторые из них в свою очередь вошли в состав холдингов, например, угле-металлургических. Сегодня холдингами, включающими в себя угольные активы, обеспечивается 75 процентов общего объема добычи российского угля.

Теперь эта отрасль ТЭК на сто процентов частная. «В результате второго этапа реструктуризации не только прекратилось дотирование убыточных производств, но и был осуществлен полный перевод всей отрасли в условия рыночной конкурентной борьбы. Финансово-экономическая устойчивость угольных предприятий теперь диктовалась законами рынка», — объясняет Краснянский.

С 2000 года ощутимо росли инвестиции в основной капитал угольных компаний — всего к настоящему времени вложили около 22,3 миллиардов долларов.

Улучшились экологические показатели и уровень промышленной безопасности. Именно коммерческий интерес, ставший основным стимулом развития отрасли, привел к резкому повышению качества производимой и поставляемой на рынки угольной продукции.

Под влиянием рыночных требований бурное развитие получила переработка угля на угледобывающих предприятиях. Сейчас в отрасли действует 66 обогатительных фабрик и сотни сортировок. Развитие в этом направлении продолжается — в среднем за год вводится 2-3 новые обогатительные фабрики

Угольные компании в ходе адаптации к рыночным условиям приобрели финансовую устойчивость и конкурентоспособность. Пройдя процесс приватизации, абсолютно частная угольная промышленность России год от года демонстрирует устойчивые темпы развития, а господдержка отрасли сократилась с 1,4 процента ВВП до нуля.

На благо бюджету

Всего на реструктуризацию отрасли за 20 лет было потрачено 13,1 миллиарда долларов. Вместе с тем только за период с 1999 года бюджет получил 14,1 миллиарда долларов от угольных предприятий в виде налогов и сборов. Помимо прямой выгоды от развития угольной промышленности, реформа оказала положительное влияние на развитие других отраслей — на металлургию, машиностроение, транспорт.

Сама же угольная промышленность успешно прошла и проходит все кризисные зигзаги экономической истории. Сегодня этот сегмент экономики полностью переориентирован на экспортный рынок. Высокое качество продукции позволило угольным компаниям России быстро занять достойную нишу на мировом рынке.

Экспортируя ежегодно 160 миллионов тонн угля, страна вышла на третье место в общем объеме международной торговли с долей в 11 процентов. Для сравнения, в начале реформ, в 1993 году экспортировалось лишь 25 миллионов тонн топлива, то есть отгрузка выросла в 6 раз. Основные потребители отечественной угольной продукции — Великобритания, Польша, страны Азиатско-Тихоокеанского региона: Китай, Корея, Япония.

В то же время внутреннее потребление угля сократилось почти в два раза: избыток углеводородов (мазута и газа) в условиях устойчивого тренда последних лет на стагнацию энергетического рынка сократил заинтересованность потребителей в угле. «Цена на газ сегодня превышает цену на уголь в 1,7 раза. Это означает, что уголь не имеет ценовых и конкурентных преимуществ», — говорит Краснянский. И добавляет: спрос со стороны металлургических и энергетических предприятий растет только при разнице в тарифах в 2-3 раза.

«Безусловно, в угольной отрасли сохраняется ряд проблем, главные из которых — ориентированность топливного баланса России на газ, а также удаленность основных регионов угледобычи от экспортных рынков», — констатирует эксперт. Но, по его мнению, долгосрочные перспективы отрасли вне сомнений. Пройдя процесс реструктуризации, угольная промышленность обрела устойчивость и успешно встроилась в мировой рынок, завоевав позиции одного из крупнейших экспортеров.

Нельзя забывать и о том, что будущему этого сегмента топливно-энергетического комплекса уделяется большое внимание со стороны государства — планы по развитию угольной промышленности нашли свое отражение в Энергетической стратегии России и Программе развития угольной промышленности на период до 2030 года.