«Оппозиционерам уже никто не верит»

Члены движения «Демократическая Россия» вспомнили прошлое и подумали о будущем

Фото: пресс-служба Международного университета в Москве

В Международном университете в Москве (МУМ) во вторник, 20 октября, прошло торжественное мероприятие в честь 25-летия создания Общероссийского политического общественного движения «Демократическая Россия» (ДР). Его участники обсуждали ошибки оппозиции, предавались ностальгии и читали стихи.

Ближе к вечеру к зданию МУМ начали стягиваться участники собрания. Вот медленно идет один из организаторов «Демократической России», бывший главный редактор газеты «Президент» Лев Шемаев. Ему уже за восемьдесят, и он передвигается, опираясь на трость и руку спутницы.

Шемаев признается, что очень обижен на бывших товарищей по организации. «Я готов сказать в лицо коллегам, что я о них думаю. Они не дали движению выполнить его историческую миссию, как, например, выполнила ее "Солидарность" в Польше», — возмущается он.

По его словам, именно ДР была в начале 90-х годов той движущей силой, которая могла бы контролировать ситуацию в стране. В самом движении состояли толковые люди, и многие из них представляли «сливки промышленного производства страны», но были и те, кто в итоге «разодрали движение в клочья» — так он отзывается, в том числе, о сопредседателе «Демократической России» Льве Пономареве. Теперь незнакомые люди, узнав, что он состоял в организации, начинают яростно осуждать его и чуть ли не проклинать.

Шемаев добавляет, что оппозиционерам, «этим политическим шарлатанам и шулерам», уже никто не верит — народ предпочел их демагогии очень ясную, жесткую позицию президента России. «Сколько бы они ни пыжились, выше лилипутства так и не поднялись за все эти годы, зато играли роль провокаторов. Они очень сильно помогли власти отстроить функционально и организационно свою систему управления, а потом подкрепить ее еще и юридически, когда создали такой замечательный проект, как цех штамповки законов», — говорит он. Шемаев отмечает, что, по его мнению, Россия для демократии сейчас потеряна — ее не может быть не только в ближайшие годы, но даже десятилетия.

В самом здании МУМ о предстоящем событии говорят лишь две девушки со списками участников и сам Лев Пономарев, горячо приветствующий гостей. Поднявшись на второй этаж, ближе к месту сбора, натыкаешься на толпу людей за сорок — молодых практически нет. «Молодежь к нам не идет. Они больше вступают в партию "5 декабря", которая на самом деле от "Единой России". Нас же тут общая история связывает, а молодые этого всего не видели», — объясняет член ДР Анатолий.

Все внимательно изучают плакаты с фотографиями из архива «Демократической России»: митинги, демонстрации, конференции, партийные съезды и даже какой-то квартирник под названием «Круглый стол. Выборы 90» на фоне лампового телевизора, торшера и приставленных к стене костылей. Тут же можно разглядеть фото скучающего Сахарова, подпирающего рукой щеку на каком-то заседании, а еще чуть дальше найти подписанную им фотографию с надписью «91 год. Вперед! К крушению коммунизма». По соседству с изображениями академика разместился Ельцин, еще бодрый и энергичный, читающий в «Хронике» текст своего утреннего выступления.

В зале, где должно проходить мероприятие, — эпицентр событий. На столе, стоящем в углу, предлагают бесплатные книги и брошюры, главным образом посвященные методам демократизации и борьбы с коррупцией. В самом центре помещения расположились близкие соратники Пономарева, обсуждающие как дела дней минувших, так и насущные проблемы, а также чемпионат по хоккею и Навального. Редко можно расслышать тихое «надо бы выпить-закусить».

Начало официальной части затягивается на час. Наконец, публике под песню Виктора Цоя «Перемен» показывают нарезку из кадров с митингов начала 90-х, зал бурно аплодирует. Потом включают видео выступления Ельцина о взятии под стражу советской номенклатуры.

Первым слово берет Лев Пономарев. Он говорит, что в те годы страна шла в тупик, ситуация ухудшалась, а власть ничего не могла сделать. Сейчас складывается аналогичная ситуация, народ переживает напряжение, сравнимое с 1986-1988 годами: люди разочарованы, думают, что ничего не получится, что демократию в стране нельзя построить, и либо уходят во внутреннюю эмиграцию, либо уезжают за границу.

В этом случае, по словам Пономарева, из опыта прошлого можно вынести, во-первых, то, что сейчас не должно и не может быть одного лидера протестного движения, так как оно само по себе разнородно, но это разрозненное протестное движение должно объединиться. «Я думаю, вариант один — выходить на улицу сотнями тысяч людей, и тогда власть услышит, будет вынуждена идти навстречу. Самое главное, что все это нужно делать мирно, как это было в начале 90-х годов», — добавляет он.

С ним не соглашается секретарь координационного совета ДР Михаил Шнейдер. Он считает, что нынешней ситуации надо пытаться очищать то болото, в которое нас пытаются затянуть. Для этого нужна как просветительская работа, так и усилия по поиску новых лидеров. При этом нескольких лидеров у оппозиции быть не должно — 25 лет назад все было завязано на фигуре Ельцина и на общей идее, объединявшей людей. «Такой идеи сейчас нет», — констатирует Шнейдер.

Он добавляет, что «Демократическая Россия» — это некий возникший в той политической среде конца 80-х годов организм, который вполне соответствовал своей миссии и сделал очень много позитивного. Например, благодаря движению удалось с минимальной кровью пройти август 1991 года, и тогда же от власти удалось отстранить КПСС. «Правда, она залегла на дно и сейчас возродилась в виде "Единой России". Кроме того, удалось заложить какие-то основы рыночной экономики, другое дело, во что это сейчас превратилось», — с грустью отмечает он.

Шнейдер говорит, что наполненные продуктами полки современных российских магазинов — это то, к чему стремилось движение: создать нечто вроде западного общества потребления. «С другой стороны, из попыток построить демократическую Россию мы получили полноценно сформировавшееся фашистское государство, и чем все это закончится, никто из нас не знает, — будет ли вторая волна демократических реформ или будет тихое загнивание, которое может закончиться распадом страны», — добавляет он.

Председатель партии «Гражданская инициатива» Андрей Нечаев продолжает тему больших достижений «Демократической России». «Нам есть, чем гордиться. Тем, что это была первая волна демократии, разрушившая монстра коммунистической власти, и тем, что мы все-таки построили в России рыночную экономику. Последние 10-15 лет ее корежат, портят, мучают, а она все-таки живет — настолько хорошо в этих экстремальных условиях мы ее создали, что она продолжает существовать. Может быть, поэтому до сих пор живет Россия и российская экономика», — делает вывод докладчик.

В то же время политик жалеет, что в свое время не была создана сильная пропрезидентская партия, которая могла бы тогда в рамках демократических процедур стать правящей и действительно влиять на исполнительную власть. «То, что происходит сейчас, — это совершенно отвратительно, это никому из нас не могло присниться в страшном сне. Мы с вами просрали нашу свободу, демократию и сейчас утешаемся остатками рыночной экономики», — негодует он.

Однако, по его мнению, не все еще потеряно, надо сочетать борьбу в правовом поле и на улице, а по мере того, как будет ухудшаться экономическая ситуация и расти недовольство нынешней политической системой, к этому прибавится еще и социально-экономический протест. «Тогда повторение 1991 года вполне возможно, мы сможем эту власть заставить пойти на уступки, а может и поменять ее, надеюсь, мирным путем. Давайте бороться!» — завершает свою речь Нечаев.

Один из организаторов «Демократической России» Владимир Боксер в своем обращении также упоминает о заслугах организации. «Тогда, четверть века назад, мы достигли практически невозможного — победы над коммунистической системой. Произошло это потому, что мы отложили в сторону идеологические и политические проблемы. Было бы фатально ошибочным тогда погрязнуть в межпартийных, межгрупповых спорах и выяснениях отношений — тогда не было бы 12 июня и 21 августа 1991 года», — отмечает он. По словам Боксера, молодое поколение оппозиционеров может сказать, что оно бы все сделало по-другому и лучше и история пошла бы по иному пути. «Не пошла бы. И нет гарантии, что она всегда будет двигаться поступательно, а впереди нас всегда ждет лишь победа и прогресс», — подводит итог он.

Входивший в 1991 году в Координационный совет ДР политик Анатолий Шабад объясняет упадок движения после выборов в Госдуму 1993 года тем, что, во-первых, демократы никогда не были у власти, им приходилось лавировать, а большинство всегда было против них.

«Вот Ельцин лавировал, на него была сделана ставка, другого варианта не было. А кто такой Ельцин? Это советско-партийная номенклатура. Ну и кончил он именно тем, чего можно было ожидать. Я лично всегда боялся, что он станет диктатором, но он им не стал. Видимо, уже не было у него сил. Есть, конечно, еще исторические предпосылки для упадка движения, но, как обычно, никто никогда не знает, где неизбежность истории, а где соизволения отдельных лиц», — объясняет он.

Шабад считает, что первый удар по российской демократии был нанесен первой чеченской войной, а остальное приложилось, и в ближайшее время демократизации в стране ждать не стоит. «Такая болезнь, как временное просветление мозгов у народа, происходит рецидивами. Вот был один рецидив в начале 90-х, и следующего придется ждать долго», — заключает политик.

Речи выступающих периодически прерываются на развлекательную часть торжества. Публицист Виктор Шендерович читает сатирические мини-пьесы собственного сочинения, актер Александр Филиппенко разыгрывает сценку, актриса и певица Оксана Мысина читает стихи Дмитрия Быкова и под гитару поет песню Булата Окуджавы. Актер Михаил Ефремов тоже читает стихи: «Есть три эпохи у воспоминаний» Анны Ахматовой, «Двадцать лет — нихрена нет» Дмитрия Быкова и свежее творчество Андрея Орлова (Орлуши) — «Телефонограмма», в котором, в том числе, есть такие строки:

«И опять зазвонил телефон.
Тут и так настроенье дерьмо,
Так еще позвонило Чмо
Среди ночи нести дребедень.
Чму-то пофиг,
У них же там день.
— Я слышу тебя Барак.
Теперь у нас общий враг.
Нам вместе необходимо...
— Зачем ты послал ко мне Диму?!
Я с ним, я сейчас не шучу,
Совсем говорить не хочу!
Он будто бы только что с парты.
— А это двойные стандарты!»
.

Не желая присоединяться к праздничному настрою собравшихся, Лев Шемаев выступает с эмоциональной речью, осуждая все происходящее и самих участников мероприятия. Ему, впрочем, не дают ее закончить, из зала слышатся голоса: «Замолчи! Уберите его!» Участники собрания объявляют перерыв, сославшись на то, что Шемаев нездоров.

Позднее Михаил Шнейдер поясняет выходку старого товарища. «Однажды мы собрались на Крымском Валу, дом 8 на одной из конспиративных явок "Демократической России". В это подвальное помещение пришли человек 200-250, и голосованием мы должны были выбрать траекторию движения», — начинает он.

Далее, по его рассказу, Лев Шемаев снял ботинки, остался в красных носках, залез на стол и начал призывать всех идти на Кремль, прихватив с собой дубины. «Если бы мы пошли по тому пути, то история повернулась совсем по-другому. Он периодически возникал в эмоциональном возбуждении и всю команду пытался потянуть в какую-то сторону. Мы, слава богу, всегда делали совсем не то, что он предлагал», — рассказывает Шнейдер.

В конце официальной части всех просят скорее пройти на фуршет. Долгожданное выпить-закусить в кафетерии сопровождается воспоминаниями о прошлом, историями про Гайдара и Белый дом, а также о том, как Сергей Шойгу чуть не начал раздавать оружие осенью 1993-го года.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки