Невозвращенцы

Какие паспорта будут у ополченцев Донбасса

2711274 03.10.2015 Ополченец ЛНР во время отвода вооружений калибра менее 100 миллиметров от линии соприкосновения в самопровозглашенной Луганской народной республике (ЛНР). Валерий Мельников/РИА Новости
Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Установившееся перемирие в Донбассе актуализировало в самопровозглашенных республиках ряд проблем, характерных для этих территорий в период относительного затишья. К примеру, в составе сил обороны ДНР и ЛНР оказалось немало бойцов, не имеющих вообще никакого статуса — кто-то объявлен на родине вне закона, кто-то попал в ополчение волею обстоятельств. «Лента.ру» поговорила с двоими из них.

Привет из Латвии

Григорий Косниковский приехал воевать на стороне Луганской республики из Латвии. На малой родине он уже был известен, как активист партии «Заря» («За русский язык!»), выступал за придание русскому языку статуса государственного и против закрытия русских школ. Естественно, все это он делал, будучи обладателем сомнительного статуса «негражданина».

Борьбу русскоязычного населения юго-востока Украины за свои права принял близко к сердцу, а после трагедии в одесском Доме профсоюзов решил взять в руки оружие. Все нужные контакты нашел в интернете, там же обо всем договорился и двинулся в путь.

Воевал в окрестностях Луганска. В августе прошлого года записал на видео обращение ко всем потенциальным добровольцам с призывом не сомневаться и ехать воевать в Донбасс.

«В середине сентября, когда в Луганске восстановилась мобильная связь, я наконец-то позвонил домой, маме, и узнал от нее, что латвийские власти объявили меня в розыск, а в моем доме провели обыск, забрали компьютер и охотничье оружие», — рассказывает Григорий.

Дело в том, что после начала войны на юго-востоке Украины власти Латвии спешно приняли закон «Об участии в боевых действиях на иностранной территории», предусматривающий наказание в виде десяти лет лишения свободы. Помимо этого, в законодательстве этой республики имеется и статья о «помощи террористам», под действие которой попадают даже волонтеры, доставляющие в Донбасс гуманитарную помощь. Она тоже предусматривает десятилетний срок.

При этом Косниковскому инкриминируют «терроризм» и «призыв к терроризму», за что в Латвии могут отправить в тюрьму на 25 лет.

Доброволец из Прибалтики подчеркивает, что закону присуще двойное толкование — на него завели уголовное дело, а в украинском добровольческом батальоне «Айдар» воюют граждане Латвии, которые на побывку ездят домой, не имея при этом никаких проблем с правоохранительными органами. Само латвийское государство направляет в вооруженные силы Украины военных инструкторов.

Таким образом, дорога в Латвию для Косниковского закрыта, так же, как и дорога в Россию — поскольку срок его многоразовой российской визы истек еще 10 июля этого года. Прошлой осенью, узнав о том, что латвийские власти возбудили против него дело, он попытался получить политическое убежище в России, но российская бюрократия сочла, что для этого нет никаких оснований. Предложили временное убежище, а после — подавать документы на принятие гражданства, для чего ему пришлось бы постоянно жить на территории Российской Федерации в течение ближайших пяти лет.

«Но я не для этого приехал в Новороссию, мне хочется участвовать в происходящих здесь событиях, дойти до победы», — говорит Григорий.

«А вопрос с документами все равно нужно решать. Я сам лично видел добровольцев из Шотландии, Англии, Франции, Германии, Чехии, Бразилии, Израиля. Они приехали сюда не ради денег, а для того, чтобы воевать с фашизмом. И каждого дома ждет уголовное преследование», — поясняет он.

В настоящее время Григорий Косниковский продолжает служить в вооруженных силах Луганской народной республики и надеется хотя бы на получение паспорта республики. Но отдает себе отчет в том, что даже с этим документом он не сможет покинуть территорию восставшего Донбасса.

Одесский говор

Влад Войцеховский был участником трагических событий в Одессе, и именно они побудили его начать вооруженную борьбу. 2 мая 2014 года ему пришлось отбиваться от радикалов при помощи огнетушителя, он получил травмы, оставившие шрамы на голове.

Какое-то время, рассказывает доброволец, его продержали в участке. Когда выпустили, он поехал лечиться в Крым, а вернулся уже с твердым намерением взяться за оружие. Собирался организовать подпольную группу в родном городе. Однако вскоре его арестовали по обвинению в террористической деятельности, после чего последовали четыре месяца заключения, а после —неожиданно — его передали донецким властям в рамках обмена пленными.

«Это было 26 декабря прошлого года», — рассказывает Войцеховский.

«Мне и другим заключенным, которых направляли на обмен, выдали бумагу о том, что дела наши прекращены, вывели из СИЗО вроде как свободных людей, а уже на улице надели наручники и побросали в багажник микроавтобуса. Привезли в Харьков, где набралось двести с лишним человек со всей Украины, причем уже в разговоре выяснилось, что многие попали в нашу компанию случайно — часть была виновна только в том, что оказалась рядом с митингующими», — рассказывает он.

«На всех пластиковые наручники, затянули до предела. Я изловчился, вытащил из нагрудного кармана щипчики, перекусил их, затем передал другим. Конвоиры заметили, всполошились, надели на нас новые, мы и эти перекусили. Больше наручников у них не нашлось», — вспоминает Войцеховский. Ехали более суток, объездными путями, потому что те, кто их конвоировал, очень боялись попасть в плен.

Уже в Донецке выяснилось, что одесская СБУ не прислала паспортов, которые так и остались в их личных делах. Одесситам предложили подождать, пожить в столице республики, чтобы получить временные удостоверения ДНР, но за Владом приехали друзья, и он решил перебраться с ними в Луганск. Поначалу служил там в военной комендатуре, а позднее оказался в составе батальона «Призрак», где ему сделали удостоверение. Чуть позже через третьи руки из родного города ему прислали и водительские права.

«Спустя шестнадцать дней после так называемого "освобождения" производство по моему уголовному делу было восстановлено», — рассказывает боец. По его данным, к инкриминируемым ему статьям «терроризм» и «незаконный оборот взрывчатых веществ» на родине ему добавили еще и «участие в незаконных вооруженных формированиях».

Фактически Украина сама его записала в ополчение. «Я тогда еще нигде не служил, приходил в себя после тюрьмы, но то, что я был принят в ДНР, послужило основанием для новых обвинений», — подчеркивает он.

Сейчас Войцеховский ожидает начала паспортизации республики. Он считает, что этот вопрос необходимо решать быстрее. «Сюда приезжают добровольцы практически со всего мира, а во время войны многие лишаются документов — например, оставил их во времянке на блокпосту вместе с одеждой, а туда влетел снаряд, все сгорело. И что делать бойцам, ранее имевшим украинские паспорта?» — спрашивает ополченец.

Перевод

Назвать число ополченцев, у которых имеются проблемы с документами, никто не берется — официальной статистики, понятно, не ведется, а поднимают этот вопрос в Луганске немногие — до недавнего времени большинству бойцов было не до паспортного режима.

Однако ситуация, похоже, меняется: в ходе недавней встречи со студентами Луганского государственного медицинского университета (она прошла 20 октября) глава ЛНР Игорь Плотницкий заметил, что власти республики намерены в ближайшее время «перевести всю документацию так, чтобы Российская Федерация могла их признавать: к примеру, наши техпаспорта транспортных средств или другие юридические документы».

подписатьсяОбсудить
Как купить мушкет
Где приобретают «старинное» оружие и как из него стреляют
Обыски в офисе Главного следственного управления Следственного комитета РоссииСлед Шакро
Как перестрелка у московского кафе привела к задержанию высокопоставленных чинов
Policemen walking down stairs and securing the area in the underground station Karlsplatz (Stachus) after a shootout in Munich, Germany, 22 July 2016. After a shootout in the Olympia shopping centre in Munich, injuries and possible deaths were reported by the police. The situation is still unclear. PHOTO: ANDREAS GEBERT/dpaКТО стучится в дверь ко мне
Какие выводы стоит сделать из полицейской операции в Мюнхене
Сокрытое в волнах
Сколько ядерных бомб потеряно в Мировом океане
The Lady Vanishes'  - Sally Stewart, Margaret Lockwood,       
Alfred Hitchcock and Googie Withers
An English girl on a train from Switzerland befriends an old woman. But when the woman disappears, her fellow passengers deny ever having seen her.
«Он всегда утверждал, что в их браке нет секса»
Жизнь Альфреда Хичкока и Альмы Ревиль в изложении Питера Акройда
Стар? Супер!
Артисты, для которых возраст не имеет значения
«Явись же в наготе моим очам»
Генрих VIII и Анна Болейн, фавориты Елизаветы I в поэзии XVI-XVII веков
Девушки с планеты Земля
Кинопремьеры недели от «Светской жизни» до «Стартрека 3»
Чудаки пришли к успеху
10 самых необычных аккаунтов в Instagram
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Убить за селфи
История «пакистанской Ким Кардашьян», которую задушил родной брат
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Немаленький домик
Длительный тест MINI Cooper S Clubman: итоги, выводы и три цилиндра
Слово из трех букв
«Красная Свинья», седан, обгонявший Lamborghini, и другие безумные машины AMG
Госстандарт
Интересные машины, разработанные специально для Китая
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей