Новости партнеров

Над Дамаском радуги нет

Сирийский гей-беженец сменил пять стран в поисках счастья

Фото: Regis Duvignau / Reuters

Почему беженцы с Ближнего Востока ринулись в Европу? У каждого свои мотивы: война, поиски лучшей доли, а может, и темные намерения. Сириец Надер бежал от гражданской войны на родине, спасаясь от исламистских боевиков и тех, кого еще недавно считал своими друзьями. Молодой человек опасался за жизнь из-за сексуальной ориентации, с которой жить на Ближнем Востоке опаснее, чем где-либо еще. О том, как он переезжал из страны в страну в поисках нового, более спокойного и справедливого дома, 26-летний беженец рассказал BuzzFeed.

Борода и гей-гордость

В июне 2015 года Надер собрал около 100 арабов для участия в городском «Марше гордости», который должен был пройти в Стамбуле в 13-й раз. Единомышленники несли плакаты с надписями «Остановите преследование геев в арабском мире» и «Ваша жизнь не стоит больше, чем моя».

Уже после начала шествия местные чиновники решили запретить шествие. Полиция распылила слезоточивый газ, применили пластиковые пули и водометы. Турецкие ЛГБТ-активисты до сих пор не знают, почему мероприятие было отменено после его успешного существования без каких-либо инцидентов в течение прошлых лет.

«Это было предательство со стороны властей», — считает Надер.

С приездом в Стамбул в июне 2014 года сириец усердно работал, чтобы обеспечить себе более-менее достойную жизнь. А еще каждую неделю организовывал встречи для представителей ЛГБТ-сообщества под названием «Чайные посиделки», где можно было высказаться и получить поддержку. Там бывали выходцы из многих мусульманских стран, от Марокко до Ирака.

Однажды в одном из самых известных гей-клубов Стамбула Надер встретил Омара, 21-летнего беженца из Дамаска. Молодые люди стали встречаться и позже съехались.

Друзья как враги

Стамбул — последняя остановка Надера в его четырехлетнем бегстве. Свой родной Хомс в Сирии он покинул в августе 2011 года. Надир вырос в суннитской семье в окрестностях Баб аль-Сибах, на линии противостояния суннитов с членами городского сообщества алавитов (последователей алавизма, эзотерического ответвления шиитского направления ислама — прим. «Ленты.ру»), превратившегося в полномасштабную гражданскую войну.

Город поглотила волна братоубийств между двумя общинами, многие из друзей Надера оказались в стане суннитских боевиков.

Как-то раз знакомый привел его в один из домов в Хомсе, где произошла массовая резня, и показал ему останки группы алавитов. «Мы мстим», — сказал боевик.

В ужасе от того, в кого превратились его друзья и что они могут сделать с ним, узнав о его гомосексуальности, Надер тут же уехал в Дамаск.

Камин-аут по-сирийски

Беженец вспоминает, что в свое время имел сексуальный опыт с молодыми людьми, которые теперь воюют в рядах исламистской повстанческой группировки «Джабхат ан-Нусра», ячейки «Аль-Каиды» в Сирии.

Уже находясь в столице, Надер по телефону признался в своей ориентации старому приятелю, примкнувшему к боевикам. Несколько дней спустя беглец узнал, что его друг передал их разговор имаму своей группировки, и тот пообещал за гомосексуализм сбросить грешника с высокого здания.

«В тот момент я решил, что нужно уехать как можно дальше, и направился в Каир», — рассказывает сириец.

Египетская столица встретила мигранта совсем не радушно. Два раза его избивали на улице, он оказывался вовлеченным в массовые беспорядки, происходившие во время годичного правления Мухаммеда Морси — представителя организации «Братья- мусульмане», которая спустя некоторое время была признана террористической.

Надер уехал в иорданский Амман, но обнаружил там до боли знакомые лица: в городе было полно сирийских повстанцев, бежавших от армии Асада, в том числе из родного города молодого человека — Хомса. В июне 2014 года один из них узнал его на улице и попытался схватить.

«Ты — педик, и мы поймали тебя! Не думай, что если ты сбежал из Сирии, то ты в безопасности! Мы тебя убьем!» — прокричал правоверный.

Шум привлек толпу, Надер сумел вырваться и затеряться среди людей.

…Два дня спустя он купил билет в Стамбул и по прилете отправился в Ассоциацию мигрантов и ищущих убежища (ASAM), чтобы подать документы для переезда в Северную Америку или Европу.

Спасательный круг брошен

В октябре 2015 года Надеру позвонили из агентства по делам беженцев ООН (УВКБ ООН) и сообщили, что Норвегия согласилась его принять. Переезд состоится в течение шести месяцев. Однако обнаружилась проблема: его партнер, Омар, останется в Стамбуле один.

Ходатайство Омара о переселении потерялось из-за смены персонала в ASAM. Первоначально он регистрировался в июне 2015 года, теперь ему придется заново проходить интервью с социальным работником и подавать заявление, потому что все данные о первой встрече утеряны.

Пара беседовала с журналистами BuzzFeed незадолго после того, как узнала о приглашении из Норвегии для Надера. Во время разговора глаза Омара были красными от слез.

Надер признается, что думал переправить любимого человека нелегально на лодке, но риск быть задержанным властями Норвегии очень высок.

«Мы строили планы позже переехать в Бразилию, где регистрируются гей-браки, и стать там супругами», — рассказали Надер и Омар, отметив, что пока они в растерянности и боятся загадывать.

«Не доверяю я им», — бурчит Надер, говоря об агентстве по делам беженцев ООН.

Бумаги для побега

Чтобы из Турции законным образом перебраться в Европу, требуется пройти целый ряд сложных процедур. Беженцы могут ждать несколько месяцев или даже лет, прежде чем их вызовут на предварительное интервью. Там нужно подробно рассказать свою историю и предоставить подтверждающие документы: медицинские записи о нападениях, угрозы в свой адрес или в адрес членов семьи, записи арестов. Затем уже — интервью с представителем УВКБ ООН, где обо всем расспрашивают еще подробнее. Беседа может продлиться день или два.

Если ООН предоставляет человеку статус беженца, то решение об отправке в ту или иную страну будет полностью зависеть от того, у какого государства есть открытые позиции для переселенцев.

Ожидание переселения в Турции для представителей ЛГБТ может быть опасным. Например, 34-летний иранец по имени Реза, который носит макияж и имеет женские манеры, рассказал, что на него совершили нападение недалеко от его дома в городе Денизли, где он живет в ожидании переезда в другую страну. В Турцию он перебрался после того, как не раз подвергался избиению и насилию у себя на родине.

Чужие среди своих

ЛГБТ-сирийцы прибывают в Турцию вместе с миллионами других людей, спасающихся от боевых действий.

Для ЛГБТ-беженцев все более привлекательным в последние годы выглядит Стамбул. Это трамплин, который помогает попасть в желанную Европу или Северную Америку.

Агентство по делам переселенцев в Турции сообщает, что на данный момент у них зарегистрировано более 700 представителей ЛГБТ. Однако есть много других, которые не знают о том, что могут искать убежища на территории других стран на основании своей сексуальной ориентации.

В 2014 году ООН обратилось к правительствам разных стран с просьбой рассмотреть заявки на переселение 227 представителей ЛГБТ-сообщества, большинство из которых были иранцами.

Лесбиянкам, геям, би- и транссексуалам Ирана хорошо известен этот способ миграции, потому что о нем им рассказали уехавшие друзья. Но для сирийцев, которые начали искать убежище из-за войны, это в новинку. Режим Асада был жесток с политическими оппонентами, но никогда не преследовал геев так, как в Иране.

Сегодня же потеря действующим президентом контроля над частями его страны в борьбе с исламистскими повстанцами, пытающимися его свергнуть, превращает жизнь геев в ежедневную игру со смертью.

Из жизни00:01Сегодня

«Одни видят в России медведей, другие хотят в нее переехать»

Россиянин уехал в США, нашел работу, бросил ее и пустился в приключения