С коляской на выход

Почему закрывают уникальный пансионат для социальной реабилитации инвалидов

Десятилетняя история самарского пансионата для активных инвалидов-колясочников может закончиться в январе 2016 года. Областное министерство социально-демографической политики считает, что содержать такое учреждение по нынешним временам слишком дорого — даже несмотря на то, что инвалиды готовы доплачивать за свое проживание. Изучив ситуацию и проанализировав областной бюджет, «Лента.ру» изыскала способы сохранить уникальный пансионат в его нынешнем виде.

«Самарский пансионат ветеранов труда и инвалидов», или попросту 8-я Просека — это небольшой поселок из 23 коттеджей, построенный десять лет назад на окраине Самары. Пансионат уникален тем, что ориентирован не только на проживание, но и на социальную реабилитацию инвалидов-колясочников. Небольшие комфортабельные дома, рассчитанные на проживание двух человек, возможность обустроить жизненное пространство по своему вкусу, все условия для интеграции в общественную и профессиональную жизнь.

Жители 8-й Просеки заподозрили неладное в сентябре. Именно тогда колясочница Ольга Артамонова, которая хотела поселиться в пансионате, привлеченная возможностью активной жизни и работы преподавателем в изостудии, получила ответ из регионального министерства социально-демографической и семейной политики: «Заселяйтесь, но на три месяца. Потом оптимизация и расформирование».

Решение выглядит странным. Образцово-показательное учреждение долгие годы приносило имиджевые дивиденды Самарской области. На 8-ю Просеку регулярно привозили гостей федерального уровня. Весной прошлого года, например, губернатор Николай Меркушкин привез главу Пенсионного фонда РФ Антона Дроздова и депутата Госдумы Александра Хинштейна на открытие социально-бытового центра, построенного на территории пансионата. «Людям с ограниченными возможностями здоровья очень важно быть полезными и нужными обществу, зарабатывать деньги», — приводит слова из выступления Меркушкина областная правительственная газета «Волжская коммуна».

С тех пор центр так и не начал работу. Возможно, это произойдет после запланированного объединения 8-й Просеки с ГБУ СО «Социально-реабилитационный центр для граждан пожилого возраста и инвалидов "Иппотерапия"». Только нынешним обитателям пансионата это объединение не сулит ничего хорошего. По планам оптимизации, обнародованным в конце октября, их ожидает расселение в другие социальные учреждения. Они переедут за сотни километров от Самары, потеряют социальные связи и рабочие места. «Предполагаемый положительный эффект от реорганизации пансионата для одних людей произойдет за счет снижения качества жизни других людей», — зачитывает очередное обращение к Николаю Меркушкину автослесарь Сергей Ягодкин, переделавший все автомобили жителей 8-й Просеки, включая собственный, на ручное управление.

Ответом на предыдущее обращение стало письмо областного министра социально-демографической и семейной политики Марины Антимоновой председателю профильного комитета губернской думы Николаю Ренцу, который взял ситуацию на контроль. Министр сообщила депутату, что «некоторые инвалиды по состоянию здоровья не могут проживать в данном пансионате ввиду их нуждаемости в постоянном постороннем уходе». Необходимость расселения министр Антимонова аргументировала еще и тем, что на территории пансионата, по ее данным, постоянно присутствуют посторонние люди: «Большинство проживающих перестали соблюдать правила внутреннего распорядка, ведут асоциальный образ жизни».

«Бомж, проститутка, сутенер, алкоголик, наркоман, — перечисляет жительница 8-й Просеки Юлия Ломкина свои ассоциации со словом “асоциальный”. — Мы тут, по их мнению, на кого похожи?» Юлия живет на 8-й Просеке уже два года и официально работает в кабинете реабилитации колясочников. «Да, мы жарим шашлыки, приглашаем гостей, позволяем себе выезжать в кино и театры, возвращаясь после установленных 22:00», — приводит примеры своего «асоциального» поведения соседка Ломкиной Татьяна Акинина. Она живет здесь со дня основания пансионата и работает заместителем главы ассоциации инвалидов «Десница». На стене ее комнаты — коллекция грамот за активность и заслуги перед городом. «Когда меня брали сюда два года назад, — продолжает Ломкина, — в министерстве особенно интересовались, активна ли я, буду ли участвовать в общественной и профессиональной жизни. Теперь же, выходит, нас этим же и попрекают!»

Выглядит именно так. В письме Антимоновой сказано, что «отдельные проживающие занимаются предпринимательской деятельностью, но стационарное обслуживание оплачивают исходя из размера назначенной им государственной пенсии, не учитывая другие источники доходов». Другими словами, министра огорчает, что некоторые инвалиды могли бы платить больше, но не делают этого.

Но инвалиды, как выясняется, готовы платить. «Мы предлагали перевести хотя бы часть коттеджей, где живут активные, работающие инвалиды, в социальное жилье, — говорит заведующая кабинетом реабилитации и одна из наиболее активных жительниц 8-й Просеки Екатерина Сизова. — Жилье останется государственным, а мы платили бы коммунальные расходы и все, что положено по договору соцнайма. Но нам сказали, что это не вариант: все равно будут нарушаться правила проживания в пансионатах обычного типа, к которым относится и наш. Про активность инвалидов, за которую всегда ратовало областное правительство, похоже, уже забыли».

Создается впечатление, что для областного руководства именно финансовая составляющая выходит на первый план. Ведь Антимонова неслучайно указывает в своем письме, что «ежемесячно на содержание одного инвалида, проживающего в пансионате (8-я Просека — прим. «Ленты.ру») затрачиваются денежные средства в размере 42,2 тысяч рублей, что фактически в два раза превышает среднюю стоимость содержания в других пансионатах».

В условиях кризиса региональные власти изыскивают любые возможности сохранить бюджет, и руководство Самарской области — не исключение. «Да, у нас действительно кризисный вариант главного финансового документа, — констатирует социолог Бэла Никитина, общественный эксперт по бюджету региона. — Но в случае с 8-й Просекой мы хотим единственную точку роста в социальной сфере низвести до общего уровня. От возможности развития перейти к принципу "всем сестрам по серьгам". При том что 17 миллионов, которые идут на финансирование одного пансионата, погоды не сделают, если их “размазать” по всем».

Экономия действительно получается смешная. В 2014 году на 8-ю Просеку бюджет выделил 17,1 миллиона рублей — около 42 тысяч на человека в месяц. Однако если верить бюджетным документам министерства, на содержание пансионата ушло 15,2 миллиона — около 37 тысяч на человека. Для сравнения: в пансионате «Большие Глушицы» содержание одного человека до оптимизации обходилось немногим дешевле — в 34,5 тысячи ежемесячно. Но это более ста километров от Самары. Что будут делать там активные инвалиды, у которых вся жизнь, работа и круг общения в областном центре?

И все же при общем недовольстве жители 8-й Просеки признают сотрудников министерства такими же заложниками ситуации. В конце концов, задача оптимизировать бюджет сродни тем, с которыми сталкиваются многие из них, составляя заявки на программы государственной поддержки малого бизнеса. Общественные слушания по бюджету-2016 пройдут в декабре, а значит — есть время для анализа и встречных предложений.

К примеру, типичная «спящая» статья: «материальная помощь тем, кто оказался в трудной жизненной ситуации». Большинству жителей области едва ли известно о возможности, оказавшись в беде, получить от государства некоторое количество денег. Если проверить, как часто и кто именно обращается за такой помощью, то в этих 10,2 миллиона рублей, возможно, найдутся резервы для оптимизации.

Пристального внимания заслуживают и статьи с круглыми цифрами, а таких в социальной части бюджета немало. Ровно 285 миллионов выделяется на субсидии в рамках подпрограммы «Молодой семье — доступное жилье». Возможно, тут найдется миллион-другой, необходимый пансионату или другим попавшим под оптимизацию учреждениям. А еще чиновники могут последовать принципу «начни с себя» и поискать скрытые резервы в расходах на аренду и приобретение жилья для госслужащих и для гражданских служащих. В одной только социальной части бюджета в 2016 году на эти цели заложено 28,5 миллиона рублей.

Но все это мелочи по сравнению со статьей, которую губернатор Меркушкин не желает сокращать ни в коем случае: почти 148 миллионов рублей унесет из бюджета области статья «Новогодние подарки». Желание губернатора побыть Дедом Морозом по-человечески понятно, но для того, чтобы сохранить 8-ю Просеку в ее теперешнем виде, достаточно и десятой части «подарочных» денег.

Сохранить 8-ю Просеку важно все по тем же репутационным соображениям. Близится чемпионат мира по футболу, который вместе с другими городами России принимает Самара. «Такое крупное международное событие неизбежно влечет за собой разговоры о доступной среде, — напоминает Бэла Никитина. — Почему не показать гостям чемпионата, в том числе и людям с ограниченными возможностями, пример того, что властям удалось сделать в этой области? То, что работает, в чем мы действительно молодцы».

В минувшее воскресенье в Самарской областной юношеской библиотеке открылась творческая мастерская «СамАрт». Среди посетителей много детей с ограниченными возможностями. А в числе педагогов, обучающих детей основам прикладного искусства, — Ольга Артамонова, та самая колясочница из 8-й Просеки, которой позволили вселиться на три месяца. Едва ли она сможет продолжать свою активную деятельность в ста километрах от областного центра.

Материал подготовлен при участии Антона Рубина

Самара — Москва