Новости партнеров

Как по нотам

В Кремле смешались театр и российско-украинские отношения

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Так сложилось, что если в Кремле собираются богатейшие люди страны, то разговор сначала идет не о деньгах, а о науке, образовании и искусстве. А потом, конечно, о деньгах. Поскольку богатейших людей в стране не так уж и много, фамилии, фигурирующие в списках попечительских советов Русского географического общества, Московского университета или Мариинского театра, часто повторяются. Оценив помощь государства, люди науки и искусства научились вовремя делать акцент на том, чем могли бы помочь и богатые спонсоры. На этот раз разговор о непростой судьбе композитора Сергея Прокофьева перемежался разговором о нелегком быте молодых талантов. А президент России Владимир Путин, предложив отметить юбилей знаменитого пианиста и дирижера, разыграл и свою композицию.

Попечительский совет Мариинского театра логичнее было бы провести в Санкт-Петербурге, а не в Москве. Тем более что многие спонсоры — выходцы из Северной столицы. Впрочем, география совета неуклонно расширяется. В него вошел даже министр по делам культуры и молодежи Объединенных Арабских Эмиратов. Спонсорскую поддержку в основном оказывают банки и коммерческие компании. К искусству приобщились даже табачные и кондитерские фирмы. Все это в немалой степени заслуга художественного руководителя театра Валерия Гергиева.

Когда-то давно он сумел привлечь к попечительству Алексея Кудрина, с кем был знаком еще со времен его работы в мэрии Санкт-Петербурга. А затем и Германа Грефа, с которым познакомился примерно в том же месте и в то же время. Более того, предприимчивый худрук сумел заинтересовать общим делом и Владимира Путина. В итоге новую сцену Мариинского театра в 2013 году открывал лично президент. Большой театр после реконструкции удостоился меньшего государственного внимания.

Когда-то попечители были щедры на финансирование, но в нынешнее непростое время стали поприжимистей. В отличие от государства, создаваемый на базе Приморского театра оперы и балета дальневосточный филиал Мариинки уже получил впечатляющее финансирование. Из бюджета 2016 года на него выделят 900 миллионов рублей.

Видимо, от спонсоров такой щедрости не дождались. Поэтому худрук сказал прямо: молодым талантам нужно жилье. Его призыв поддержало и правительство в лице вице-премьера по социальной политике.

«Действительно, у нас только одна большая проблема — с жильем», — согласилась Ольга Голодец. И добавила: «Но я надеюсь, мы найдем возможности для того, чтобы решить ее при поддержке попечителей».

Поговорив о насущном, маэстро Гергиев перешел к грандиозным планам. Поскольку сама Мариинка готовится к 125-летию со дня рождения композитора Сергея Прокофьева, худрук увлеченно рассказал о предстоящем торжестве. И подчеркнул, что идея принадлежит самому Путину.

«Я приветствую и искренне благодарен за такое предложение», — горячо заметил Гергиев.

Он живописал тот «солнечный свет, которым переполнена музыка Прокофьева», тот успех, что имеют произведения композитора за границей, и тот масштаб, который он намерен придать юбилею.

«Он умер в один день со Сталиным, его похороны прошли незаметно», — сожалел маэстро.

Может быть, Гергиев продолжил бы говорить о непростой судьбе композитора, но на пятнадцатой минуте выступления его прервал Путин. «Вы нас Сталиным не пугайте только. Давайте не будем ставить в один ряд два этих имени, — заметил он. — Они трактуются каждое по‑разному и у нас в стране, и за рубежом». И резонно добавил, что Прокофьев — это Прокофьев, а Сталин — это Сталин.

В это время на выходе из Екатерининского зала Кремля журналисты поджидали попечителей-миллиардеров. И вопросы были далеки от искусства. Михаила Прохорова, например, спросили, где он отметит Новый год. «А в этом нет никакой новости, — удивился бизнесмен. — Сначала в Москве, а потом в Куршевеле». А как же вопросы безопасности? Прохоров лишь пожал плечами: «Конечно, тяжело, но мы ничего не боимся».

Гергиеву, который предпочел бы продолжить свой разговор об искусстве, тоже задали неожиданный вопрос. У маэстро поинтересовались, планирует ли его труппа выступать в Турции. Оказалось, нет. Но, по его словам, это никак не связано с санкциями и ухудшением отношений Москвы и Анкары.

Про гастроли на Украине у Гергиева не спросили. Но отношения с Киевом были главной темой последовавшего в Кремле совещания с правительством России. И оно не было лишено театрального драматизма.

Глава Минэнерго Александр Новак, присутствовавший только что и на попечительском совете, доложил, как обстоят дела с поставками электроэнергии в Крым. Накануне, 8 декабря, была введена в работу одна из четырех линий подачи электроэнергии, соединяющих полуостров с Украиной.

«Причем введена наименьшая по мощности», — уточнил Новак.

«Они хоть и одну ветку, но все-таки включили. Нужно возобновить поставки угля на Украину», — распорядился Путин.

И тут же предложил проанализировать имеющиеся с Киевом контракты на поставку электричества. А когда будет полностью налажен энергомост с Кубани — разорвать их. Правда, оговорился, что украинских партнеров следует предупредить об этом заранее, «чтобы никого не ставить в трудное положение».

Буквально через пять минут, сделав паузу, Киев поставили в гораздо более трудное положение.

Когда в ноябре Путин предложил реструктурировать долг Украины, разрешив погашать его по одному миллиарду в следующие два года, он рассчитывал на гарантии от США, ЕС или международных финансовых институтов.

«Мы получили ответ от американских партнеров. Четко заявлено, что никаких гарантий предоставить они не могут, — вступил министр финансов Антон Силуанов. Еще пауза. И оказалось, что европейские партнеры тоже от гарантий воздержались.

«Странно, — пожал плечами Путин. И зал затих. — Если они так уверены в платежеспособности страны на следующий год, то на четыре года как-то можно было поучаствовать, чтобы разделить эти риски».

Он немного подумал и подытожил: «Ну хорошо, подавайте в суд».