Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Девять кругов по Флоренции

...или Что может вытерпеть русская женщина с сыном из любви к искусству

Фото: Андрей Некрасов / YAY / ТАСС

Скажите, когда в последний раз вы перечитывали «Божественную комедию»? Не было повода? Тогда вам следует поехать во Флоренцию. По мнению Марии Борисовой, этот восхитительный город просто не мыслим без Данте Алигьери. А если вам еще и повезет с погодой, то приятная прогулка по девяти кругам вам обеспечена. «Конкурс путевых заметок», организованный «Лентой.ру» при поддержке «Рамблер.Путешествия», продолжается.

Июль 2015 года. Европа страдает от небывалой, испепеляющей жары. Температура в крупных городах доходит до 50 градусов. Несмотря на предупреждения метеорологов, отчаянная русская женщина, движимая целью познакомить семнадцатилетнего сына с сокровищами культуры Старого Света, бронирует двухнедельный круиз по Европе. И хотя экскурсии по раскаленным городам больше напоминают сцены из апокалиптических фильмов о вспышках на солнце, возвращаясь в каюту и включая кондиционер, женщина мужественно пишет дневник путешествий по охваченной жарой Европе.

Флоренция ускользала от меня многие годы, никак не желая вписываться в маршруты итальянских путешествий. И вот, наконец, «земную жизнь пройдя до середины», я томилась в ожидании посещения музея под открытым небом.

Весь вечер мне грезился Микеланджело в муках и радостях, виделся Макиавелли во всей своей славе и величии, а также прославленная династия Медичи, купающаяся в неиссякаемом богатстве. Сыну тоже досталось, ибо до поздней ночи я настойчиво пыталась пропитать его незабвенным духом Данте Алигьери.

Уже с самого утра стало понятно, что наш корабль причалил у важнейшего стратегического пункта. Ленивые обычно круизники на этот раз как-то энергично и одновременно позавтракали, разбились по группам и стройными рядами зашагали в сторону длинного эшелона выстроившихся вдоль корабля автобусов с номерами. Дорогу армии туристов пытались преграждать атакующие таксисты (белые акулы, как ласково называют их итальянцы), но заботливо предупрежденные о местных ценах круизники шарахались от них, как от прокаженных, пытаясь не отставать от своих пронумерованных гидов.

В автобусе я продолжала думать о туристической Мекке, прокручивая в памяти список достопримечательностей и радостно рассказывая пытающемуся уснуть сыну каждую внезапно всплывшую в памяти историю, связанную с великой эпохой Возрождения. Между историями сыну иногда все же удавалось засыпать, а я к концу пути настолько прониклась духом Флоренции, что начала цитировать Данте и даже прослезилась при виде открывающейся среди тосканских гор панорамы прославленного города.

Первой достопримечательностью, встретившей нас, была скульптура Данте (тут я прослезилась во второй раз). Решив, что направленный прямо на нас орлиный взгляд Алигьери является особым знаком, мы воодушевились, и я сообщила сыну, что наш сегодняшний день наверняка пройдет под покровительством автора бессмертной комедии.

Рассматривая первые достопримечательности, я начала рассказ о Вергилии и божественном аде. Сын перешел на теневую сторону улицы и открыл программу с погодой. Программа показывала +36 в тени.

Растолкав дюжину туристов, мне вновь удалось приблизиться к удалившемуся на пару метров сыну и продолжить рассказ о первом круге ада, отвлекаясь на обнаженного Давида, приносящего обязательную любовь Амура и убивающего женщин преступного Персея. Сын слушал рассказ о добродетельных язычниках, избавленных от адских мук, и робко посматривал в сторону уплетающих итальянское мороженое ленивых туристов, которые вместо осмотра статуй предавались безделью, сидя в кондиционированных кафе.

Туристический поток вынес нас с площади Синьории, а я перешла на второй круг, в котором древние черти жарили расточителей. Сыну, не нарушая стройный рассказ о путешествии по божественному аду, удавалось оттаскивать меня от туристических магазинов. Хотя иногда обманом мне все же удавалось заходить в некоторые из них — предлогом служило наличие в них кондиционеров. Особенно тяжело нам дался участок на Понте Веккьо: сын продвигался вперед, расталкивая распаленных от солнца и искусства туристов, а я затормаживалась, пробиваясь в первые ряды осматривающих ювелирных витрины.

Потерпев поражение в битве за посещение ювелирных лавок, я всерьез озаботилась воспитанием сына и решила отныне сочетать рассказы о сокровищах Флоренции с отступлениями педагогического характера. Теперь, рассказывая о еретиках третьего круга и рассматривая многочисленные машины скорой помощи (то тут, то там люди нуждались в помощи при солнечным ударах), я не забывала назидательно добавить, что Палаццо Пити служит примером того, к чему может привести человеческая зависть… купол незабвенной Santa Maria del Fiore показывает нам, что ради создания шедевра можно и нужно рисковать, даже если весь мир не верит в тебя и твой талант… а жизнь непременно нужно прожить так, чтобы лучшие мастера начали готовить твой мемориал, пока ты еще не умер, как случилось с великим Микеланджело.

Большую часть моих нравоучений сын пропустил мимо ушей, зато, с сочувствием наблюдая за группой туристов, неосмотрительно остановившихся в самом центре залитой безжалостным солнцем площади Девы Марии Новелла, поинтересовался:
— В каком именно круге у Данте помещались самоубийцы?

Тем временем, раздраженно следя с солнечной стороны улицы за туристами, уютно устроившимися под водными распылителями и уничтожающими итальянские кулинарные шедевры, я добралась до греха чревоугодия.

Нам оставались церковь Санта-Крус и флорентийский вепрь. Еще раз открыв программу с погодой и испуганно посмотрев на температурные показатели своего телефона, сын спросил о девятом круге.

Я дотронулась до вепря и попыталась загадать желание до того, как получу ожог. В это время сын отбивался от румынских женщин, изображающих флорентийские статуи, которые хотели, чтобы он непременно сфотографироваться с ними за деньги. Согласно Данте, обманщики будут гореть в аду.

Мы пошли смотреть флорентийский пантеон. Остановились у мемориала Данте. Мемориал был пуст. Я снова прослезилась, наконец-то поняв, почему «Божественная комедия» была создана именно в этом городе.

По дороге к автобусу я боялась уже только одного — что от жары загорится платье. У дверей нас встречал шофер, раздавая номерки. Мы включили кондиционер. Уже в автобусе я вспомнила, что на выходе из ада Данте встречал ангел, отмечая каждого грешника особым номером.

На обратном пути сыну наконец-то удалось уснуть. Я всю дорогу пыталась попеременно подставлять под кондиционер доступные части тела…

А солнце меж тем опускалось на землю Тосканы, прорастая в ней миллионами подсолнухов, улыбающихся туристам.

О Данте в тот день я вспомнила еще раз, нежась в джакузи и прокручивая в памяти третью часть комедии, где прекрасная Беатриче наслаждалась прохладой рая.

А еще... теперь я совершенно уверена в неправоте тех, кто смеет утверждать о деградации современного общества, ибо я собственными глазами видела тысячи людей, способных по собственной воле и за собственные деньги пройти по всем девяти кругам Божественного Ада ради любви к искусству!

Мы готовы вернуться к тебе, прекрасная Флоренция!

Итог голосования: «+» 471, «-» 433

Путешествия00:03Сегодня

Так, Блед

Человеческая рыбка, зловещие пещеры и гибаница. Зачем россиянам ехать в Словению?