Социалка под елочку

За что спросят в будущем году с кандидатов в депутаты и губернаторы

Фото: Максим Змеев / Reuters

Социальная проблематика — пенсии, медицина, образование, культура, — без сомнений, станет основной в год выборов в Госдуму и на фоне развивающегося экономического кризиса. И главам регионов, и партии власти, и президентским общественникам из ОНФ в 2016 году придется особенно внимательно отнестись к любым централизованным попыткам изменить жизнь людей в худшую сторону — не столько для рейтингов, сколько для предотвращения социальных протестов.

Меньше денег, больше бедных, выше смертность — таковы основные итоги 2015 года в социальной сфере и вокруг нее. Какие-то проблемы имеют объективные причины. Остальные, и их большинство, — следствие непродуманных или просто изначально не просчитанных намерений привести показатели к желаемым цифрам практически любой ценой.

Накануне года больших выборов и не меньшей социальной турбулентности искать виновных можно, но едва ли продуктивно. За все решения в области социальной политики, принятые прежде всего социальным блоком правительства во главе с вице-премьером Ольгой Голодец, перед жителями территорий все равно отвечает губернатор — вне зависимости от распределения полномочий. А каждому соискателю думского кресла, особенно в одномандатном округе, придется всерьез отшлифовывать программную аргументацию именно в области социального обеспечения; то самое веление времени — ни больше ни меньше.

Остается подвести итоги 2015 года, на этот раз — социально-экономические, и провести хотя бы беглую ревизию наследства, переходящего в 2016-й и другие годы по линии разнообразной социалки. При этом прежде всего следует попросить прощения у чиновников правительственного соцблока за то, что успехи — а они, безусловно, есть — упомянуты не будут. По двум простым причинам: проблем, причем системных, стало гораздо больше, чем до начала перемен, а планируемые результаты в масштабе страны достигнуты в целом не были.

Хотя по поводу результатов — это, конечно, как посмотреть. Взять, к примеру, пенсионную сферу. Неоднократно декларированное чиновниками превращение пенсии из пособия по старости в вознаграждение за плодотворный труд (читайте — произведенный продукт и выплаченные налоги) однозначно состоялось. Правда, по дороге была фактически потеряна индексация пенсий — она составит четыре процента против реальной инфляции в 12, а работающим пенсионерам индексация не положена вообще. По факту в 2015 году был пересмотрен «коллективный договор» государства и общества по поводу пенсионных накоплений — причем согласия одной из сторон никто не спрашивал.

Кстати, с накопительной частью пенсий вышла та же игра, что и в минувшие годы: она заморожена. И убедительные причины для этой процедуры вновь обнародованы не были. Следует надеяться, что хотя бы в год больших выборов будет изъят из обращения принцип, взятый на вооружение социальным блоком правительства: регулярно забирать часть пенсионных денег у нынешних работников не для того, чтобы застраховать пособие по старости для следующих поколений (это было бы хотя бы понятно), а явочным порядком. В любом случае с данными результатами пенсионной реформы придется что-то делать, и совсем скоро. Это касается и системы баллов, суть которой понятна разве что профессорам высшей математики, и установленных ограничений для негосударственных пенсионных фондов (НПФ).

Промежуточные результаты так называемой оптимизации в четырех «отраслях имени Голодец» — медицина, образование, культура, соцзащита — представила в уходящем году Счетная палата. В специальном докладе аудиторов СП Александра Филипенко и Владимира Катренко можно найти много выкладок и один основной вывод: курс на экономию бюджетных средств, слияние больниц, школ, учреждений культуры и т.п. может привести к убедительным цифрам, повышающим реноме чиновника в глазах вышестоящих начальников. Но эти цифры практически не влияют на качество жизни людей по обе стороны социального прилавка: ни весомого повышения зарплат для одних, ни улучшения услуг для других — всего, что зафиксировано в «майских указах» главы государства, — оптимизация сама по себе не несет.

К выводам аудиторов можно добавить, что со средствами, сэкономленными за «оптимизационные» годы, теперь можно делать все что угодно — если позволит инфляция и новые русла бюджетных потоков, сложившиеся с учетом обнадеживающих докладов. При том что, к примеру, смертность в больницах выросла лишь за один 2013 год на два с половиной процента. Такая оптимизация, конечно же, сомнительна.

Впрочем, медицина как всегда — тема отдельная и для чиновников, и для тех, кто поставлен их контролировать. Крепкие нервы и отменное здоровье — вот что нужно россиянам для получения услуг бесплатной медицины, особенно после проведенных над ней секвестровых ритуалов. Такой вывод сделали участники сентябрьского форума Общероссийского народного фронта (ОНФ) — всероссийского собрания, целиком посвященного здравоохранению.

Президентские общественники и призванные ими эксперты отметили, что из 185 президентских поручений по отрасли с контроля сняты только 69. То есть «майские указы» в среднем по общероссийской больнице выполнены чуть более чем на треть. При том что рабочий день многих медиков по факту увеличился до 10, а то и до 12 часов, здоровье людей в целом ухудшается, доступность медуслуг уменьшается, а доктора должной квалификации, особенно на местах, становятся еще большей редкостью, чем до реформ. Прирост же платных услуг — на 87 миллиардов рублей только за 2014 год — участники форума сочли еще одним признаком тяжелой болезни системы ОМС.

«Мы не торопились с оптимизацией социальной сферы — нас ругали, а теперь нас хвалят за то, что нам удалось сохранить». Сказать что-то подобное вслед за главой Башкортостана Рустэмом Хамитовым по итогам 2015 года могут отнюдь не многие руководители регионов, ведь большинству из них не удалось отстоять собственные ресурсы при реформаторских требованиях федерального правительства. Впрочем, с наступлением 2016 года все это будет уже неважно. Действовать по большей части придется с тем, что уже есть или вот-вот войдет в строй: как известно, консервация почти возведенных объектов обходится не менее дорого, чем их завершение и первое время эксплуатации.

Действовать — и надеяться на то, что прозвучавший на «медицинском» форуме ОНФ вопрос Владимира Путина «Какие вам еще нужны указания, чтобы не тырить деньги у народа из кармана?» дойдет в наступающем году до сознания всех, кто по долгу службы занят изменениями в социальной сфере.

подписатьсяОбсудить
Ехай прямо, навсегда
Какие сюрпризы приготовили главные гонки 2016 года
Перемога!
Какой оказалась главная украинская стратегия
Башку с плеч!
Раскрыты подробности первой успешной операции по пересадке головы
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США