Девственно чистая книга

Хочет ли Минобороны рассказывать о себе

Фото: Александр Вильф / РИА Новости

Одним из главных документов минувшего года должна была стать «Белая книга» Минобороны России — публичное комментированное изложение военной доктрины страны и планов развития ее Вооруженных сил в контексте основных угроз. К сожалению, этот документ так и не появился на свет.

«Белая книга» — важный инструмент публичной дипломатии и серьезное подспорье для любой профессиональной экспертизы (включая обсуждение долгосрочных подробных планов закупок вооружений, с обоснованием необходимости и с финансированием). Такие издания есть практически у всех ведущих военных держав. Последним бастионом среди стран первого ранга, не имеющим «Белой книги», если не считать России, был Китай. Но и он с 1998 года выпускает соответствующие тома. В 2015 году Китай представил, в частности, комментированное издание «Военная стратегия».

Россия же по-прежнему лишена официального публичного образа настоящего и будущего Вооруженных сил.

Подходы к снаряду не зачтены

Попытки издать подобный документ в России предпринимались неоднократно. Оставив в стороне 1990-е, когда было немного не до системного планирования, вспомним первую работу, которая хоть как-то претендует на статус публичного изложения воззрений Минобороны на дальнейшие свои действия.

Это так называемые «Актуальные задачи развития Вооруженных сил Российской Федерации», письменное изложение открытых сведений, содержавшихся в докладе министра обороны Сергея Иванова от 2 октября 2003 года. Документ достаточно интересный, но то его содержание, что отличается от развернутого комментирования военной доктрины, представляет собой набор целевых показателей по переоснащению армии (причем в относительных величинах и без указаний конкретного состава планируемых к закупке вооружений), а также перечень проблем, которые надлежит решать (без предложения конкретных мероприятий).

Схожие по содержанию, но куда более детальные сборники «Вооруженные силы Российской Федерации» публиковались в 2006 и 2007 годах под редакцией начальника Генштаба Юрия Балуевского. Первоначальная задача была очень амбициозной: дать детальную картину состояния Вооруженных сил вплоть до официальных сведений об отдельных воинских частях.

Но военных попросту поглотил вал материала. Они приняли решение публиковать справочник ежегодно, в виде дополнений. Однако после двух публикаций работа была прекращена, а в Минобороны завертелась карусель военной реформы.

«За неимением гербовой», прозвище Russian White Paper на Западе получило издание военной доктрины, выполненное в 2010 году. Естественно, этот рамочный документ, задающий лишь общий перечень угроз и ключевых направлений обеспечения национальной безопасности государства имеет чрезвычайно важное самостоятельное значение, но «Белой книгой» он не является.

О том, что в России готовится новое издание, которое должно стать аналогом типовой «Белой книги», вновь сообщили только в 2012 году. Осенью этого года, возвращаясь из командировки во Францию, министр обороны Анатолий Сердюков заметил, что подобное издание будет полезно с точки зрения формулировки основных планов развития ВС РФ на ближайшую перспективу. По его мнению, подготовка такого труда заняла бы год-два максимум.

Зайдите завтра

Однако так получилось, что прямо из Франции Сердюков отправился в отставку из-за скандала с «Оборонсервисом». Вместо него на Знаменку в пожарном порядке переехал Сергей Шойгу, незадолго до того уже было брошенный из своего родного МЧС на другую ответственную работу — подмосковное губернаторство.

На «Белой книге» перемены сказались плачевно. Официально от проекта никто не отказался, однако сроки сдачи документа уже несколько раз сдвигались.

В августе 2013 года военные отчитались о том, что работа над сердюковским проектом продолжается, и до конца года он выйдет в печать. Этого, однако, не произошло.

Вместо книги на сайте Минобороны образовался «План деятельности Минобороны России на период 2013-2020 годов», сводящийся к набору целевых ориентиров, которые надо превозмочь к установленным срокам. Какую-либо детальную информацию из этого документа почерпнуть невозможно. Так, планы закупок вооружений раскрыты лишь по укрупненным категориям и только в виде процентной динамики прироста вместо абсолютных цифр.

Новые образцы вооружений указаны в максимально расплывчатых вариантах типа «авиационный комплекс» или «корвет», без малейшей конкретизации проектов, наименований, назначения, выполняемых задач, количества закупаемого и, самое главное, расходов на разработку и серийный выпуск. Считать это информацией о развитии вооруженных сил страны весьма затруднительно.

В октябре 2014 года Минобороны заявило, что «Белая книга» готовится к изданию и увидит свет в начале 2015 года. Судя по состоянию на 31 декабря 2015 года, это уже не выглядит последней остановкой. В конце 2014 года свет увидела новая редакция военной доктрины России, но пока речи, судя по всему, нет и о ее комментированном издании.

Возможно, потому что эта книга не очень-то и нужна нынешнему военному ведомству России — во всяком случае именно такое впечатление складывается из того, что известно о ходе работы над документом. Сначала, как это было запланировано еще при Анатолии Сердюкове, предполагалось привлечь группу компетентных экспертов, близких к военному ведомству, способных, ознакомившись с соответствующими документами, подготовить их комментированный компендиум для широкой публики.

После смены руководства Минобороны подход не изменился, однако его реализация оказалась невозможной. Процедурные ограничения, связанные с режимом защиты гостайны в его понимании конкретными представителями военного ведомства и спецслужб привели к тому, что экспертам по факту было предложено работать с имеющимися публичными заявлениями руководства МО без реальных документов. Продукт, который мог бы получиться в этом случае, тянул максимум на сборник комментированных выступлений и статей, и в качестве «Белой книги» интереса не представлял.

Стоит при этом заметить, что задачу издания такого рода документа решали самые разные страны, с различными подходами к закрытию гостайны и обеспечению собственной безопасности в целом. Китай уже упомянут. Из союзников США можно выделить Японию — где достаточно высокая степень закрытости информации, связанной с вооруженными силами, не помешала издать «Белую книгу».

В тайне содеянное

Задача выпуска «Белой книги», замкнутая на военном ведомстве, без привлечения иных правительственных структур, независимых от Минобороны экспертов и общественности, как показывает мировая практика, решения не имеет. Вопрос в том, видит ли кто-то на Знаменке задачу, которую вообще стоило бы решать?

Второй подход к снаряду, затеянный в 2014 году, предполагал разработку книги уже непосредственно офицерами Генштаба и центрального аппарата Минобороны с привлечением профильных специалистов из главкоматов, округов и флотов. Однако низкий приоритет проекта в целом, в сочетании с никуда не девшимся стремлением «рассказать что-то, не рассказывая ничего», привел к тому, что работа просто не началась. В беседе с корреспондентом «Ленты.ру» один из высокопоставленных сотрудников Минобороны объяснил: «Для создания книги нужно отвлечь на несколько недель около двух десятков офицеров, после чего получившееся кто-то должен отредактировать. При этом ничем другим параллельно они заниматься не смогут. И это должны быть квалифицированные офицеры — и какой начальник штаба или командующий высокого уровня захочет их отпускать на столь непрофильную работу?»

С этой проблемой тесно смыкается тотальное засекречивание как военного бюджета, так и Госпрограммы вооружений. В публичном пространстве слышится нарастающий треск барабанов про возрождение вооруженных сил и наблюдается массированная пропагандистская эксплуатация достижений военной реформы, запущенной с 2009 года, а также Госпрограммы вооружений, сверстанной покойным Владимиром Поповкиным в 2010 году. «Вежливые люди», высокоточные ракеты «Калибр» и прочие многочисленные результаты преобразований последних лет, о которых широкая общественность узнает только сейчас.

Одновременно с этим военные с 2013 года настояли на увеличении доли закрытых статей расходов в разделе «Национальная оборона», после чего потребовали себе еще 30 триллионов рублей до 2025 года на оружие (в дополнении к 20 триллионам, уже выделенным до 2020-го). И сделали оговорку: вообще-то, мы хотели 55 триллионов, но поскольку вы попросили ужаться, то мы, так уж и быть, ужались. В правительстве в ответ намекнули, что больше 15 триллионов не дадут, а потом и вовсе отложили запуск новой госпрограммы на три года.

В прозрачных условиях, когда планы сформулированы и обозначены в открытых публикациях Минобороны, подобный пинг-понг, конечно, возможен (и регулярно наблюдается в странах НАТО, не исключая США). Однако свобода маневра у военных минимальна: любое изменение структуры расходов они вынуждены публично же оправдывать и разъяснять, иногда выпуская варианты «белых книг» по отдельным перспективным направлениям развития вооруженных сил.

Российское военное ведомство от этих буржуазных предрассудков пока свободно, и пользуется этой свободой, отчитываясь только на закрытых совещаниях с руководством страны. Отсюда и особый язык, на котором Минобороны предпочитает разговаривать с внешним миром.

Выправление имен

В принципе, следящая за жизнью вооруженных сил общественность уже привыкла к особому, птичьему языку военного пиара. 76-ю гвардейскую Черниговскую десантно-штурмовую дивизию будут, видимо, всегда именовать «Псковским соединением ВДВ», хотя в чем смысл этого, сказать никто не берется. Положено так.

Также и любая информация, касающаяся РВСН, кроется за расплывчатыми «иркутскими» и «новосибирскими» соединениями, хотя секрета в том, какие конкретно «соединения» там находятся, давно не делается. Так ведь, чего доброго, целое поколение российских граждан помрет и не узнает, что в стране две Таманские дивизии. Потому что одну упорно именуют «мотострелковое соединение Западного военного округа», а вторую — «Татищевское соединение РВСН».

Относительным диссонансом с этой суконной практикой прозвучало недавнее интервью командующего РВСН Сергея Каракаева, где «соединения» впервые были честно названы ракетными дивизиями, но пока еще без номеров и прочей титулатуры.

Идея 2005 года о выпуске официального справочника с полными наименованиями и историей соединений и частей была не просто хороша — она не имеет альтернативы. Армия СССР один раз успела сбросить с себя оковы старого мира, оборвав более чем 200-летнюю преемственность с Российской императорской армией. Обнулились, и ладно: смешно было бы делать вид, что история прекращала течение свое почти на 70 лет.

Однако большая часть ныне живых соединений ВС РФ ведет свою историю как минимум со времен Великой Отечественной. Какой смысл прятать их имена от собственного народа, сказать трудно. При том, что в России, как водится, все секрет, и ничто не тайна.

Но из военного ведомства продолжает поступать информация в стиле «ракетная бригада Южного военного округа получила комплексы «Искандер-М». После чего приходится самому додумываться до того, что в ЮВО теперь две ракетные бригады, поскольку первая и до недавнего времени единственная (и тоже многократно не поименованная в официозе Минобороны) на «Искандеры» уже перевооружалась ранее.

Принят на управление

В качестве жирной точки в этом лирическом экскурсе придется вспомнить вопиюще неловкую историю минувшего года.

5 декабря 2015 года с космодрома Плесецк были запущены два спутника оборонного назначения, один из которых — аппарат дистанционного зондирования Земли «Канопус-СТ» — сделался героем новостей из-за нештатного разделения с разгонным блоком. Поболтавшись на нерасчетной околоземной орбите, «Канопус» утром 8 декабря сгорел в атмосфере над южной частью Атлантического океана.

Пресса все эти дни изобиловала комментариями анонимных «источников» из военного ведомства и уже созданной комиссии по расследованию аварии. Источники выдвигали разные предположения и даже сетовали на возможное применение британской элементной базы на спутнике. Мы, мол, ни на что не намекаем, но все-таки...

Британских элементов в системе управления в итоге не оказалось. Как не оказалось и официальной реакции военного ведомства. Первое и последнее сообщение Минобороны было сделано вечером 5 декабря, в нем сказано, что «в расчетное время космические аппараты были выведены на целевую орбиту и приняты на управление наземными средствами Воздушно-космических сил».

С этого момента других комментариев о судьбе аппаратов не поступало. Надо полагать, что «Канопус-СТ» до сих пор летит где-то в неопределенном пространстве и времени, управляемый средствами ВКС.

На том и завершим рассуждение о перспективах создания в России настоящей «Белой книги», хоть чем-то отличающейся от очередного свода таблиц с будущими достижениями (в процентах).

подписатьсяОбсудить
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
«Бесплатные вегетарианские хот-доги»«Убить всех веганов»
За что мясоеды не любят поклонников растительной диеты
Дикий, дикий райцентр
Фотоистория о жизни ковбоя из города Шуи
Весам назло
В мире набирает популярность йога для полных
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
По ком звонят колокола?
Насколько интересным будет автошоу ММАС-2016: вещий тест
Острые крылышки
Как у автомобилей появились крылья и что такое диффузор — история аэродинамики
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон