Спящая красавица

295 читателей «Ленты.ру» откликнулись на просьбу Русфонда о помощи

Фото: Русфонд

Это совместный благотворительный проект Русфонда и «Ленты.ру» — мы собираем средства на лечение тяжелобольных детей. 1 февраля мы рассказали историю пятимесячной Даши Рябовой, которой для успешного проведения операции на легких был необходим аппарат ЭКМО, насыщающий кислородом кровь. Чтобы спасти девочку нужно было собрать 397 500 рублей. Собрано 1 025 620 рублей. Операция запланирована на 15 февраля. Если не будет возражений, «излишки» пойдут на лечение Маши Морозовой (10 лет, фиброзная дисплазия (поражение кости) верхней челюсти, Щелковский район, МО), Вовы Омельченко (3 месяца, расщелина верхней губы, твердого и мягкого нёба, г. Ногинск, МО), Дани Чернавских (2 года, детский церебральный паралич, Москва), Никиты Голуба (14 лет, врожденная урологическая патология, Щигровский район, Курская область) – очередников Русфонда. Ниже «Лента.ру» публикует историю Даши Рябовой.

У Даши сильно сужена трахея, девочка не может дышать самостоятельно. Если у здорового ребенка ширина трахеи 10 миллиметров, то у Даши — всего 2,5 миллиметра. Спасти девочку поможет операция на бронхах и трахее. Саму операцию проведут за счет бюджета, но необходимо приобрести расходные материалы — оксигенаторы, устройства для насыщения крови кислородом.

Даша спит. Врачи вводят ей в ноздрю тоненький шланг с окуляром на конце и, обсуждая, смотрят по очереди, потом прослушивают стетоскопом Дашино крошечное тельце. Ритмично шумит аппарат, подающий кислород через трубочку. Издают тревожные звуки мониторы над детскими кроватками в реанимации. Даша ничего этого не слышит. Она все время спит. Спит, потому что только во сне может дышать с помощью специальных трубок. А без этих трубок дышать не может совсем.

У Даши всего одно легкое. Просвет трахеи сужен так, что при любом движении девочка сразу начинает задыхаться. Поэтому время от времени врачи отделения реанимации Филатовской больницы вводят ей успокоительное. Чтобы Даша не просыпалась.

Девочка родилась с тяжелым пороком: трахеопищеводным свищом. Говоря проще — щелью в сросшихся стенках пищевода и трахеи. Из роддома ее сразу увезли в больницу, на третий день жизни прооперировали. Свищ зашили. Девочка месяц лежала в реанимации, а потом врач позвонил Ларисе, Дашиной маме, и вызвал на консилиум. В трахее образовался новый свищ. И еще Лариса узнала, что у дочки не работает правое легкое.

— Хирург сказал: «Я ничего не могу сделать. У нас не было таких тяжелых детей. Не рискну еще раз оперировать. Будем запрашивать перевод в Москву». И уже на следующий день нас на реанимобиле повезли из Ульяновска в Москву, в детскую больницу имени Филатова. 14 часов ехали. Думала, не довезем, — вспоминает Дашина мама Лариса.

В Москве Дашу тут же еще раз прооперировали: ушили свищ. А через месяц, когда девочка окрепла, отпустили домой, в Ульяновск, набирать вес для следующей операции — обследование показало, что у девочки сужение трахеи. За правым легким решили понаблюдать: оставалась надежда, что оно раскроется и начнет работать.

Когда Лариса с дочкой вернулись в Москву, легкое все так же молчало. Поэтому во время операции по расширению просвета трахеи его удалили. Через две недели девочку перевели из реанимации в отделение. Несколько дней мама не могла нарадоваться, ухаживая за дочкой. А потом Даша вдруг посинела и стала задыхаться. И снова оказалась в реанимации. Врачи меняли режимы вентиляции легких, проводили ингаляции, капали антибиотики. А когда Даша начала дышать сама и дело уже шло к переводу в обычную палату, ее состояние резко ухудшилось. Стало ясно, что нужна еще одна операция на трахее. Срочно. Иначе в оставшемся легком и бронхах произойдут необратимые изменения, и Даша задохнется.

Только есть одна проблема. При сложных манипуляциях на трахее нельзя обойтись обычной искусственной вентиляцией легких (ИВЛ), ведь аппарат ИВЛ подает кислород через трахею. Чтобы уменьшить риски, в Филатовской больнице в таких случаях используют аппарат ЭКМО (экстракорпоральной мембранной оксигенации), насыщающий кислородом кровь. Эта уникальная методика — пластика трахеи в условиях ЭКМО — разработана заведующим торакальным отделением больницы профессором Александром Разумовским. Но для ЭКМО нужен оксигенатор. В больнице сейчас их нет — закончились. Стоит устройство почти 200 тысяч рублей. Даше их нужно два. Чтобы она смогла дышать сама. И проснуться.

Хирург Детской городской клинической больницы № 13 имени Н.Ф. Филатова Надежда Куликова (Москва): «Даша родилась со стенозом [сужением] трахеи и гипоплазированным [неправильно сформированным] правым легким. Она была прооперирована полтора месяца назад в нашей клинике. Сейчас у девочки развился стеноз в области операции, что не позволяет Даше самостоятельно дышать. Мы планируем выполнить реконструкцию трахеи и перешить левый главный бронх в новое место в трахее. Для этого во время операции и в период восстановления Даше необходим оксигенатор для ЭКМО. В результате девочка сможет самостоятельно дышать».

Цена расходных материалов для проведения операции 397 500 рублей

В течение дня 11 февраля 295 читателей rusfond.ru и «Ленты.ру» откликнулись на просьбу о помощи. Для Даши было собрано больше миллиона рублей

Лариса, мама Даши Рябовой, благодарит читателей за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья.

Помогли: Ирина, Павел Клинов, Юлия (все– Германия), Ричард (Литва), R. Pogosyan (Нидерланды), Игорь Горельченков (Швеция), Василий (Астраханская обл.), Рустем Габдулвалеев (Брянская обл.), Лесечко Р. С. (Воронежская обл.), Андрей Тихомиров, Грушевой, Дмитрий (все – Волгоградская обл.), А.В.Гордеев (Забайкальский край), Дмитрий Б. (Иркутская обл.), Сергей Пак (Калининградская обл.), С.К. (Калужская обл.), Данил (Краснодарский край), Илья (Красноярский край), Надежда, Новолипецк (Липецкая обл.), Женя, Елена, Игорь Денисенко, Максим (все – Московская обл.), Ростислав (Нижегородская обл.), Кирилл, Никита Некипелов, Павел Попов (все – Новосибирская обл.), Александрович, Анна, Евгений Валерьевич Бусовиков, Павел, Сергей (все – Пермский край), Максим (Рязанская обл.), Александра (Ростовская обл.), Артем, Елена Ф., Ольга Герус (все – Самарская обл.), Роман (Сахалинская обл.), Сергей (Свердловская обл.), Елена Рахимова (Татарстан), Екатерина (Тульская обл.), Михаил Слюнчев (Тюменская обл.), Rimskiy (Удмуртия), Владимир Гриценко, Ольга (оба – Ульяновская обл.), Дмитрий Синягин (Хабаровский край), Айдар (Челябинская обл.), Илья, Ирина Прямицина, Светлана (все – Ярославская обл.), Алексей, Алексей Кузнецов, Анна Волкова, Гришков М.Н., Евгения, Игорь Валентинович, Максим-46, Марина, Михаил Харинов, Никита, Николаевич, Павел Фаев, Серега-профессор, Сергей Калинин (все – Санкт-Петербург), Алена Ставцева, Анастасия Медведюк, Анатолий Мартыненко, Анатолий Соловьев, Андрей П., Андрей Саунин, Антон Мисник, Аркадий Мешков, Артем Подолянов, Борис Лазарев, Вадим В., Викторович, Владимир, Георгий М., Григорий Г., Денис, Дмитрий, Екатерина Карпеченкова, Игорь, Илья, Ирина, Николай, О. Данилова, Олексей, Ольга, Павел, Петр Петров, Сергей, Сергей Алексахин, Сергей Калинин, Тимур Токаев, Юля, S_yu (все – Москва).

Если не будет ваших возражений, оставшиеся деньги (более 600 тысяч рублей) пойдут на оказание помощи другим тяжелобольным детям — очередникам Русфонда.

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) — создан осенью 1996-го как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», в интернет-газете «Лента.ру», в эфире Первого канала, в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 148 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах РФ.

Только в 2015 году более 6 миллионов телезрителей и читателей Русфонда помогли 2596 детям России и СНГ, собрав и пожертвовав свыше 1,578 миллиарда рублей. В 2016 году собрано 134 656 990 рублей, помощь получили 216 тяжелобольных детей.

За 19 лет частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 7,5 миллиарда рублей (по состоянию на 8 февраля 2016-го), на эти деньги возвращено здоровье более чем 15 тысячам детей. Серьезную поддержку получили сотни многодетных и приемных семей, взрослые инвалиды, а также детдома, школы-интернаты и больницы России. Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

ПОМОЧЬ БОЛЬНЫМ ДЕТЯМ

Дополнительную информацию о Русфонде и «Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда» можно найти, перейдя по соответствующим ссылкам.