Проверка реальностью

Новые шансы России на рынке военной авиации

Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

Открывающийся 16 февраля 2016 года авиасалон в Сингапуре — идеальная тестовая площадка для российского производителя, с одной стороны — конкурентная, с другой — хорошо знакомая. Эксперимент обещает быть интересным: глубокая девальвация рубля и заметно усилившаяся за последние полгода репутация дают уникальное сочетание возможностей.

Рынок «Сухого»

Около 400 истребителей семейства Су-27/30, поставленных в Юго-Восточную Азию в 1990-2010-х годах, сами по себе формируют новый облик местного рынка боевой авиации. Это основа первой линии ВВС Китая, Индии, Индонезии, Малайзии, Вьетнама. При этом если для Китая и Вьетнама Су-27, а затем и Су-30 были практически безальтернативными, то у остальных выбор был куда шире.

Влияние Су-27 и его вариантов трудно переоценить. Благодаря им ВВС стран региона приобрели совершенно новые возможности. Прежде всего это касается дальности действия. Боевым радиусом в полторы и более тысячи километров без дозаправки и подвесных топливных баков не может похвастаться ни один из конкурентов, включая одноклассников — F/А-18Е/F, которыми в регионе, помимо регулярно «пасущихся» в местных водах авианосцев ВМС США, вооружены австралийцы, и F-15 ВВС Японии, Южной Кореи и Сингапура.

Впрочем, к концу 2000-х российские машины начали утрачивать ранее довольно заметное ценовое преимущество. Стоимость одного Су-30МКИ для ВВС Индии с учетом всех дополнительных соглашений и услуг перевалила за 100 миллионов долларов, а это заметно дороже «Супер Хорнета». Для повышения интереса к платформе требовалось нечто новое, и на рынок вышел Су-35 — глубоко модернизированная версия истребителя, в которой используется оборудование, разработанное в рамках проекта по машине следующего (пятого) поколения. В свою очередь, девальвация рубля и эту машину, и предшествующие версии истребителей «Сухого» заметно удешевила, а практическая демонстрация боевых качеств российских самолетов в Сирии добавила недостающую строку в «послужной список».

На Су-35 уже есть покупатели. Китай возьмет 24, Индонезия — 10 истребителей с возможным дальнейшим увеличением поставок. Не исключено и продолжение «индийского сериала» с Су-30. Требование сформировать к 2020 году 52 эскадрильи в составе индийских ВВС по-прежнему в силе. После провальной истории с тендером MMRCA, когда есть сомнения в поставках даже 36 «Рафалей», на которые вроде бы подписан контракт (изначально планировалось закупить 126 машин), весьма вероятно подписание допсоглашения о поставках еще 30-40 Су-30МКИ со сборкой по лицензии в Индии.

Еще больше самолетов

Наращивание численности ВВС вообще — одна из ключевых региональных тенденций. В списке обладателей крупнейших ВВС страны Азии в последние два десятилетия практически полностью вытеснили из первой десятки европейские государства.

В топ-10 осталась только одна страна Евросоюза — Франция, занимающая 7-е место с 1 282 пилотируемыми летательными аппаратами военного назначения всех типов. Лидируют традиционно США с парком самолетов и вертолетов военного назначения в 13 717 единиц, на втором — Россия (3 547), на третьем — Китай (2 942). А следом — азиатские государства (и вклинившиеся в их ряды Египет с Францией).

В первой десятке государств с наиболее крупным парком именно боевых самолетов стран Евросоюза нет вообще. Первая тройка та же: США (2 785 машин), Китай (1 528) и Россия (1 432). Далее в топ-10 — только азиатские государства и примкнувший к ним Египет. Удивляться этому не приходится — военные возможности определяются экономическими, а центр мирового экономического роста достаточно давно переместился на Восток.

Понятно, что состояние европейской авиации Россию интересует лишь с точки зрения военного потенциала НАТО. Спроса на отечественные боевые машины в Европе никто не ждет, да и гражданские перспективы крайне туманны. Что же касается других частей света, то, помимо АТР, где, кроме Китая, Индонезии и Индии, не стоит исключать новых контрактов с Вьетнамом и Малайзией, наиболее перспективно выглядит Ближний Восток — в первую очередь Иран и Северная Африка. Можно отметить уже заключенный контракт на поставку МиГ-29 в Египет, но, учитывая заинтересованность этой страны в возобновлении туристического потока из России, вероятен успех в переговорах и по другим видам техники, в том числе и по гражданским самолетам.

Гражданскую авиацию Россия планирует поставлять и в страны АТР. По прогнозам Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), до 2030 года в регионе предполагается сбыть не менее 150 самолетов SSJ-100 в базовой версии и версии SV (с увеличенной длиной и пассажировместимостью). Хотя, судя по всему, громких контрактов в этой сфере на Singapore Air Show-2016 не будет.

Летающие парты

Еще одна потенциальная точка роста принадлежит сектору учебных машин. Реактивный Як-130 уже пользуется спросом, а на сингапурском шоу публике продемонстрируют модель нового поршневого учебного самолета Як-152, предназначенного для первоначальной подготовки летчиков. В идеале Як-152 и 130 позволят выстраивать полный цикл подготовки пилотов практически для всех существующих машин четвертого поколения, как отечественных, так и зарубежных.

В регионе первым обладателем Як-130 стал Бангладеш, получающий эти машины с 2015 года. Преимущество Як-130, особенно в странах третьего мира, — способность выполнять боевые задачи и сокращение его цены в силу уже упомянутых экономических процессов — должно поспособствовать переходу некоторых ведущихся переговоров из стадии обсуждения взаимного интереса к этапу выработки конкретных условий контракта.

***
Сингапур не обещает рекордных объемов сделок и прорывных контрактов для российского авиапрома. Прорывы и успехи традиционно большей частью «резервируются» за домашними салонами МАКС, а также индийскими и китайскими форумами. Однако сама по себе выставка в одной из самых развитых стран АТР позволяет напрямую оценить привлекательность российских вариантов на фоне основных соперников по рынку, причем там, где российские боевые самолеты уже надежно завоевали место под солнцем.