Аты-бабы

Как украинки воюют в Донбассе

Ukrainian servicewoman Nadie, 36, stands at the military camp in the village of Luhanske, eastern Ukraine September 24, 2014.
Фото: David Mdzinarishvili / Reuters

Президент Украины Петр Порошенко накануне Международного женского дня встретился с выдающимися женщинами страны, которые оказались, главным образом, участницами боевых действий в Донбассе. Подчеркнув «очень особенное» место женщины на Украине в военное время, Порошенко заявил, что на таких примерах, как «Надежда Савченко и каждая из вас», воспитываются и нынешнее, и следующие поколения украинцев. «Лента.ру» поразмышляла о роли украинского слабого пола в силовой операции.

По доброй воле на войну

В составе многих украинских добровольческих батальонов, участвовавших в боевых действиях в Донбассе, есть женщины, известные на всю страну, — правда, зачастую не благодаря боевым подвигам и выдающимся личным качествам. Например, символ печально известного экстремистского формирования «Айдар» — 19-летняя Вита Заверуха из Винницы, любимым развлечением которой была стрельба по мирным селам Донбасса. Прославилась Вита также скандальными призывами к уничтожению русскоговорящих граждан Украины и почитанием нацистской символики.

В мае прошлого года неожиданно для всех Заверуха была арестована по подозрению в расстреле милиционеров (застрелены двое, еще трое получили тяжелые ранения) при ограблении АЗС в Киеве. Как заявили следователи, непосредственного участия в ограблении заправки она не принимала, но помогала перевозить оружие. Сейчас Заверуха находится за решеткой. Конкретного вердикта по делу пока нет, но суд регулярно продлевает ей срок пребывания под стражей, по-видимому, справедливо считая юную экстремистку опасной для общества.

Еще более незавидно сложилась судьба разведчицы из экстремистской организации «Правый сектор» (запрещена в России) Анастасии Горбачевой, известной по позывному Лиса. В марте 2015 года «абсолютно безбашенная» (по выражению соратников) Лиса выступила с резонансными заявлениями в эфире украинского телеканала «Первый национальный», а в августе при невыясненных обстоятельствах, будучи на третьем месяце беременности, была застрелена из охотничьего ружья. Никаких конкретных данных по делу о гибели Горбачевой так и не было обнародовано — неизвестно даже точное место происшествия, был ли это несчастный случай или убийство.

Сегодня основная женская сила «Правого сектора» — Елена Белозерская, формально занимающая пост главы информационной службы группировки. Белозерская активно «сливает» в социальные сети информацию о военных мероприятиях в Донбассе, упрекает Генштаб ВСУ в откровенной лжи и вообще позиционирует себя как независимый журналист и блогер.

Необычный даже для нынешней Украины персонаж — «снайпер-визажист» Мария Ветер из Винницы. Девушка, которая взяла себе позывной Белка, до государственного переворота на Украине работала в родном городе парикмахером. Известность получила после того, как в ходе винницкого Майдана бросилась под колеса машины, в которую силовики посадили местного активиста, и в итоге того удалось отбить. Боевую Марию без промедления «мобилизовали» на главный Майдан страны — в Киев, где она проявила себя настолько замечательно, что после завершения переворота попала в центр подготовки бойцов Национальной гвардии Украины, а оттуда — в батальон «Донбасс». Прессе девушка рассказывала, что никогда не расстается с гранатой (чтобы взорвать себя при угрозе пленения) и предпринимает разведывательные вылазки в Донецк по собственной инициативе — без согласования с командирами. В беседе с журналистами Мария не однажды сетовала на недостаточную активность украинских силовиков: если бы у них был такой же боевой дух и желание победить, как у нее, «мы уже давно могли бы очистить Донбасс от всякой нечисти».

Солдаты на шпильках

Еще осенью 2014 года власти Украины заявили о намерении создать в рамках ВСУ первый официальный женский батальон. Проект был представлен с большим пафосом, инициаторы заявляли, что желающих вступить в такое формирование — более 10 тысяч, а возрастной разброс — от 12 до 67 лет. Правда, почти сразу после торжественной презентации проект «спустили на тормозах» без внятных объяснений.

Украинские женщины теоретически попадают и под мобилизации, которые нынешняя власть организует с завидной периодичностью в последние два года. Согласно закону, мобилизации подлежат в первую очередь военнообязанные представительницы слабого пола, которые сами изъявили желание пройти службу в рядах ВСУ. Но никакого энтузиазма не наблюдается: за весь прошлый год и три волны мобилизации, согласно данным Генштаба, в армию удалось привлечь лишь около сотни женщин. Скромная статистика компенсируется за счет участия женщин в «добровольческих батальонах» с более свободными условиями службы, без лишних бюрократических ограничений.

Согласно официальным данным украинского Минобороны, по состоянию на середину февраля нынешнего года в рядах Вооруженных сил Украины (ВСУ) 15,6 тысячи женщин. Из них только 1,7 тысячи представительниц слабого пола имеют офицерское звание, остальные проходят службу по контракту на должностях рядового, сержантского и старшинского состава. Около полутора тысяч женщин, по тем же данным военного ведомства, имеют статус участника боевых действий в Донбассе.

Впрочем, цифры в документах на Украине далеко не всегда коррелируют с реальностью, а статус участника операции в Донбассе в последнее время стал предметом серьезных спекуляций, так как сулит значительные социальные льготы и материальные выплаты. Например, в октябре прошлого года начальник управления прессы и коммуникации Минобороны Оксана Гаврилюк заявила журналистам, что участие в АТО (антитеррористическая операция — так в Киеве называют операцию на юго-востоке страны) приняли лишь 938 женщин-военнослужащих и сотрудниц ВСУ, а это уже довольно серьезные расхождения с февральской статистикой, намекающее на определенные манипуляции.

Батальон

Украинские СМИ и эксперты, оценивая, сколько женщин воюет в Донбассе в рядах ВСУ, сходятся на количестве «немного больше тысячи». Соответствующими указами Минобороны Украины женщинам официально запрещено занимать руководящие должности в армии и выполнять задачи на поле боя, поскольку это связано с избыточным физическим трудом. И хотя в рядах ВСУ есть и разведчицы, и снайперши, и даже полевые хирурги, по документам они проходят как кухарки, уборщицы или бухгалтеры. Во многие подразделения ВСУ женщины не могут попасть из-за нормативных ограничений.

Согласно исследованию журналистов, которые опираются на публичные заявления воюющих в Донбассе дам, они в принципе лишены как карьерных перспектив, так и статуса участника АТО, потому что легально участвовать в боевых действиях не могут. Куда в таком случае ушли 1,5 тысячи статусов, о которых заявило в феврале Минобороны, — вопрос риторический.

Проблема женщин в украинской армии — далеко не главная в нынешней повестке дня, однако очевидно, что в последнее время к ней проявляют повышенный интерес западные партнеры Украины. В октябре 2015 года в Киеве прошло мероприятие под названием «Женщины в украинской армии. Как преодолеть стереотипы» при активном участии представителей США, Израиля и Эстонии. Уже в декабре были представлены материалы первого в своем роде социологического исследования под названием «Невидимый батальон»; «женским вопросом» озаботились «Голос Америки» и «Радио Свобода». По итогам мероприятия было заявлено, что желание женщин реализовать свои возможности в вооруженных силах — нынешний общемировой тренд, поэтому, дескать, и на Украине дамы пытаются реализоваться таким образом, вот только армия страны пока не готова принять такое количество желающих. Так что вся надежда на реформы. Группа лоббистов, которая будет создавать условия для привлечения украинских женщин в ряды ВСУ, уже громко заявила о готовности к энергичным действиям.

подписатьсяОбсудить
Фабрика зверств
Притравочные станции — аморальная забава или жестокая необходимость
Сергей Боярский во время сдачи норм ГТО «Не посрамлю»
Сын главного Д’Артаньяна Сергей Боярский за всеобщее ГТО, но против идиотизма
Ника борется за жизнь
Чудом выжившую девочку спасет внутривенное питание
«Если делают где-то барьеры — наказывать»
Михаил Терентьев об объективности, лекарствах и доступной среде
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Наперегонки
Найдено объяснение механизмам смерти и старения
Лабиринты смерти
Что скрывают древние и загадочные катакомбы Парижа
Черная дыра (в представлении художника)Вот запара
Величайшая тайна черных дыр стала еще непонятнее
Шершавый бог
Раскрыто значение вызываемых ЛСД видений
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон