Большевики Кавказа

Почему никто не сможет урегулировать конфликт в Карабахе

Артиллерийская позиция в районе села Мадагис в зоне карабахского конфликта
Фото: Асатур Есаянц / Sputnik / РИА Новости

Внезапное обострение на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе завершилось так же неожиданно. Еще утром 5 апреля стороны рапортовали об очередных успехах, сообщали о тяжелых потерях противника, а днем воинственность риторики резко пошла на убыль. О прекращении огня заявили и в Министерстве обороны Азербайджана, и в военном ведомстве непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР). «Лента.ру» попыталась понять, способно ли временное перемирие перерасти в политическое урегулирование конфликта.

Утром 5 апреля Министерство обороны Азербайджана опубликовало на своем сайте видеозапись, на которой, по утверждению представителей ведомства, запечатлено уничтожение в селе Мадагис командно-штабного пункта армянских сил в Нагорном Карабахе. Съемка производилась с летательного аппарата. Также сообщили о том, что ударами с воздуха были уничтожены три карабахских танка вместе с экипажами. В министерстве обороны НКР, в свою очередь, показали видео сбитого азербайджанского беспилотного летательного аппарата.

Позже, однако, накал страстей ослабел. В Министерстве обороны Азербайджана заявили, что в полдень 5 апреля огонь приостанавливается по всей линии соприкосновения по обоюдному согласию сторон. Эту информацию подтвердил и пресс-секретарь министерства обороны НКР Сенор Асратян. «Ситуация относительно спокойная», — отметил он. Представитель НКР напомнил, что соглашение о прекращении огня между Азербайджаном, Арменией и непризнанной республикой действует с 1994 года. «Надо просто следовать его букве и духу», — подчеркнул пресс-секретарь президента Нагорно-Карабахской Республики Давид Бабаян. Источник в дипломатических кругах Армении рассказал «Интерфаксу», что прекращения огня удалось добиться благодаря усилиям Российской Федерации.

«Лента.ру» обратилась к экспертам с просьбой прокомментировать ситуацию. Стоит ли ожидать политического урегулирования конфликта и каким образом Россия могла повлиять на конфликтующие стороны?

Андрей Епифанцев, политолог, эксперт по Кавказу

В краткосрочной и среднесрочной перспективе никакого политического решения конфликта я не вижу. Огромным успехом будет хотя бы действительно твердое перемирие, ведь все последние годы на линии соприкосновения происходили перестрелки, гибли люди. Политического решения конфликта просто не просматривается. Международное сообщество сейчас действует по принципу гаишников, которые сажают нарушителей напротив друг друга. «Пусть сами разбираются». В ситуациях с ДТП это иногда работает, но здесь стороны не могут разобраться сами, у них просто нет поля для диалога. Армяне с азербайджанцами — злейшие, вековые враги. Без намордника международных обязательств они бы давно сцепились в смертельной схватке до полного истребления одной из сторон! Я считаю, что в таких условиях, Минская группа ОБСЕ, куда входят Россия, Франция и США, должна играть более активную роль, должна давить, принуждать к компромиссу.

Как конкретно может выглядеть политическое урегулирование? Здесь что-то предполагать еще сложнее. Часто говорят о том, что армяне должны отдать азербайджанцам семь районов, которые в НКР не входят, это территория, собственно, Азербайджана. Но ее армяне и взяли в ходе войны 1991-1994 года для торга, для того, чтобы в подходящий момент отдать в обмен на признание независимости НКР! Армения может быть подспудно готова пойти на такой компромисс, но Азербайджан на это категорически не согласен. Баку предлагает армянам широкую автономию, гарантии неприкосновенности, но о независимости и слышать не хочет.

Понятно, что при таком зашкаливающем уровне ненависти в одном государстве армяне и азербайджанцы жить не смогут. У нас есть перед глазами пример Косово, откуда при объявлении независимости очень быстро выжили практически всех сербов, хотя изначально определенные права им были гарантированы. Я общался с представителями России в Минской группе. Они мне рассказывали о самых фантастических предложениях вплоть до обмена территориями, учреждения общего государства. Ничто сблизить позиции Еревана и Баку не смогло.

Андрей Арешев, политолог, эксперт Фонда стратегической культуры

Политического решения конфликта не просматривается. Очевидно, стороны используют перемирие не для поиска компромисса, а для укрепления собственной обороноспособности. Для ощутимого результата переговорного процесса нужна консолидированная позиция посредников. Сейчас такая позиция декларируется, но реального воплощения не получает.

У нынешнего обострения несколько причин. Первой я бы назвал ухудшающееся социально-экономическое положение Азербайджана, чья экономика зависит от цен на нефть даже сильнее, чем наша, российская. В таких условиях напрашивается «маленькая победоносная война», способная отвлечь народ от проблем. Вторая причина, по моему мнению, — деструктивная позиция Турции. Эрдоган (Реджеп Тайип, президент Турции — прим. «Ленты.ру») однозначно поддержал в последние дни Баку, он как бы намекает России, что может на Южном Кавказе устроить неприятности. Я бы обратил внимание и на противоречия между Вашингтоном и Москвой на постсоветском пространстве. Стратегия США направлена на то, чтобы сдерживать где только можно так называемые «имперские амбиции» Кремля. Мы знаем, что накануне обострения состоялась встреча госсекретаря Джона Керри с Ильхамом Алиевым, в ходе которой американский дипломат выразил поддержку территориальной целостности Азербайджана.

Сергей Арутюнов, заведующий отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАН

Понятно, что принуждение сторон к миру — заслуга в первую очередь России. Москва пока, слава Богу, имеет инструменты для давления в таких случаях. Однако никакого политического решения в ближайшее время не будет. Стороны продолжат с переменным успехом обстреливать друг друга. Ни армяне, ни азербайджанцы не желают понимать, что любое урегулирование требует компромисса. У них такое большевистское мышление, никто не хочет уступать, слышать другого. Вроде бы Советский Союз давно развалился, но дело его живет. Думаю, в обозримом будущем политическому диалогу стороны так и не научатся, надежда только на новое поколение политиков, хотя и им учиться не у кого. Это не какая-то уникальная для Кавказа ситуация. Посмотрите, искусством политического диалога более-менее владеют только в Европе, да и там понадобились для этого сотни лет кровавых войн и междоусобиц. На всех прочих континентах политической жизни или никогда не было, или она была в зачаточном состоянии.

Бывший СССР00:03 2 июня

Грузинский бунт

Школьная поножовщина вывела на улицы тысячи людей. Они требуют смены власти