Лизинг: будьте осторожнее!

Лизинговая отрасль нуждается в регуляторе

Фото: Douglas C. Pizac / AP

Из-за падения российской экономики отечественные предприятия испытывают дефицит финансирования. В сложной ситуации производители стараются использовать все доступные механизмы инвестирования, в том числе лизинг, который, на первый взгляд, гораздо выгоднее банковского кредитования. Однако только на первый. На самом деле он может ухудшить положение компании на рынке.

Напомним механизм действия данного инструмента, который еще называют финансовой арендой. Лизинговая компания по указанию лизингополучателя приобретает необходимые последнему средства производства и передает ему в пользование на определенный срок. Предприятие, не являясь собственником имущества, постепенно погашает его стоимость вместе с арендными платежами. По истечении срока лизинга и после выплаты всех лизинговых платежей право собственности на предмет лизинга переходит к лизингополучателю.

Здесь уместны аналогии с кредитом, но с одним отличием: имущество находится не в залоге (как в случае с банком), а именно в собственности у лизинговой компании. И это право собственности выполняет обеспечительную функцию, само имущество ей не нужно. Лизинговая компания, так же как и банк, заинтересована в возврате финансирования с процентами, а не в получении оборудования или техники — то есть предмета лизинга. Вместе с тем лизинг привлекает многие субъекты малого и среднего бизнеса большей дешевизной: если, скажем, процентные ставки по кредиту сейчас не опускаются ниже 17 процентов годовых, то лизинг обходится предприятиям в 9-11 процентов.

Получается, что традиционное кредитование как классическое решение в условиях дефицита средств при нынешних ставках очень дорого, а зачастую попросту недоступно. Поэтому предприниматели, особенно в малом и среднем бизнесе, стараются использовать альтернативный инструмент финансирования — лизинг.

Но не всегда договоры лизинга исполняются полностью. К сожалению, из-за тяжелой финансовой ситуации предприятия часто допускают просрочку. В случае с кредитом банк обратился бы к заемщику с требованием взыскать предмет залога, а затем реализовал бы его на торгах. При этом законодательство предоставляет заемщику достаточно широкий спектр правомочий, позволяющих ему защищать свои интересы. Ведь от цены, по которой был продан залог, зависит погашение кредита.

Но лизинговые компании — не банки. Влиять на процедуру продажи предприятия не могут, поскольку реализуемое имущество принадлежит лизинговой компании. Плюс ко всему деятельность лизинговых структур никем не контролируется, поскольку регулятора в этой отрасли не существует, тогда как банковская деятельность находится под жестким контролем ЦБ РФ, который тщательно следит за добросовестностью кредитных организаций.

В итоге широкие полномочия лизинговых компаний, предоставленные им законодателем, в отсутствие государственного регулятора на рынке приводят к произволу и злоупотреблениям, граничащим в некоторых случаях с рейдерскими атаками. Бывает, что лизингополучатель остается и без денег, и без имущества. А ведь все могло быть иначе, если бы лизингополучатель в свое время воспользовался услугами банка, а не лизинговой компании.

Изъять и продать

Особенно резонансны ситуации, когда лизинговые компании пытаются расторгнуть договор и изъять имущество при почти стопроцентной выплате лизинговых платежей — без каких-либо попыток предоставить реструктуризацию. В последнее время такие истории случаются все чаще. Один из последних примеров — попытка лизинговой компании «Катерпиллар Файнэншл» (Caterpillar Financial) взыскать с «дочки» корпорации «Мечел» — Коршуновского ГОКа — задолженность по лизинговым платежам, а также сам предмет лизинга. И это при том, что компанией было погашено 94,7 процента от общей суммы лизинговых платежей.

Первая инстанция удовлетворила требования лизинговой компании о взыскании с ответчика задолженности и неустойки и отказала в истребовании имущества. Лизинговая компания обжаловала решение Арбитражного суда Москвы в суде апелляционной инстанции, но суд занял сторону лизингополучателя.

Впрочем, историй с противоположным исходом гораздо больше. Например, та же компания «Катерпиллар Файнэншл» приобрела для «Эврикон-Строй» экскаватор за 139 тысяч долларов. Общий размер платежей по договору лизинга — 167,7 тысячи долларов; при этом «Эврикон-Строй» заплатил в виде аванса 41,7 тысячи долларов; таким образом оставшееся финансирование составило 97,3 тысячи долларов. Но в прошлом году из-за резкой девальвации рубля компания не смогла продолжить выплату, и лизингодатель продал экскаватор за… 2,1 миллиона рублей, что по курсу доллара США на дату платежа составило 26 тысяч долларов, то есть лишь 18 процентов от закупочной цены. При этом «Эврикон-Строй» уже выплатил лизингодателю 132,94 тысячи долларов (79 процентов общей суммы лизинговых платежей).

Но «Катерпиллар Файнэншл», расторгнув договор и изъяв предмет лизинга, не удовлетворилась этим, а обратилась в суд за взысканием лизинговых платежей и штрафных санкций. Причем первая инстанция удовлетворила иск полностью, а вторая лишь уменьшила сумму взыскания.

Особенно печален опыт взаимодействия с лизингодателями у сельскохозяйственных предприятий. Так, по словам председателя СПК «Ольгинский» Владимира Хайло, вряд ли его кооператив вновь воспользуется финансированием, предоставляемым лизинговыми компаниями. Лизингополучатель несет все расходы на содержание техники, выплачивает лизинговые платежи, но в любой момент может остаться без предмета лизинга, говорит руководитель предприятия. Такая проблема особенно актуальна для сельскохозяйственных производителей с сезонным характером работ и, соответственно, сезонными денежными поступлениями. А ведь в условиях продовольственного эмбарго руководство страны декларирует поддержку сельскохозяйственных производителей.

С ним солидарна юрисконсульт СПК «Тотемский» Евгения Маракова: «Наш опыт использования такого инструмента инвестирования как лизинг показал, что лизингополучатель совершенно не защищен в данном отношении на законодательном уровне». По словам Мараковой, при расторжении договора лизинга последствия наступают такие же, как и в случае прекращения обычной аренды: имущество возвращается лизинговой компании, а лизингополучатель не вправе претендовать на какие-либо выплаты. «Нам повезло, так как к моменту расторжения нашего договора лизинга судебная практика пошла по пути возвратности части платежей, выплаченных лизингополучателю. Но этот путь был связан со значительными трудностями», — объясняет Маракова. Отметим, что СПК «Тотемский» занимает лидирующие позиции среди сельскохозяйственных предприятий Вологодской области. В 2008 году он заключил договор с «Дойче Лизинг» на приобретение комбайна. Общая сумма платежей составляла 354,75 тысячи евро, из которых было выплачено 200 тысяч. Но затем договор был расторгнут, а комбайн изъят.

Откуда рост?

Судебная активность лизингодателей понятна: их отрасль тоже переживает нелегкие времена. Так, директор «Лизингового союза» Евгений Царев сообщил газете «Ведомости», что в 2015 году сумма новых договоров сократилась на 20 процентов — до 800 миллиардов рублей. Прогноз на этот год: сокращение еще на 10-15 процентов.

Однако сужение рынка никак не коррелирует с успехами некоторых игроков, демонстрирующих отличные финансовые результаты. Например, выручка уже упомянутой лизинговой компании «Катерпиллар Файнэншл» существенно выросла: в 2010 году этот показатель составлял 4 миллиарда рублей, а к 2013 году вырос до 6 миллиардов рублей (данные из системы «Контур»).

Остается только догадываться, с чем связан необъяснимый рост выручки ряда компаний, проводящих наиболее агрессивную политику по отношению к неплательщикам. Получается, что, пока отрасль переживает трудные времена, они зарабатывают на откровенном игнорировании прав своих контрагентов.

Ситуация, при которой взыскиваемое имущество продается по бросовым ценам, — не редкость, и удивительно, что при этом суд встает на сторону лизинговых компаний, заставляя их клиентов довносить платежи и оплачивать штрафы. Стоит также отметить, что в отличие от банков лизингодатели вправе в бесспорном порядке списывать денежные средства с расчетного счета должника-лизингополучателя. Подобного права нет ни у одного субъекта предпринимательских отношений, кроме лизингодателя!

У лизинговых компаний, свидетельствуют эксперты, сильное лобби, которое все активнее отстаивает их интересы. А страдают от их действий прежде всего малые и средние предприятия, чей бизнес таким образом разрушается, поскольку и без того находится в сложном финансовом положении. Спасти рынок от нечистоплотности некоторых игроков лизинговой отрасли сможет только появление регулятора, которым может стать ЦБ РФ, и твердая позиция судов. В противном случае баланс интересов сторон на рынке лизинговых услуг так и останется несбыточной мечтой.

Обсудить
Борис Ельцин«Это было время, когда делились огромные богатства»
Чем запомнился россиянам первый президентский срок Бориса Ельцина
Вета Усольцева «Это лекарство — ее единственный шанс»
Раньше Вета мечтала стать певицей, теперь — просто вернуться домой
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
«Если тебе не на работу — пей»
Почему русские рабочие не могут жить счастливо
Они ушли
Русские покидают Сирию. Там остаются тысячи террористов, а войне не видно конца
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
Кровавый конвейер
На Гаити круглый год режут и свежуют скот
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Выплюнь бяку
Личинки, тараканы и ДНК человека — на что можно нарваться в батоне колбасы
Домашние заготовки
Почему российской строительной сфере не обойтись без отечественных алюминиевых панелей
И так дома посидят
Российскую сборную пугают дисквалификацией. Но доказательств пока нет
«Не кони, а пони»
«Спартак» реабилитировался за 0:7 в Ливерпуле, разгромив ЦСКА
Клуб легенд
Звезды отечественного хоккея выяснили, кто спустя годы остается лучше всех
С новым хайпом
Кроссовки-носки и кепки миллиардера: в 2017 году нам не запретили красиво жить
В мертвых найках
Москва помешалась на кроссовках, а ушлые подростки на этом зарабатывают
«Я послушная жена и нежная девочка»
Ксения Собчак боится мужа, Рамзана Кадырова и нитратов
Тест-драйв лучшей BMW M5
Знакомимся с первой полноприводной «эмкой» на серпантинах Португалии
Невероятные стартапы, которые изменят жизнь водителей
Автомат по продаже машин, встроенный алкотестер и так далее
Самые необычные фары в истории
Головная оптика, от которой можно офонареть
«Кроссоверы», которые мы заслужили
Смертельная битва Lada Vesta SW Cross, Kia Rio X-Line и Renault Sandero Stepway
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир