Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

«Борись или терпи»

Почему в России так трудно создать настоящий профсоюз

Традиционное шествие профсоюзов, посвященное Дню международной солидарности трудящихся, на Красной площади
Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

Первого мая на улицы российских городов по традиции вышли колонны трудящихся. В этом году Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) — главный профсоюз страны, наследник ВЦСПС — выдвинула такой главный девиз: «НЕТ — росту налогов и цен! ДА — росту зарплат и пенсий!» Но складывается впечатление, что о защите прав трудящихся вспоминают только на праздник весны и труда да еще во время прямых линий президента и в ходе его поездок по регионам. О том, почему так сложно бывает отстоять законные интересы работников госпредприятий и частного бизнеса, «Лента.ру» поговорила с лидером профсоюза столичной полиции Михаилом Пашкиным и руководителем профсоюза водителей (НПВП) Александром Котовым.

«Заплатил и спи спокойно»

Лента.ру: Похоже, единственный эффективный борец за права рабочих у нас в стране — президент.

Михаил Пашкин: Путину дали всего несколько конкретных случаев, и он быстро разобрался со всем, потому что все-таки президент. Профсоюзы тоже решают такие вопросы, просто многие не знают об этом. Помните, забастовка на заводе Ford была? В Москве возникла проблема в одном институте, где преподавателей выгоняли. Студенты выступили и победили. Профсоюзы выигрывают дела и в суде.

Хотя суды далеко не всегда встают на сторону тех сотрудников, чьи права были нарушены. К примеру, в Москве за 2015 год на сто случаев только один решался в пользу работника. Это в отношении сотрудников полиции. Их увольняют на больничном, в отпуске и так далее.

Одна из немногих хороший новостей — то, что президент дал команду к 2018 году ввести суды присяжных в районных судах. Это будет очень большой шаг вперед. Воздействовать на судью — одно дело, на присяжных — совсем другое.

В «больших» профсоюзах ситуация не лучше?

Так называемые официальные профсоюзы, входящие в ФНПР, если бы у них были серьезные победы, могли бы их показать. Но они с работодателем в одной лодке. Вот в чем дело. Они поняли, что лучше дружить с бизнесменами и получать свои 0,3 процента. Иначе их могут уволить и так далее.

Вы защищаете права полицейских, которым по закону бастовать нельзя. Как бороться за их права в такой ситуации? Недавно, например, им запретили выезд за границу, невзирая на конституцию.

Те, у кого нет первой или второй формы допуска к секретной информации, могут ездить. Но грамотно. У нас на сайте рассказывается, как именно. Дело в том, что если полицейский пишет рапорт «прошу отпустить меня в Египет» или еще куда, его просто не подписывают.

Можно обратиться в суд и добиться своего через полгода или того больше. Многие сообщают, что отдыхать будут где-то в России, а сами улетают за границу. В конце года ФСБ подает списки таких полицейских, и их увольняют. Не за поездку! А за обман.

Сотрудник должен уведомить руководство. Вот он ушел в отпуск, и ему подвернулась горящая путевка на заграничный курорт. Покупает ее, ставит руководство в известность телеграммой. И все. Его уже никто не уволит. Профсоюз может помочь грамотно написать объяснительную, какие-то другие документы, которые затребует начальство. При приеме в профсоюз мы сразу говорим: «Если будешь честно трудиться — мы тебя защитим». И не только мы, но и начальник главка. Таких случаев немало.

Допустим, приходит работник в свой профсоюз и видит, что там занимаются лишь распределением путевок. Что делать? Можно ли организовать другой профсоюз?

В первую очередь нужно изучить действующий Закон о профсоюзах и Трудовой кодекс, где о них говорится. Найти трех боевых товарищей и создать профсоюзную ячейку. Если речь о гражданских организациях, то следует постараться назначить председателя инспектором по охране труда. Тогда его не смогут уволить без согласия профсоюза. По закону. Затем вступить в какой-нибудь независимый общероссийский профсоюз. И активнее взаимодействовать со СМИ, Общественной палатой и так далее.

Общее правило такое: «борись или терпи». Если ты не сможешь отстоять право на 40-часовую рабочую неделю, оплату переработок и так далее, то никто этого не сделает. И даже в такой закрытой и «застроенной» системе, как МВД, есть подразделения, где ведут график учета рабочего времени и предоставляют отгулы.

В чем специфика защиты полицейских?

Мы советуем постоянно пользоваться средствами аудио- или видеозаписи. В части 3 статьи 11 Закона «О полиции» сказано, что деятельность полицейских может документироваться разными техническими способами. Тогда тебя уже не обвинят в том, что говорили одно, а ты сделал другое. Всегда можно «отмотать» и проверить.

Начальство этого не любит...

Ясное дело. Буквально вчера приходил сотрудник. На аттестации замначальника крупного подразделения говорит ему: «Ты преступник, так как записывал наши разговоры на диктофон!» В итоге его все же аттестовали. Преступника... Но сейчас мы подготовим исковое заявление об оскорблении чести и достоинства.

Вообще хотелось бы, чтобы к нам приходил не тогда, когда уже «за одно место возьмут», а раньше. Профсоюз, я считаю, должен быть как ОСАГО: заплатил и спи спокойно. А то приходят после того, как уже понапишут объяснений, за которые могут и в тюрьму отправить.

Все чаще используют соцсети для организации совместных действий и обмена полезными советами. Может, время профсоюзов подходит к концу?

Если собираешься на какой-то митинг, то нужно получать разрешение властей. А закон «О профсоюзах» заметно упрощает нам эту задачу. Есть еще и Международная организация труда, к которой мы обращались в 2009-м, когда нас посетили с незаконным обыском. Представители МВД ездили даже в Страсбург с объяснениями. А вот у тех, кто в Facebook, такой поддержки не будет. Только проблемы.

На первомайские шествия не ходите?

Один раз, году в 1992-м, сходили: сотрудники милиции прямо в форме. Было весело. Но сейчас уже не то. Те, кто там теперь ходит, — совершенно другие люди, действующие совсем по другим мотивам.

Какова главная проблема нынешних профсоюзов? Тех, кто реально независим от работодателя.

Суды. Почему на Шикотане возникла такая ситуация? Ведь сотрудники консервного завода обращались и в прокуратуру наверняка, и в администрацию. После прямого эфира с президентом следовало собрать всех, кому работяги писали в свое время, и уволить. Вот это было бы дело. А то, что убрали директоршу, это все полумеры...

«Протест разбили в мелкие брызги»

Лента.ру: На каком этапе профсоюзы в России стали такими беззубыми?

Александр Котов: Начну с того, что Первое мая — это не наш профессиональный праздник. Это коммунисты всех мастей и ФНПР 1 мая выводят своих на демонстрации. Профсоюзы беззубыми стали в сталинские времена, когда ВЦСПС получила огромную собственность. Теперь ее унаследовала ФНПР, и ей тоже несподручно кусаться. Некогда, они наследство «пилят».

В чем главное условие независимости?

Профсоюз, как и любая общественная организация, действительно независим только в том случае, если он живет и работает на членские взносы. И если этих взносов достаточно. Деньги — это рабочий инструмент. Если членов мало, людские и финансовые возможности по достижению уставных целей мизерные. Какие вопросы может решить организация, если в профсоюзе не сформирован забастовочный фонд? Если нет достаточных средств на оплату услуг квалифицированных юристов?

С введением системы «Платон» вам все же пришлось смириться?

Протест разбили в мелкие брызги, растащили и оседлали. Дружно, единовременно, открыто грузоперевозчики смогли выступить только 11 ноября 2015 года. Эти выступления организовывал и брал на себя ответственность за их проведение наш профсоюз. Дальше — лебедь, рак и щука… Вместо того чтобы по единому плану, но каждый в своем регионе — совершенно дурацкий «поход на Москву»…

Почему?

Протестующие не нашли в себе здравого смысла, воли и силы действительно объединиться. Объединиться именно в профсоюз, поскольку только профсоюзы имеют право на забастовки. Была проведена массированная кампания, направленная на создание «ассоциаций», профсоюза альтернативного «профсоюзу Котова»... В итоге не создано ничего… Наш профсоюз проходил это еще в 1998 году. Активная часть грузоперевозчиков с «Платоном» не смирилась. Но активисты прекрасно понимают: чтобы завалить «Платон», необходимо лишить «Единую Россию» монополии в Госдуме.

Что происходит с теми, кого протестная волна вынесла в общественное поле?

Коллективизм не свойственен дальнобою и грузоперевозчикам в целом. Все они индивидуалисты. Каждый водитель — директор своего автомобиля. Все, кто назвал себя и считает себя лидерами, поступили крайне глупо. Каждый потянул одеяло на себя и стал поливать грязью остальных. Надо было в середине ноября встретиться и договориться о совместных одновременных действиях, но каждый «попер» по индивидуальному плану. Администрация вместе со всякими НОДами и ВОЛЯми грамотно сработали, и в итоге гора родила мышь. Наш профсоюз в эти дрязги втянуть не удалось, но и объединить разрозненное большинство под нашими флагами было уже невозможно.

Есть ли вообще эффект от работы профсоюзов дальнобойщиков в России?

Я вам скажу, что эффект от рубля, вложенного в виде членских взносов в защиту социально-трудовых прав, иногда превышает прибыль от вложения того же рубля в торговлю оружием, наркотиками и проституцию вместе взятыми.

Вы серьезно?

Не верите? Посчитаем вместе. Примерно 300 водителей отдавали в год около 100 миллионов рублей службе безопасности Московского нефтеперерабатывающего завода за право въезда на его территорию. После вмешательства МПВП с августа 2005 года и по сей день с них этих денег не берут. На сегодняшний день профсоюз каждому из 300 водителей сэкономил порядка 3,5 миллионов. А членский взнос — 1800 рублей. В итоге на каждый вложенный рубль получили (сэкономили) чуть меньше 2000. Большинство, правда, вообще ни копейки не заплатили... А зачем платить взносы, если проблема уже решена?

От чего зависит успех противостояния?

Больше всего проблем при защите прав и интересов создают именно те, кто за этой помощью обратился. Был всего лишь один случай в практике нашего профсоюза, когда администрации не удалось в течение года разбить единство водителей. В сотнях других случаев в самих трудовых коллективах администрация за короткий промежуток времени находит несколько «паршивых овец».

С их помощью и посредством лжи, а иногда и чистого криминала, разделяет и властвует. Не умеет наш народ бороться за свои права и интересы. Пасует при первых трудностях и откровенно «сливает» своих лидеров. Очень плохо учится на собственных ошибках, но все же учится, и это радует.

Каково будущее движения за права рабочих?

Недовольство от беспредела, творимого руководством страны и чиновниками в отношении своего собственного народа, только накапливается. Я уверен, что будет борьба и без профсоюзов в этой борьбе не обойтись.

Как избавиться от прикормленных профсоюзов, дискредитирующих движение?

Прикормленные профсоюзы, а это, прежде всего ФНПР в полном составе, существуют благодаря поддержке правительства, президента и администраций всех мастей. Из зарплаты огромного числа работников без их ведома вычитают 1 процент в пользу ФНПР. За это такие профсоюзы обеспечивают видимость лояльности работников к действующей власти и «правильное» голосование на всевозможных выборах. Создать настоящий профсоюз — малая часть дела. Необходимо наполнить его единомышленниками, а не пассажирами, на деле показать и доказать его необходимость. Людей надо учить профсоюзному ремеслу, а его лидеров и актив защищать на законодательном уровне. У нас же все наоборот. Права профсоюзов урезаны, а точнее — кастрированы.