Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Майдан, которого не было

Почему власти Казахстана испугались несостоявшегося митинга

Фото: Шамиль Жуматов / Reuters

Митинг, прошедший 21 мая в некоторых городах Казахстана и окончившийся задержанием ряда журналистов, в СМИ и соцсетях успели окрестить «предотвращенным майданом». Цепь странных событий в этот день действительно создала в медиапространстве картинку напряженного противостояния властей и бунтовщиков. Попытка «сбить на взлете» только лишь предполагаемые и не очень массовые выступления показала, что Астана крайне нервно относится к перспективе уличных беспорядков. Где зарыты корни страхов казахстанской власти, разбиралась «Лента.ру».

Тревоги и заботы

События 21 мая в Казахстане некоторые СМИ назвали неудавшимся майданом, сорвавшейся попыткой раскачать республику и едва не произошедшей революцией. Вполне понятно желание журналистов подать новости погорячее, однако такая картинка, в целом, сложилась из-за значительных искажений. Митинг был анонсирован в социальных сетях практически сразу после того, как в конце апреля по городам республики прокатилась волна несанкционированных собраний. В Актау (бывший Шевченко), Атырау (бывший Гурьев), Актюбинске и Семипалатинске выступили против изменений в Земельный кодекс, которые позволяют передавать землю в аренду иностранцам на срок до 25 лет.

Власти отреагировали. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в начале мая объяснил, кто виноват — в отставку подали министр экономики Ерболат Досаев и его заместитель Каирбек Ускенбаев — и что надо делать — «объяснять народу». «Механизмы и нормы принятого закона не были должным образом широко обсуждены с вовлечением общественности. Тревоги и заботы людей во многом оправданы», — отметил глава государства.

Назарбаев тут же заявил, что слухи о продаже земель иностранцам — дезинформация, а провокаторов нужно наказать. И наложил мораторий на спорные поправки в законодательство. Теоретически, по Конституции республики, кодекс, в том числе и Земельный, имеет приоритет в иерархии нормативных актов перед обычным указом президента (имеющим силу конституционного закона). Каким образом был наложен мораторий на поправки — вопрос дискуссионный, но на это никто внимания не обратил. Власть и часть раздраженной общественности справедливо рассудили, что речь идет не о юридических формальностях.

Майдан дворников

Несмотря на примирительные жесты, в социальных сетях призывали граждан выйти на новый митинг, назначенный на 21 мая. Контрпропаганда велась столь решительно, что вогнала в ступор даже лояльную властям часть населения. Так, сюжет «Первого канала Евразия» о том, что за участие в митингах выплачивают по 150 долларов, вызвал вал язвительных замечаний. Примерно за неделю до событий министр внутренних дел Калмуханбет Касымов предупредил, что «если митинг будет проводиться в тех местах, которое не обговорены, у нас есть закон о проведении митингов (…) мы будем принимать меры».

А накануне митинга полиция в Алма-Ате сообщила о многозначительной находке — в схронах в центре города были обнаружены куски арматуры и емкости с горючей жидкостью. Кроме того, в двух квартирах изъяли огнестрельное оружие, задержали пятерых человек.

Журналист и блогер Евгений Рахимжанов на своей странице в Facebook разъяснил, что полицейские обнаружили склад, принадлежащий дворникам. Сотрудники коммунальных служб прочищают арматурой забившиеся стоки, а керосином заправляют газонокосилки. «Прячут все это добро под мостик, потому что ну на фига таскать с собой каждый день керосин и железки из дома?! Об этом знает весь район», — написал он. Про изъятое оружие, деньги и задержанных потом никто не вспоминал — на мелочи не разменивались.

«Они из другого государства»

Обещанные главой МВД меры действительно были приняты. 21 мая правоохранительные органы работали в Алма-Ате и Астане на предупреждение так, будто предотвращали массовые беспорядки. Полиция без лишних слов «вязала» граждан, которые приближались к местам, подходящим для митинга. Точно так же обращались и с журналистами.

Результат операции ошеломительный. СМИ, в том числе мировые, распространили снимки журналистов в автозаках, «упакованных» граждан, которых волокут крепкие ребята в балаклавах. Стороны остались весьма довольны друг другом — оппозиция получила веский повод говорить о том, что власть испугалась народа, и усиленно постила фотографии гражданских активистов, подвергшихся репрессиям. А власть, в свою очередь, предотвратила скопление граждан в разных местах.

Оппозиционные СМИ отработали фактуру на сто процентов: немедленно всплыли байки про таинственный спецназ. «Сами полицейские не видели лица спецназовцев без масок и, мол, знакомых ребят среди них точно не было. Он (источник издания — прим. «Ленты.ру») предполагает, что они или из другого региона или вообще из другого государства», — сообщила в Facebook газета «Республика». В целом, агитаторы за митинг не скрывали своих симпатий к произошедшему на Украине зимой 2013-2014 года.

При этом практически незамеченным прошел митинг в Павлодаре, где, в отличие от других городов, он на самом деле состоялся. Группа граждан (не более 50 человек) собралась на набережной, обсудила злободневный вопрос, после чего полицейские попросили всех разойтись, в участок отвезли только бывшего депутата парламента Серикбая Алибаева. Бывшему парламентарию, подававшему заявку на проведение мероприятия, сообщили, что он нарушил административное законодательство о митингах и шествиях. Как отметил один из очевидцев, полиция действительно обеспечивала безопасность собравшихся граждан.

Задолго до того, как это стало трендом

Власти Казахстана и ранее относились к митингам, тем более несанкционированным, без восторга. В феврале 2014 года в Алма-Ате на митинг против девальвации национальной валюты вышло около ста граждан. Полиция задержала примерно 30 человек и «рассеяла» собравшихся. В 2015-м власти города под разными предлогами не давали разрешение на проведение собраний по поводу девальвации. Однако же эти события тогда не очень заинтересовали СМИ за пределами республики.

На первый взгляд, очень сложно понять нервную реакцию Астаны на несанкционированный митинг 21 мая. Разве что обратиться к символам — на площади Республики в Алма-Ате стоит памятник событиям декабря 1986 года. Тогда состоялись массовые выступления против назначения первым секретарем Геннадия Колбина — кандидатуры общесоюзного центра. Описание декабрьских волнений в Казахстане в общих чертах повторяло революционный канон, который потом использовался и будет использоваться на постсоветском пространстве: неоправданное насилие со стороны правоохранительных органов против народа, вышедшего на площадь. Все это произошло задолго до того, как возникли термины «цветная революция» и «майдан». Одно можно утверждать с уверенностью — сравнительно слабая активность населения в ходе нынешних выступлений с лихвой компенсировалась неадекватностью предпринятых мер со стороны власти. И скорее всего, именно это оппозиция использует в дальнейшем в качестве отправной точки для расширения протестной базы. Собственно, это уже происходит.

Бывший СССР00:0217 октября

Формула мира

До Донбасса Штайнмайер пытался помирить Грузию и Абхазию. Тогда все закончилось войной