Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Напутствие перед битвой

О чем президент рассказывал парламенту

Фото: Алексей Никольский / РИА Новости

Владимир Путин проводил уходящий на избирательную кампанию созыв Госдумы не только благодарностью за Крым, но и рядом важных напутствий. Глава государства напомнил озвученную еще в прошлом послании мысль: выборы должны быть открытыми, честными и конкурентными. Высказался президент и о политической системе, границах, которые недопустимо переступать даже в запале политической борьбы… Но все эти мысли рассеяны по его как всегда дипломатичной речи. «Лента.ру» собрала их воедино и истолковала.

Как изменилась политическая система?

Путин: «Был принят целый ряд законов, способствующих укреплению ее демократических основ, повышению прозрачности и эффективности, установлению более высоких стандартов политической конкуренции».

Реформа политической системы началась практически сразу после избрания шестого состава Госдумы. Уже в марте 2012 года депутаты единогласно приняли новую редакцию закона о политических партиях, резко упростившую создание и регистрацию новых партий. В феврале 2014 года была утверждена новая редакция закона о выборах в Госдуму, отменившая пропорциональную и возвратившая смешанную систему выборов — 225 депутатов по спискам, 225 — по одномандатным округам. Проходной барьер в нижнюю палату снизился с семи процентов до пяти. Наконец, в судьбоносном 2012 году сделали генеральный шаг в сторону открытости и приняли закон о возвращении прямых выборов губернаторов, предусмотрев для них муниципальный фильтр — обязанность кандидатов собирать подписи 5-10 процентов муниципальных депутатов региона в свою поддержку. «Самая большая заслуга Думы — это то, что она утвердила избирательную реформу», ― считает первый вице-президент Центра политтехнологий Алексей Макаркин.

Почему численность партий так резко возросла?

Путин: «Сейчас уже в десять раз больше политических партий, чем пять лет назад».

Количество партий действительно резко возросло после либерализации 2012 года. Необходимая для регистрации численность партийцев была резко снижена ― с 40 тысяч до 500 человек. Одновременно отменили положение о минимальном количестве членов региональных отделений. Сразу после этого в Минюст поступило порядка 70 заявок на регистрацию новых партий. Более того, всем им сначала дали еще и возможность участвовать в выборах без сбора подписей.

Потом это право ограничили: теперь регистрацию без сбора подписей на выборах в Госдуму получают партии, набравшие три процента голосов по итогам последних выборов, а также те, у кого есть хотя бы один представитель хотя бы в одном региональном парламенте. Таких партий сейчас 14 ― это вдвое больше, чем на выборах-2011. А всего сейчас Минюстом зарегистрировано 77 политических организаций. Владимир Путин немного ошибся ― это не в десять, а в 11 раз больше, чем пять лет назад, когда их было всего семь. Конечно, судя по отчетности, которую партии сдают в Центризбирком, у многих нулевой баланс и нулевая же политическая активность. Однако и жизнеспособные игроки на политической сцене появились: взять хотя бы «Родину» или «Коммунистов России». Рост уровня конкуренции ― налицо.

Есть ли у непарламентских партий шансы?

Путин: «У парламентских партий есть немало преимуществ, и эти возможности, безусловно, заслуженные. Но в ходе предстоящей избирательной кампании вам предстоит снова сдавать экзамен перед своими избирателями».

Пройти через пятипроцентный барьер ― не так уж просто. «Очень маленькие шансы у "Яблока". У остальных я их просто не вижу», ― говорит «Ленте.ру» Алексей Макаркин. Однако он отмечает, что будет немало желающих побороться за «поощрительный приз» ― три процента голосов избирателей. Такой результат дает право на государственную финансовую поддержку. Преодолеть эту планку попытаются «Родина», Партия роста, «Коммунисты России». «Это создает дополнительную мотивацию для старых партий, той семерки, которая существовала ранее, прежде всего парламентских партий, ― отмечает Поляков. ― Конечно, переоценивать степень влияния новичков не стоит: новые партии только начинают реальный политический путь».

Чем одномандатники лучше списочников?

Путин: «Особо хочу подчеркнуть, что совсем скоро в Госдуму придут депутаты, избранные по одномандатным округам, а значит, представительская функция парламента, его связь с регионами будет существенно усилена».

«Они могут быть достаточно консервативными, как и население, но они будут жестко отстаивать интересы своего региона, ― говорит Алексей Макаркин. ― У них появляется ответственность перед избирателями, которым придется предъявлять результаты своей законотворческой деятельности». Леонид Поляков полагает, что «у избирателей очевиден запрос на ярких людей — не по способности красиво говорить, а по умению выдвигать новые идеи, демонстрировать собственный успешный профессиональный опыт». Поэтому во многих мажоритарных округах развернется нешуточная борьба.

Между какими партиями борьба будет самой острой?

Путин: «По сути избирательная кампания началась. Впереди острая конкурентная борьба, дебаты с оппонентами, непростой период для всех, кто будет участвовать в выборах».

Ответ на вопрос об основных конкурентах кроется в разнице двух показателей: рейтинг президента Путина ― 86 процентов, рейтинг «Единой России» ― порядка 50 процентов. То есть около 36 процентов (а это треть избирателей!) президента поддерживает, но с партией еще не определились. Собрать эти голоса готовы разные партии патриотического спектра ― «Родина», «Патриоты России», ЛДПР, отчасти «Справедливая Россия», заявляющая о поддержке Путина. Прелесть момента в том, что теоретически этих голосов могло бы хватить для прохождения в парламент сразу нескольких партий. А это смягчает конкуренцию.

Зато очень жесткой будет внутривидовая борьба. «В первую очередь ― в пределах идеологических ниш, например на левый электорат претендуют и КПРФ, и «Коммунисты России», и «Справедливая Россия», которая апеллирует к пенсионерам и говорит о построении социализма», ― считает руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев. Ну и разумеется, одним из главных сюжетов станет борьба «Единой России» и КПРФ. Любопытное явление: партии выступают в разных нишах ― у них разные избиратели, откуда же столь яростная схватка? Это называется контрпозиционированием, объясняет Калачев. На этом контрпозиционировании в 2011 году парламентские партии серьезно улучшили свои результаты по сравнению с выборами 2007 года.

Как партии могут помочь сохранению общественной стабильности или нарушить ее?

Путин: «Очень важно, чтобы все политические силы сознавали свою ответственность за сохранение общественной стабильности, добивались на выборах не только результатов как таковых, а главным образом доверия граждан к итогам выборов».

Речь идет о соблюдении определенных правил, поясняет гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. «Отказ от насилия, от попыток незаконно повлиять на результаты кампании, ― поясняет он. ― Отсутствие популизма и обращения к низменным инстинктам населения». Уважающим себя партиям нельзя приближаться к расистской, нацистской идеологии и пытаться сыграть на ней с целью получить лишние голоса. «Вообще, нельзя применять экстремистские методы воздействия на граждан», ― заключает Орлов. Речь, разумеется, не только об уличных несанкционированных акциях. Скорее тут можно говорить о недопустимости попыток чересчур резкой агитацией «вбить клин» между разными общественными стратами. Поэтому риторика «отнять и поделить» тоже вряд ли будет востребована в эту кампанию ― как подогревающая нездоровые социальные страсти. Так или иначе, участникам придется держать себя в руках, в том числе и для того, чтобы не перечеркнуть доверие к собственному результату.

Чем отличался политический стиль ушедшей Думы и как он изменится к седьмому созыву?

Путин: «Вы также смогли выработать высокие стандарты политической, парламентской культуры, утвердить их на практике, в своей повседневной работе. Будет полезно и для страны, и для избирателей, если этот конструктивный политический стиль станет отличительной чертой и нынешней избирательной кампании».

Речь идет в первую очередь о «крымском консенсусе», поясняет Константин Калачев. Как известно, все парламентские фракции единогласно поддержали решение о приеме Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации. Впрочем, и до этого партии в Думе демонстрировали единодушие в вопросах внешней политики, например, при рассмотрении «антимагнитского» закона. «Крымский консенсус» ― это одобрение всеми партиями по умолчанию инициатив прежде всего президента в области международной политики, госстроительства и человекосбережения. Хорошим тоном стало вносить потенциально консенсусные законопроекты от лица всех четырех фракций, в самых важных случаях депутаты после этого стройными рядами присоединяются к числу вносителей.

Еще одна примета «крымского консенсуса» ― ориентация на профессионализм в парламентской деятельности, считает Калачев. Именно с этим, по его мнению, связан проект раздела округов между ЕР и думской оппозицией. Напомним, что проект обсуждался в феврале, речь шла о том, чтобы 40 одномандатных округов ― по 10 на фракцию ― были освобождены для сильных согласованных кандидатов. Таким образом ЕР (и опосредованно Кремль) соглашались на почти гарантированное прохождение в Думу некоторых одномандатников-оппозиционеров, известных как профессионалы законотворческой деятельности. То есть качество работы, как ни крути, в нынешнем созыве оказалось важнее идеологических разногласий.