Заполярный ампир

Как Норильск стал маленьким Петербургом

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

У Норильска необычная история — этот город возник на месте лагерного поселения ГУЛАГа в конце 1930-х годов. Несмотря на молодость, от других городов Заполярья его отличает красивый центр, по архитектуре напоминающий петербургскую классику. О том, как это получилось, рассказывает «Лента.ру».

Трансформация лагерных бараков в полноценный город была большим проектом начальника норильских лагерей Авраамия Завенягина. Он планировал превратить Норильск в населенный пункт с комбинатом полного цикла, своего рода социалистический город-сад, только в Заполярье. В лагерях отыскались архитекторы. Их работу курировал выписанный из Ленинграда в 1939 году Витольд Непокойчицкий.

В 1940-е советские архитекторы с подачи власти массово полюбили классику, что и отразилось на облике Норильска. Сам Непокойчицкий считал ленинградскую архитектурную школу единственно правильной. Первая застройка выполнена в стиле неоклассицизма и сильно напоминает Санкт-Петербург, поэтому Норильск называют иногда «маленьким Питером».

При составлении генплана учитывались и местные природные особенности. Озеро Долгое, а также несколько небольших водоемов в юго-западном районе города повлияли на планировку Норильска, структуру его уличной сети, направление основных магистралей, размер и расположение площадей и жилых кварталов. Кроме того, был выработан план по формированию основных архитектурных ансамблей. В основу композиции города лег главный проспект, местами прерывающийся площадями.

В годы Великой Отечественной войны строительство практически не велось, хотя в 1942-м было возведено первое трехэтажное здание города — Дом инженерно-технических работников (ДИТР) на пересечении улиц Октябрьской и Заводской. Рядом с ним — огромный стадион с двумя полями.

После войны город быстро рос, реализовывалось множество авторских проектов. Заключенные Микаэл Мазманян, Геворк Кочар-Кочарян и некоторые другие были прекрасными зодчими. Благодаря их таланту сталинские дома обрели свой уникальный облик, а вся историческая часть города считается архитектурным шедевром Заполярья.

Десятилетия противостояния природе и чиновникам

Один из главных вопросов, вставших перед проектировщиками города, — как минимизировать влияние сильного ветра на жизнь горожан. Первые решения этой проблемы оказались неудачными. Первоначально предполагалось спланировать город так, чтобы по его улицам, расположенным по линии преобладающих ветров, снег выметался за пределы населенных районов. Но ветра были слишком сильными, а снега выпадало слишком много, поэтому городские кварталы решили делать замкнутыми и компактными. Именно квартальная застройка и определила облик Норильска.

Идею Завенягина о городе-саде реализовать не смогли. Парк из массивных деревьев, опоясывающих и защищающих город от ветра и снега, вырастить не удалось, деревья нужной толщины просто не приживались.

Немало проблем норильскому градостроительству доставляла бюрократия. В лагерные времена все строительные проекты требовалось согласовывать с профильным министерством в Москве. В результате некоторые социально значимые объекты Норильска или так и не появились, или их план был сильно видоизменен. Например, плавательный бассейн, построенный в 1959 году, задумывался еще в конце 1940-х. Однако бумажная волокита и всевозможные перепланировки объекта затянулись на целое десятилетие.

Не было построено и 19-этажное здание управления комбината. Горожане, всегда мечтавшие о высотках, надеялись увидеть его сначала на Гвардейской площади, потом на Театральной или хотя бы на площади Металлургов. Но так этого и не дождались.

Не увидели норильчане и три неосуществленных проекта трамвайного движения, подвесную монорельсовую дорогу, гранитную набережную, аэровокзал и огромный жилой комплекс на 2500 жителей в конце Октябрьской площади.

От авторского стиля к плановой застройке

Согласно генплану Непокойчицкого, Норильск должен был стать системой архитектурных ансамблей. Главная магистраль города — Ленинский проспект с площадями, обрамленными общественными, административными и жилыми здания.

В начале проспекта — Октябрьская площадь, считающаяся «южными воротами» и неофициальным лицом города. Две ее вертикальные башни — своего рода парадный въезд из прошлого в будущее. Четырехколонные портики башен подчеркивают архитектурную значимость «ворот».

Следующая площадь, Гвардейская, отличается циркульным строением плана и периметра формирующей застройки. Здесь должно было появиться 12-этажное здание, но в итоге больше пяти этажей строить не разрешили. Только через несколько десятилетий тут возвели 12-этажную панельную башню института «Норильскпроект».

На Комсомольской площади строения расположены симметрично. В центре — здание музея, а с другой стороны Ленинского проспекта возвышается Дворец культуры горно-металлургического комбината.

Две эти площади — Гвардейская и Комсомольская — пострадали от борьбы советских чиновников с архитектурными излишествами, потому у фасадов некоторых домов скудная наружная отделка. Комсомольская площадь и Советская улица — одними из последних были выполнены в сталинской неоклассике.

Вскоре после смерти Сталина Норильск был передан из системы ГУЛАГа в ведение министерства металлургической промышленности. В том же 1953 году, 15 июля, Норильск обрел статус города, став вторым по величине в регионе. Тогда в Норильске проживали 77 тысяч человек, 68 тысяч из которых были заключенными Норильлага.

В 1954 году начался пересмотр дел местных заключенных, и около 15 тысяч освобожденных уехали из города на материк. Местные власти искали способы привлечения новой рабочей силы. В город потянулись архитекторы, которых манил миф о бесконечных архитектурных возможностях Норильска.

Эйфория длилась недолго — уже в 1958 году тактика квартального строительства города была раскритикована в Госстрое СССР. Там не понравились маленькие дворы-колодцы и узкие арки. По рекомендации Москвы на смену трехэтажным домам и сталинкам пришли четырех- и пятиэтажные хрущевки, без балконов, считающихся лишними в условиях Крайнего Севера. В 1960-е и позднее возводились уже панельные дома и активно реализовывалась типовая застройка без излишеств. От сталинского ампира не осталось и следа, архитектура города утратила индивидуальность и эстетическую новизну.

Анархия в архитектурных кругах

В 1950-х главным приоритетом в проектировании городов было строительство жилья, и общественные учреждения стали прятать внутри живых зданий. В итоге Дворец пионеров, Дом техники, кинотеатры «Родина» и «Победа» (позже на его площади сделали спортзал) скрылись за фасадами сталинок. Лишь горожане знали, что в этих домах есть дворцовые лестницы и колонные залы.

Непокойчицкому в конце 1950-х пришлось смириться с новыми тенденциями советского градостроения. До самого своего отъезда из города в 1973 году он назло чиновникам следовал принципу «чем хуже архитектура, тем лучше». Так он хотел сделать очевидным покушение градостроителей на красоту Норильска.

Впрочем, порой архитекторам все же удавалось выкрутиться и украсить здания фальшбалкончиками и орнаментом. К 1958 году в архитектурной среде действовало негласное правило — менять некоторые элементы и даже целые секции зданий уже непосредственно во время его строительства. Так было, например, с музыкальной школой, к которой в ходе работ неожиданно даже для самого главного архитектора добавили концертный зал и несколько этажей в придачу.

Тогда же Непокойчицкий утратил монополию на облик города, за его спиной молодые архитекторы незаметно изменяли проекты новых зданий. В период с 1958 по 1965 год вдоль Ленинского проспекта сложилась новая ось застройки — уже упомянутая музыкальная школа, Пятая гимназия, бассейн, кинотеатр и Дворец культуры. Каждое из этих зданий — архитектурный шедевр Заполярья. И хотя в народе их прозвали «шашлыком Непокойчицкого», сам главный архитектор к ним прямого отношения не имел, здания были переделаны без его ведома.

В более позднее время архитекторы очень редко, но реализовывали смелые архитектурные идеи. В 1970-1980-х годах были построены дворец спорта «Арктика», новое здание Заполярного драматического театра имени Маяковского, в 1990-х в городе появились первые церкви и мечеть. Но это скорее уже исключения, город преимущественно был подчинен правилам плановой застройки.

Исторический центр

К сожалению, сейчас большая часть возведенных под руководством Непокойчицкого зданий первой застройки стремительно разрушается из-за допущенных просчетов в проектировании. Фасады домов не выдерживают низких температур, арктических ветров и бурь. Даже некогда величественный ансамбль Гвардейской площади находится в удручающем состоянии, реставрируются только внешние фасады зданий, а с внутренний стороны дворов отчетливо видны результаты многолетнего воздействия сурового заполярного климата.

Более поздние постройки, хоть и типовые, бедные в архитектурном плане, но более стойкие. Если в основе первых домов лежала скальная порода, то уже с 1960-х ее сменила свайная технология фундаментов.

Периодом формирования особого образа Норильска считаются 1970-1980-е годы. Горожане активно выступали против сноса старых домов. Благодаря этому удалось сохранить исторический облик города, восстановить и реконструировать старые здания. В то же время в 1990-е последовал развал ЖКХ, так что бороться за старую архитектуру города приходится до сих пор.

Сегодня главное градообразующее предприятие — горно-металлургический комбинат «Норильский никель» — выражает обеспокоенность за сохранность основных архитектурных ансамблей города. Планируется реконструировать центр — Ленинский проспект, Октябрьскую и Гвардейскую площади, а также исторические здания старой части Норильска — от Октябрьской площади до улицы Советской.