Новости партнеров

Дом, который построил Эмир

Как Кустурица провел фестиваль русской классической музыки в Сербии

Фото: предоставлено ПАО «Газпром нефть»

Двенадцать лет назад Эмир Кустурица построил — почти в чистом поле — для фильма «Жизнь как чудо» традиционную сербскую деревню Мечавник, где теперь ежегодно проходит не только кинофестиваль, но и форум русской классической музыки «Большой». Корреспондент «Ленты.ру» узнал, как и зачем в Мечавнике играют классику.

Что, казалось бы, связывает Эмира Кустурицу и классическую музыку? Записной хиппи и проводник в мире кино залихватского балканского карнавала, панк-примитивист и самостийный панславянский философ, автор «Времени цыган» и «Андерграунда» с классикой ассоциируется в последнюю очередь. Тем не менее именно фестиваль классической музыки — причем русской —Кустурица уже четвертый год, в этот раз с 15 по 17 июля, провел в своей деревне Дрвенград, она же Мечавник, когда-то выстроенной им в горах вблизи боснийской границы для фильма «Жизнь как чудо», а теперь живущей своей, курортно-культурно жизнью. Откуда у Кустурицы такой интерес к классике? Сам он утверждает, что дело в магии места: мол, никакая другая музыка здесь не звучит так органично и естественно. Тихий, еще пятнадцать лет назад абсолютно пустой край предполагает тихие и вдумчивые высказывания — а на фоне современной музыки именно такие и предоставляет наследие классиков.

Хозяину (Кустурица живет в Мечавнике большую часть года), конечно, виднее. На человека же, оказывающегося здесь впервые, деревня гарантированно производит особенное, и правда, специфичное впечатление. Дело даже не в открывающихся отсюда видах — сплошь покрытых вековыми лесами холмов-великанов, которые соединяются в причудливые, полные долин и даже почти каньонов ландшафты. Нет, несет энергетический заряд и сама деревня — причем не лишенный определенного сюрреализма; история ее появления все-таки играет свою роль. Созданный съемочной площадкой Мечавнике со своими названными в честь режиссеров улицами (есть и плац Никиты Михалкова), вечной съемочной площадкой, ожившей декорацией и ощущается — и конечно же, идеально выглядит на видео. Попадая же сюда вживую, трудно не почувствовать себя киноперсонажем — немного тревожное и гротескное чувство, но вряд ли на свете есть много мест, где можно его испытать. Так что классика, и правда, ложится на эти пейзажи идеально — как саундтрек к фильму, который обречен остаться не снятым.

Тем более если речь о классике в таком исполнении — у «Большого» традиционно очень убедительная вечерняя программа с выступлениями артистов мирового уровня, и фестиваль этого года не стал исключением. На церемонии открытия выступил востребованный в европейских, от Берлина и Марселя до Ковент-гардена, оперных театрах тенор Зоран Тодорович, специализирующийся на лирико-драматическом материале. Подчеркивая фокус фестиваля на музыке русских композиторов, он выразительно исполнил, среди прочего, арию Ленского из «Евгения Онегина». Не меньшее впечатление произвели и юные, но уже танцующие во взрослых постановках в Народном театре Белграда Франческа Пивко и Сеня Станич — ей всего 10, а ему только 13, у обоих за плечами по несколько премий и десятки спектаклей, а впереди, судя по всему, большое балетное будущее.

Для звезд, приглашенных в вечернюю программу «Большого», конечно, делались исключения — по части обязательного для конкурсантов славянского репертуара. Так, пианист Юрий Розум, возглавлявший жюри, в своем показательном выступлении дал настоящий мастер-класс по тому, как играть Шопена — без чрезмерного позерства, с акцентом на неочевидных гармониях и постепенно нарастающей с каждой композицией (прозвучали и вальсы, и ноктюрны) эмоциональностью. Настоящее достижение фестиваля, причем впервые представленное как раз в этом году, — создание собственного оркестра «Большой», куда вошли 69 сербских инструменталистов, многие из которых ранее приезжали в Мечавник в качестве конкурсантов. Выступал каждый из трех вечеров фестиваля, аккомпанируя и Тодоровичу, и виолончелисту Нареку Ахназаряну, ученику Ростроповича, специализирующемуся на музыке Бетховена. После закрытия же фестиваля оркестр «Большой» и вовсе устроил живой киноперформанс, сопроводив звуковой дорожкой показ «Аэлиты» Якова Протазанова, одного из самых визионерских фантастических фильмов в истории.

Пожалуй, наибольший восторг у гостей фестиваля — что было на самом деле предсказуемо, с учетом репутации артиста — произвел концерт живущего в Париже сербского скрипача Неманьи Радуловича и его интернационального оркестра Double Sens (12 скрипок, 2 виолончели плюс подключающиеся перкуссия, фортепиано, даже ударные). 30-летний Радулович, который выглядит как лукавый гуттаперчевый чертик с прической Слэша из Guns N’ Roses, уже успел разделить пополам международную аудиторию классической музыки. Посвященные считают, что именно за таким, преисполненным шоуменского драйва исполнительством будущее, пуристы же возмущаются предполагаемой попсовостью — как имиджа, так и всеядного репертуара (серб не стесняется каверов на Abba или тему из «Списка Шиндлера», а на его дисках балканский фолк соседствует с Крейслером и Чайковским). Так или иначе, вживую Радулович вместе со своей армией скрипачей производит действительно ураганный эффект: он с легкостью скрещивает в одном этюде несколько каприсов Паганини, в другом превращает почти в хард-роковый по энергетике номер Хачатуряна, а Кустурицу играет с тем же пылом, как экспериментирует с Прокофьевым. Почти готовая рок-звезда от классики — неудивительно, что он не стесняется выступать, причем в консерваториях, в кожаных брюках, выпускается на крупных лейблах и собирает полные залы по всей Европе.

Впрочем, звезды звездами, а главная миссия фестиваля «Большой» в другом. В его конкурсной программе произведения русских и сербских композиторов играют молодые артисты из сербских и региональных российских музыкальных школ и консерваторий — для многих из них фестиваль становится первой серьезной площадкой для того, чтобы заявить о себе. А также, конечно, погрузиться как в особенную жизнь Дрвенграда, так и в общение со сверстниками-коллегами с другого полюса славянского мира. Парадоксальным образом заявленная Кустурицей и его соратниками ставка на продвижение русско-сербской музыкальной дружбы проявилась и в призовом раскладе — главный приз, «Золотую матрешку», в старшей возрастной категории (от 18 до 25 лет) присудили сербскому аккордеонисту Милославу Бойичичу, который играл произведения не самых очевидных советских композиторов Владимира Семенова и Владимира Власова, а учится не в Белграде, но в Белгороде. Созвучие названий городов, подчеркнул, вручая приз и Юрий Розум, заметивший, что нет лучшего отражения родственных отношений России и Сербии, чем судьба Бойичича. Также среди победителей русская пианистка Екатерина Маслова (учащаяся Детской школы искусств им. П.И. Чайковского») из Ноябрьска, взявшая «бронзу» в категории от 13 до 17 лет. В репертуаре 15-летней Екатерины — «Размышление» Чайковского и «Наваждение» Прокофьева.

Эмир Кустурица пообещал в следующем году уравнять национальный состав конкурсантов и привезти в Мечавник больше юных музыкантов из России. Так будет по-братски.

Культура00:0312 ноября

Люби, молись, ешь

Потайной театр предлагает эротические танцы в душе, исполнение желаний и ужин