Иван Васильевич меняет прописку

Как губернатор Вадим Потомский стал властелином времени и звездой интернета

Кадр: фильм «Иван Васильевич меняет профессию»

В минувший четверг глава Орловской области Вадим Потомский публично сообщил, что Иван Грозный вовсе не убивал своего сына, как пишут в школьных учебниках, а тот сам помер в путешествии с папой из Москвы в Санкт-Петербург. Переворота в исторической науке Потомский не совершил, зато моментально стал знаменит в сети и за ее пределами. «Лента.ру» собрала другие, не менее яркие высказывания орловского губернатора.

«Историю надо помнить и не позволять ее никому переписывать», — заявил Вадим Потомский в минувший четверг на пресс-конференции в Москве. Глава региона отвечал на вопрос о планируемой установке памятника Ивану IV в Орле (именно Иван Грозный 450 лет назад основал город). «Иван Грозный однажды произнес фразу: "Я виновен в смерти своего сына, потому что вовремя не отдал его лекарям". Когда они ехали, в дороге он заболел. Они ехали из Москвы в Петербург. Его сын помер!» — сообщил Вадим Владимирович изумленной прессе.

Возможно, не каждый вспомнил, что между смертью Ивана Грозного и основанием Санкт-Петербурга прошло 119 лет, но оценили явный анахронизм все и сразу.

Позже Потомский объяснил корреспонденту ТАСС, что оговорился: «Просто перед этим я говорил про Северную столицу». Однако фонтан сетевого остроумия это остановить, разумеется, не смогло. «На "Сапсане", поди, добирался, — предполагали одни. — А то и на Hyperloop’е». «А на обратном пути, из Петербурга в Москву, Грозный написал соответствующее “Путешествие”, Радищев не при делах», — рассуждали другие. Автором одного из наиболее популярных комментариев стал Николай Фигуровский: «Удивительно для коммунистического губернатора допускать такие исторические ляпсусы! Иван Грозный с сыном ехали не в Петербург, конечно же, а в Ленинград!»

Слово и дело

Потомственный военный, младший брат военного (Юрий Потомский — генерал погранслужбы Украины — прим. «Ленты.ру»), выпускник высшего зенитно-ракетного командного училища, подполковник в отставке Вадим Потомский постоянно и успешно доказывает свою принадлежность к когорте армейских златоустов перлами вроде «Заявление президента США, как он развалил экономику России, немножечко будоражит лично меня» либо «Не торопитесь жить! Знаете, как говорят в Одессе, по Дерибасовской гуляют постепенно».

Впрочем, не словом единым. За плечами Потомского — бизнес, муниципальное депутатство и работа в администрации Ленинградской области. Госдума — фракция КПРФ, а также опыт живой политической борьбы — в Брянской области, где на губернаторских выборах в 2012 году коммунист Вадим Потомский имел все шансы победить единоросса Николая Денина.

Действовавший губернатор (ныне отрешенный от власти в связи с недоверием президента и отправленный в колонию за злоупотребления) чуть было не покинул тогда избирательный список — по запросу того же Потомского, однако накануне голосования Денина вернул в бюллетени Верховный суд, а его конкурент неожиданно снизил активность. Сам ли, по совету ли партийных или иных товарищей — неизвестно. Зато вместо Брянской области Вадим Потомский вскоре был наделен областью Орловской, где впоследствии без труда выиграл выборы и укоренился, насколько это было возможно.

Сказать, что вживание Вадима Потомского в Орловскую область прошло гладко — значит приукрасить политическую действительность. В регионе с давно устоявшимися интересами местных игроков, прежде всего — из команды бывшего губернатора и спикера Совета Федерации Егора Строева, меньше всего желали пускать на свою территорию высокопоставленных пришельцев. Потомский при всяком удобном случае платил орловским элитам схожей монетой, сопровождая едва ли не каждое публичное действие запоминающимся резонансным высказыванием.

«Я такой человек, какой есть. Если что-то не нравится — я скажу. Мне бояться некого. Тем более когда у меня есть такая армия, как вы», — заявил Вадим Потомский в феврале 2015 года, выступая перед коллегией областной прокуратуры. Идти под знамена губернатора федеральный надзорный орган, понятное дело, не стал. А вот в Москве спич Потомского оценили по достоинству. «Прямо Наполеон какой-то! Развеселил», — съязвил в Twitter Владимир Маркин, официальный представитель СК РФ.

«Вы бандит?»

Настроение генерала Маркина можно понять, если вспомнить историю взаимоотношений Вадима Потомского и Следственного комитета. За месяц до выступления в прокуратуре губернатор позволил себе публичное недовольство работой регионального управления СК — структуры, столь же федеральной и к компетенции областного начальства никоим образом не относящейся. Раздражение Потомского вызвал, помимо прочего, ход следствия по делу бизнесмена и депутата областной думы Виталия Рыбакова, соперника Вадима Владимировича на губернаторских выборах. «Вы оправдываете волокиту недостатком средств на экспертизы, — распекал следователей Потомский на коллегии областного управления СК. — Так мы вам поможем, дадим денег».

К слову, незадолго до того, как Вадим Потомский поделился с широкой публикой своими историческими изысканиями, прокуратура в очередной раз вернула следователям дело Рыбакова. «Недочеты и некие нарушения, допущенные в ходе предварительного следствия», — поясняет причины газета «Вечерний Орел».

Среди других запоминающихся речей Потомского нельзя не упомянуть радиовыступление в марте прошлого года — губернатор был гостем программы Владимира Соловьева. В прямой эфир пришла СМС с обвинениями, касающимися деятельности Вадима Владимировича в Ленинградской области. Сообщение начиналось со слов «Потомский — бандит, как и его окружение». Ответ губернатора на короткий вопрос Соловьева «Вы бандит?» определенно стоит того, чтобы привести его целиком:

«Ну, я крупный человек, служил в спортивном клубе армии, мастер спорта по дзюдо, и по всем моим внешним данным, и по тому, как я разговариваю и в случае необходимости отвечаю на любой поставленный вопрос, в том числе если кому-то нужно показать свою физическую силу, я за ценой не постою, и со мной нужно разговаривать в тех рамках, которые я позволю».

Вслед за Скориной

Нынешняя речь Вадима Потомского о царе — далеко не первая. Ранее, рассуждая о памятнике, Вадим Владимирович пролил свет на обстоятельства гибели Ивана IV и его родственников: «Про Ивана Грозного вся Россия знает одно: Иван Грозный убивает своего сына. Никаких доказательств этому нет. Есть научный факт: всю семью Ивана Грозного отравили ртутью».

Про ртуть в останках этой царской фамилии стало известно после 1963 года: тогда в Архангельском соборе Кремля вскрыли гробницы Ивана IV и его сына. А вот к версии об отравлении ученые еще тогда отнеслись скептически. Дело в том, что ртутные соединения во времена Ивана Грозного использовались куда более широко — для лечения дурных болезней, например.

Нужно сказать, что идея установки памятника грозному царю натолкнулась на протесты городских активистов, и тут Потомский проявил себя вполне разумно. С его подачи администрация Орла перенесла срок установки монумента, а сам губернатор пообещал учесть мнение горожан. Если памятник все же появится, история о путешествии Ивана Грозного и его сына в Санкт-Петербург станет обязательным к нему приложением.

А сам Вадим Потомский, вне зависимости от дальнейшего развития карьеры, уже оказался в компании Александра Лукашенко. Десять лет назад белорусский президент с легкостью отправил в Северную столицу России белорусского первопечатника Франциска Скорину. «Он был не только белорус, он жил в Питере и творил там, россияне с гордостью о нем говорят», — заявил батька Всебелорусскому народному собранию. Скорина, напомним, умер в 1541 году, за 43 года до смерти Ивана Грозного.

Россия00:10Сегодня

«Она просто перестала дышать — и все»

Россияне борются за право выбрать смерть вместо страданий