Рерих всея Руси

О сложной судьбе наследия и наследников известного художника и философа

Картина Николая Рериха «Труды Богоматери»
Картина Николая Рериха «Труды Богоматери»
Фото: Дмитрий Лекай / «Коммерсантъ»

Конфликт Международного центра Рерихов (МЦР) и Министерства культуры РФ, затянувшийся более чем на 20 лет, похоже, близится к развязке. Минкульт твердо намерен выселить МЦР из столичной усадьбы Лопухиных из-за грубого нарушения условий договора безвозмездного срочного пользования. Ведомство имеет на то полное право, но в самом центре заявляют о попытке «рейдерского» захвата и всерьез опасаются за сохранность рериховского наследия. Едва ли такая ситуация устроила бы великого художника, философа и исследователя, посвятившего свою жизнь познанию мира и поиску гармонии. «Лента.ру» попыталась разобраться в проблемах рериховских наследников и деятельности самого МЦР, выходящей порой за пределы материального мира и материалистического сознания.

Больше, чем музей

Усадьба Лопухиных в Малом Знаменском переулке, где разместился рериховский центр и Музей Николая Рериха, с недавних пор находится в управлении Государственного музея Востока (ГМВ). Собственно, очередной виток конфликта начался с того, что управляющие провели инвентаризацию исторической собственности. На территории объекта культурного наследия федерального значения обнаружились неучтенные строения, законность которых пользователи зданий подтвердить не смогли. В частности, еще в 2008 году в честь 80-летия Центрально-Азиатской экспедиции Рерихов там возвели «Ступу Трех Драгоценностей» с обширным подвалом. Представители МРЦ поспешили заявить, что Минкульт собирается снести культовое сооружение, хотя ни в министерстве, ни в мэрии этот вопрос даже не обсуждался. Однако надо признать, что на фоне белокаменных палат XVII-XVIII веков буддистская «Ступа» смотрится несколько странно.

Однако советник министра культуры РФ Кирилл Рыбак призвал не впадать в крайности, а искать решение, устраивающее всех. Насколько известно, речь даже шла о возможности легализации самостроя. Замдиректора Музея Востока Тигран Мкртычев также заявил, что готов к компромиссу и не стремится уничтожать ни «Ступу», ни МЦР. По его мнению, столь обостренная реакция представителей центра объясняется тем, что они в принципе не желают, чтобы кто-то контролировал их деятельность.

«Мы хотим создать полноценный Музей Рерихов и всячески приветствуем любые общественные начинания, работу, которая выходит за пределы каких-то государственных рамок, — говорит Мкртычев. — Но музей не должен быть площадкой для избранных, то есть представителей рериховских движений. Это должно быть место для всего отечественного востоковедения, для различных мероприятий, связанных со взаимодействием Востока и Запада. В память о том, что Николай Константинович возглавлял когда-то Общество поощрения художеств в Санкт-Петербурге и был талантливым педагогом, следует организовать в музее учебную площадку, где молодые люди знакомились бы с историей искусства Востока. И еще многое другое».

Это перекликается с тем, каким представлял себе будущий музей Святослав Николаевич Рерих в статье «Медлить нельзя!», опубликованной в газете «Советская культура» 29 июля 1989 года: «Прежде всего это должен быть живой Центр. Не просто музейная экспозиция, а постоянно сменяющие друг друга выставки — картин, ремесел, детских работ, причем не только с разных концов Советского Союза, но и интернационального характера. Конечно, наряду с этим работы Николая Константиновича должны будут представлены постоянно, — писал Святослав Рерих. — При Центре может быть и лекционный концертный зал, и студии для молодых художников, и мастерские по возрождению и сохранению народных ремесел».

Но в те годы его идеи сильно опережали закостеневшую музейную практику. Только десятилетия спустя концепция живого культурного центра проникла в ведущие государственные музеи, а тогда Рерих считал, что «подчинение Центра министерству культуры, а тем более Музею искусств народов Востока повело бы к неоправданному сужению задач и возможностей».

Художника услышали. Так появился Советский фонд Рерихов, учредителями которого, впрочем, выступили достаточно авторитетные, в том числе и государственные структуры. Центр-Музей Н.К. Рериха стал основной базой для фонда. Святослав Рерих сам сделал выбор в пользу усадьбы Лопухиных как места для музея, и постановлением исполкома Моссовета здание передали Советскому фонду Рерихов.

Спорное наследство

С развалом СССР развернулся глобальный процесс реорганизации всех государственных и общественных структур. Осенью 1992-го на основании дополнения к завещанию Святослава Рериха, составленного в Индии, был создан Международный центр Рерихов и объявлен правопреемником Советского фонда Рерихов. Однако у ряда представителей рериховского движения и тем более государственных структур возникли сомнения в его легитимности.

Существует аргументированная версия о подделке подписи под документом. На одном из ресурсов последователей рериховской философии «Живая этика в мире» опубликована большая статья о том, что дополнение к завещанию сфальсифицировано.

В Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда летом 2014 года относительно документа приняли следующее решение: «Письмо от 22 октября 1992 года не соответствует требованиям, закрепленным в Законе о наследовании от 1925 года Индии, предъявляемым к форме завещания, и не может его дополнить, поскольку не содержит обязательных подписей не менее двух свидетелей».

В том же судебном документе указано, что Международный центр Рерихов создан новыми учредителями, не имеющими отношения к учредителям Советского фонда Рерихов. Также арбитражным судом было установлено, что в данном случае «отсутствует как факт правопреемства, так и факт переименования организации».

При этом еще в ноябре 1993 года правительство приняло постановление «О создании Государственного музея Н.К. Рериха на правах филиала Музея Востока». Документ ссылается на письменное пожелание вдовы Святослава Рериха Девики Рани, которое в МЦР считают поддельным. Постановление так и не было выполнено.

Единственное, что не оспаривает никто из участников конфликта, — слова Святослава Рериха о том, что труды его семьи должны быть достоянием всего советского народа. Подобно природным ресурсам. Но возникает вопрос: кто уполномочен присматривать за народным достоянием?

По мнению МЦР и его сторонников, наследие Рерихов должно находиться в руках общественной организации, а не «коррумпированных чиновников». В качестве аргумента приводится эпизод с исчезновением шести картин Николая Рериха из Государственного музея Востока.

«Мы имеем дело с манипуляцией, с наперсточниками, которые подменяют одно понятие другим, — говорит Тигран Мкртычев. — И когда они говорят "общественность", то имеют в виду только рериховскую общественность, которая принадлежит к МЦР и аффилированным организациям. В самой этой организации, к слову, около 70 человек. В России же 140 миллионов граждан. И они никаким образом не могут повлиять на принятие каких-либо решений в Международном центре Рерихов».

Нынешний общественный музей при МЦР живет в отрыве от признанных стандартов музейной деятельности и требований законодательства. Так, по словам Мкртычева, у «общественников» не ведется полноценный учет имеющихся фондов, отсутствует проектно-сметная документация на проводимые в усадьбе Лопухиных строительные работы. С одной стороны, вроде бы речь о бюрократических закорючках, а с другой — как тогда контролировать, что делается за стенами МЦР с народным достоянием?

«МЦР монополизировал право решать, как поступать с наследием Рериха, и обвиняет государство и нас всех вместе взятых налогоплательщиков в том, что мы вторгаемся в их общественную жизнь», — заключает Мкртычев.

Размен ударами

«Мы подали иск о выселении МЦР из 5-го строения (по Малому Знаменскому переулку — прим. «Ленты.ру»), которое они занимают без каких-либо правовых оснований. В конце прошлой недели поданы еще два исковых заявления о выселении их из 4-го и 7-го строений, потому что Центр, по нашему мнению, нарушает условия договоров безвозмездного пользования этими зданиями», — рассказал «Ленте.ру» Кирилл Рыбак.

Нарушения касаются вопросов сохранности зданий, обладающих статусом памятника федерального значения. «Мало того, что у них самострой на территории усадьбы. У них нет договора страхования объектов недвижимости», — подчеркнул советник министра.

По словам Рыбака, заключив контракт безвозмездного пользования еще с правительством Москвы (в ведении которого до прошлого года находились эти здания), МЦР должен был застраховать объекты. «Только в августе 2015 года они заключили договор страхования с фирмой, но та через три месяца обанкротилась. Страховки у них нет сейчас, насколько я знаю, нет. Если у них что-то сгорит, никто ничего не возместит», — говорит он.

Кстати, в 2007 году Росимущество уже подавало в Арбитражный суд Москвы иск о выселении МЦР из усадьбы. Но тогда был достигнут определенный компромисс. Поддержку центру оказал находившийся на посту министра культуры с 2008 по 2012 год Александр Авдеев.

В этот раз МЦР также сдаваться не собирается и пошел в контрнаступление, обвинив Минкульт и Музей Востока «в корпоративном сговоре, направленном на уничтожение общественного Музея имени Н.К. Рериха и захват его зданий и фондов».

«Я вам честно скажу: надоело, — заявил «Ленте.ру» вице-президент МЦР Александр Стеценко. — Сколько было наших обращений о проверках Музея Востока. Они будут замыливать их постоянно. Потому я сделал обвинительный, так сказать, выпад в сторону данных чиновников. Чтобы они подали на меня в суд, привлекли за клевету. Чтобы там, в суде, я смог доказательства предоставить. Надоело, как правоохранительные органы уходят от конкретной проверки».

Все на местах — порядка нет

МЦР и его сторонники неоднократно сообщали о пропаже картин Рериха из Государственного музея Востока. В 2002 году Счетная палата России с привлечением специалистов проверила наличие полотен, их подлинность, условия хранения и сохранность. Было установлено, что в музей по поручению Минкультуры СССР передано в общей сложности 282 произведения. Недостачи не обнаружено.

«Смысл был в том, чтобы проверить правовые основания нахождения коллекции в Государственном музее Востока и ее соответствие правоустанавливающим документам Святослава Николаевича — владельца, — сетует Стеценко. — А по факту проверили учет и хранение музея. По их же спискам».

Вице-президент МЦР считает, что музейные списки были изменены и не соответствуют документам Святослава Рериха. Изменения покрывают хищение дорогостоящих картин. И нынешнее давление на МЦР со стороны Минкульта, по словам Стеценко, это способ закрыть рот тем, кто свидетельствует о преступлениях со стороны чиновников.

Однако не все так просто. Согласно завещательному распоряжению Святослава Рериха в ГМВ должны были находиться 288 картин коллекции (125 работ Николая Рериха и 163 — его сына Святослава). Реально же, по данным Музея Востока, коллекция, ввезенная в СССР, состояла из 282 картин (без учета 14 работ, возвращенных позже Болгарии).

В ходе проверки было установлено, что в приложениях к документу содержится ряд ошибок. К примеру, в приложении № 4 указаны 163 картины Святослава Рериха, но фактически прописаны 162: № 43 пропущен. Соответственно, общее число работ — 287. В распоряжении, кстати, число 287 исправлено вручную на 288.

Еще в документе указаны произведения Святослава Рериха «Хижины», «Поля» и Николая Рериха — «Дева снегов», «Александр Невский» и «Рассказ Шамбхаллы». Между тем эти работы находятся в частных коллекциях и в СССР не поступали. Если их вычесть, то и получится то, что указано в документах ГМВ, — 282.

Есть путаница и в названиях картин. Так, в завещательном распоряжении картина №8 значится как The Tale of Shambhala, однако в русском переводе она уже называется «Песнь о Шамбале». Атрибутирована же она на самом деле как «Тибетский стан» и находится, как говорилось выше, в частной коллекции. Картина № 6 поступила под названием Tang-La, но после исследований в Музее Востока была атрибутирована как «Тангла. Песнь о Шамбале».

Махатма-банк

Самый сложный для любой общественной организации вопрос — финансирование. У МЦР такой проблемы не было. Практически одновременно с самой организацией был основан «Мастер-банк», ставший главным спонсором Центра.

Эмблема финансового учреждения содержит элемент рериховского «Знамени Мира» (три точки в круге символизируют триединство прошлого, настоящего и будущего в вечности) — символ рериховского религиозно-философского учения «Живая этика». Да и название банка, «Мастер», скорее всего, обозначает Мастера Мориа, которого Николай Рерих считал своим духовным учителем. Первое упоминание о Мастере (Махатма Мориа) — одном из «Учителей Мудрости», содержится в книгах основателя теософского учения Елены Блаватской, чьи идеи были близки Рерихам.

«Мастер-банк», как известно, добился немалых успехов. В 2010 году занимал второе место в рейтинге «Самые надежные из 100 крупнейших российских банков», составленном журналом «Профиль».

Но в ноябре 2013-го ЦБ отозвал у банка лицензию. Тогда же в рамках дела о незаконном обналичивании двух миллиардов рублей в офисах банка прошли обыски. По данным ряда СМИ и экспертов в финансовой сфере, «Мастер-банк» немало преуспел на поприще незаконного обналичивания средств.

Обильное финансирование, по мнению источника «Ленты.ру» в Минкульте, привело к тому, что МЦР разошелся с остальными последователями рериховского учения. Центр привык к собственной исключительности.

После банкротства «Мастер-банка» поток средств существенно сократился и организация обратилась за помощью к государству. Однако объяснять, зачем, как и куда будут израсходованы деньги, и отчитываться за них в МЦР, отмечает источник, не пожелали.

Недопонимание с госорганами также возникло при взгляде на мистико-религиозную атрибутику, окружающую деятельность организации. Чиновники, разумеется, хотят конкретики, причем документально подтвержденной: «Религиозная организация? Тогда зарегистрируйтесь соответствующим образом».

В МЦР претензии Минкульта воспринимают как проявление зашоренности. «Борьба за материальную часть наследия Рерихов неразрывно связана с противодействием распространению философских идей Учения "Живой Этики" (или Агни-Йога, — учение, объединяющее западную оккультно-теософскую традицию и эзотеризм Востока — прим. «Ленты.ру») — духовной составляющей всего наследия Рерихов, — возмущены в МЦР. — Это говорит о том, что руководство Министерства культуры и ГМВ негативно относится к научно-философской составляющей наследия, без которой не понять его суть».

Раскол и прозрение

Не все хорошо и внутри самого МЦР. Серьезным испытанием для него стал Евромайдан, поддержанный украинским отделением МЦР. По данным источника «Ленты.ру», после киевского переворота в центральном руководстве организации в Москве произошел раскол.

Часть рериховцев, во главе с президентом Центра, бывшим замминистра иностранных дел России Александром Лосюковым, не одобрили «революцию достоинства». Их якобы даже выдавили за это из МЦР под различными предлогами. Известно, что Лосюков написал письмо, попросив более не ассоциировать его с Международным центром Рерихов.

«Активисты рериховского движения сделали много полезного после передачи Рерихами наследия в нашу страну, внесли значительный вклад в восстановление усадьбы Лопухиных и создание Музея Николая Рериха, — говорит Александр Лосюков, возглавивший после ухода из МЦР Национальный рериховский комитет. — К сожалению, навязчивый тезис борьбы с государством, прочно засевший в умах сторонников МЦР, не позволяет им осознать, что жизнь ушла вперед. Что нельзя превращать музей в неприкасаемую гробницу. Ведь любой музей — это живой организм. Увы, большинство участников этой борьбы не представляет себе, что реально происходит сегодня в МЦР, они не в ответе за действия нынешнего руководства, но болеют за судьбу наследия, и надо с уважением относиться к их вкладу. Думаю, что прозрение рано или поздно наступит».

Обсудить
Вас здесь не лежало
За что стоит воевать в российских больницах
«Не думаю, что по мне будут долго скучать»
Путин на «Валдае» рассказал анекдот и пошутил про выборы
Без бумажки ты...
Почему российским автолюбителям придется пройтись по судам
«Хватит проституток, Чехова давай!»
Бульварные феи и колбасные короли Москвы
Маразм крепчает
Скоро Россию захлестнет эпидемия слабоумия, которую никто не ждет
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Офф-топчик
Какие кроссоверы и внедорожники в сентябре покупали лучше других
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки