Не стоит недооценивать бегемотов

Ощущения простого человека в любимой машине футболистов и Джереми Кларксона

Фото: пресс-служба Jaguar Land Rover

Что обычно приходит на ум при взгляде на большой внедорожник? Скорее всего, он неуклюжий в потоке и валкий в поворотах. У него, наверное, обзорность как у грузовика, а перестраиваясь в правый ряд, рискуешь переехать какой-нибудь эмбрион автомобиля, крыша которого кончается там, где у тебя начинается окно. А динамика как понятие появляется только тогда, когда сорвался на нем с отвесной скалы в пропасть. Большинство из этих стереотипов подходит полноразмерным внедорожникам японского и американского производства. Того же я ждал, садясь за руль Range Rover, новое поколение которого напоминает большого доброго бегемота. Однако бегемотов не стоит недооценивать. С виду безобидное животное, но его ежегодный вклад в сокращение популяции бушменов выше, чем у всех остальных представителей африканской фауны вместе взятых.

Прошлое поколение «ренджа» со всеми его незначительными рестайлингами нравилось мне своими строгими линиями, которые, как британские традиции, не менялись десятилетиями. Его бы узнал и ребенок, в темноте и с завязанными глазами. Я до сих пор считаю Range Rover Vogue эталоном того, как должен выглядеть дорогой статусный внедорожник. Он не бросался в глаза, занимая два места на парковке, не играл мускулатурой и не ослеплял хромом. Притягивал он именно своей статью и чопорностью. В салоне больше дерева, чем в ином загородном особняке, и абсолютная тишина. Пусть в нем нет камина и клетчатых тапочек, но можно заказать версию Holland&Holland — с эксклюзивной отделкой и ящиком для одноименных ружей в багажнике. Или холодильник и набор для распития дорогого виски на лоне природы.

На заднем сиденье при желании может уместиться стайка задорных биглей, если вдруг взбредет в голову поехать на лисью охоту. Единственное, где стоило бы отойти от традиций и дать дорогу технологиям, — экран мультимедийной системы и приборная панель. Ощущение, что она, как и линии кузова, не менялась с 1987 года. Глядя на экран приборной панели, я ощущал острую необходимость посетить окулиста — мозг отказывался верить в размытые пиксели размером с циферблат Биг-Бена. А центральный сенсорный экран, тот же, что и на первом Jaguar XF, с графикой времен переизбрания Тони Блэра, быстротой реакции напоминал девяностолетнего глухого дворецкого. И конечно, надежность, ставшая «легендарной». Несмотря на все спорные моменты, этот джентльмен старой формации в твидовом костюме с замшевыми заплатками на локтях был прекрасен и любим многими.

Новый Range Rover вписывается в современные тенденции: меньше острых углов, больше технологий на квадратный сантиметр, традиции в деталях. Он встречает уютным контурным светом в салоне и проекцией своего силуэта с внешних зеркал на асфальт. В профиль только декоративные жабры на передних дверях напоминают о прошлом поколении. После того как доводчик защелкнет за тобой дверь — оказываешься в знакомом особняке, но с незначительным косметическим ремонтом в стиле хайтек. После знакомства Jaguar F-Pace я ждал, что его идеальная мультимедиа перекочует и в новый Range Rover, но тут меня ждало разочарование — все осталось на своих местах. Приборка не радует особой четкостью, проекция на стекле похожа на старый советский будильник, а разобраться во вкладках на экране, не отрываясь от дороги, невозможно. Впрочем, стоит поездить всего один день, и становится понятно, что его покупают не за супернавороченную электронику — эту нишу можно оставить дотошным японцам.

Сегодня нам из каждого утюга вещают о том, что не нужно пользоваться автомобилем. Автомобиль вреден, дорог, он создает пробки. Не нужно ездить в центр Москвы и мучиться с поиском парковки. Нужно ездить на общественном транспорте, брать такси, а на крайний случай есть машина, которую можно подобрать возле дома, а потом бросить там, куда приехал, и ее возьмет другой такой же несчастный. Даже мэр Лондона — и тот якобы ездит на работу на велосипеде. В салоне Range Rover на вентилируемых тремя способами сиденьях с массажем все это кажется именно тем, чем и должно быть: бредом сумасшедшего.

Если бы звуконепроницаемые двойные стекла не защищали от лучей народной ненависти, владельцы «ренджей» получали бы смертельную дозу облучения, единожды остановившись рядом с автобусом на светофоре. Еще бы — они ведь за раз заливают в бак половину прожиточного минимума, а сумма транспортного налога позволила бы месяц снимать двухкомнатную квартиру в пределах Садового кольца. Range Rover — машина для отъявленных гедонистов, которые плевали с высокой колокольни на новомодные тенденции экономии и ущемления себя любимого. Ведь какая разница, что происходит в окружающем мире, если у тебя особняк на колесах, который разгоняется до сотни за пять секунд и управляется так же легко и четко, как иной немецкий седан бизнес-класса.

Именно это больше всего поразило в нем: он идеально сглаживает все неровности дороги, при этом не пытаясь спрыгнуть с заданной траектории, наскочив на люк или раздолбанный стык эстакады на Третьем кольце. Приятный на ощупь деревянный руль не требует никаких усилий и крутится мизинцем. И совершенно не хочется куда-то спешить. «A gentleman will walk but never run», как пел великий Стинг. Все это в сочетании с полной тишиной в салоне приводит тебя в состояние расслабленности и наводит на мысли, что Range Rover — очередной толстый увалень. Большой добрый бегемот. Но бегемот медлителен ровно до тех пор, пока его не разозлят. Пренебрежение этим фактом, как вы помните, стоит жизни сотням папуасов в год.

Газ в пол — он задумывается на мгновение, присев на корму и задрав нос, как гоночная лодка. А потом тебе в спину как будто врезается товарный поезд. Кажется, что мощь, толкающая тебя вперед, не закончится никогда. Подвеска становится жестче, обгоны даются ему играючи, даже без задействования спорт-режима. При этом в салоне все еще можно говорить шепотом, а о скорости напоминает только еле слышное шипение нагнетателя. Признаюсь, я чуть не уснул на скорости 180, возвращаясь ночью в Москву по пустому Новорижскому шоссе. Он убаюкивал своей плавностью, ненавязчиво давая понять, что ты съезжаешь с полосы, что впереди ограничение скорости или одиноко плетущийся дачник.

Новый Range Rover — джентльмен новой формации, все в том же сшитом на заказ костюме, только уже без замшевых локтей. Он мил и вежлив. Я бы сказал, похож на персонажа Колина Ферта в фильме «Кингсман»: манеры, внешний вид — не придраться. Обходителен, пока от него не требуется решительных действий. Этот в случае конфликта не будет швырять перчатку в лицо и не вызовет на дуэль — просто уничтожит, поправит пиджак и пойдет дальше.

Встречает и провожает светом фар. Подвеска опустится в нижнее положение, когда вы будете садиться в него. Он моментально считывает дорожные знаки и выводит их на приборную панель. Сам включит дальний свет и выключит его в самый последний момент, когда уже тянешься к рычажку, чтобы не ослепить встречную машину. Будь у него зонтик, он раскрыл бы его над вашей головой. К сожалению, зонтики пока есть только в Rolls Royce.

Ценности00:0319 августа

Красный папа

Дачи, машины и тайны Иосифа Сталина