Амур с лысиной, Чехов и «Травиата»

Есть имена, без которых список номинантов «Золотой маски» не полон

Спектакль «Плешивый Амур»
Фото: Елена Лапина / moscowtyz.ru

В театрах России наблюдается расцвет, утверждают эксперты «Золотой маски». Впервые за время существования национальной театральной премии на нее выдвинуто 74 спектакля. Тем не менее некоторых имен в списке не хватает. На пресс-конференции вид у экспертов (критиков, специализирующихся по драматическому и музыкальном театру) измочаленный, в их глазах отражаются провинциальные гостиницы (за год — 89 городов), залы ожидания аэропортов и местные столовые (иногда в театрах, впрочем, визитеров кормили домашними пирожками — видимо, боялись, что важные гости в общепите отравятся). Но кроме усталости заметен и энтузиазм, и гордость победы — эксперты увидели, распознали и собираются привезти в столицу все лучшее, что было сделано в отечественном театре в сезоне 2015/2016. Страна богата театром, еще раз подтверждает «Золотая маска».

Самая большая номинация

28 режиссеров — как мэтры и патриархи (Лев Додин выдвинут за «Гамлета» в МДТ, Генриетта Яновская — за «Плешивого амура» в московском ТЮЗе), так и более молодые худруки (Миндаугас Карбаускис — за «Русский роман» в театре имени Маяковского, Михаил Бычков — за «Дядю Ваню» в воронежском Камерном театре, Евгений Марчелли — за «Чайку. Эскиз» в ярославской драме).

Очень разные стили, очень разные взгляды на жизнь и на театр — от принципиально маргинальной поэтики Юрия Погребничко («Магадан. Кабаре», московский театр «Около дома Станиславского») до добротного психологизма Сергея Женовача («Кира Георгиевна», московская «Студия театрального искусства»). И — множество режиссерских работ в театрах, никогда прежде не появлявшихся в столицах: весной москвичи смогут увидеть спектакли, сделанные Дамиром Салимзяновым в Глазове, Константином Солдатовым — в Шарыпово, Денисом Бокурадзе — в Новокуйбышевске.

И все-таки есть люди, без которых, что называется, народ неполный. В списке нет Константина Богомолова и Кирилла Серебренникова, их важнейшие работы прошлого сезона (в частности, богомоловский «Князь» в Ленкоме, заставивший побежать в театр и затем переругаться всю театральную Москву) отсутствуют в номинациях. Прошлой осенью эти режиссеры заявили, что не будут сотрудничать с «Маской», когда в экспертный совет под давлением Министерства культуры вошли критики, заведомо настроенные против работ этих авторов и вообще против того театра, что не слишком уважает легенду о русском психологическом театре. Что ж, спектакли Богомолова и Серебренникова от этого хуже не стали, а экспертный совет был вынужден представить список, не полностью отражающий реальность сезона.

Самая молчаливая драма

Фаворитом «масочного» соревнования, скорее всего, станет спектакль Тимофея Кулябина «Три сестры» в новосибирском театре «Красный факел». То есть фаворитом у зрителей, конечно, — с жюри ничего гарантировать нельзя (еще неизвестно, кто там будет: состав утвердят лишь в середине декабря). Кулябин придумал очень простую и вызывающую штуку: чеховские сестры в его спектакле стали глухонемыми. Герои в пьесе разговаривают, но друг друга не слышат? Отлично, пожалуйста — режиссер заставил их не слышать друг друга в буквальном смысле слова. Артисты театра больше года учили язык жестов, спектакль идет с титрами — и встряхивает аудиторию так, будто эту печальную историю Чехов сочинил вчера, и мы — первые ее зрители. Так свежо «звучит» каждая реплика. Кулябин, в биографию которого навсегда впечатался поставленный в новосибирском оперном «Тангейзер» и грянувший затем скандал, не отступает от своих принципов ни на шаг — и, получив номинацию в «драме», он неожиданно «пролетел» в опере. Из оперных премьер Большого эксперты выдвинули аж три постановки разного качества («Катерина Измайлова», «Осуждение Фауста» и «Роделинду»), лучший же из спектаклей — «Дон Паскуале» — позабыли.

Самая разговорчивая танцовщица

«The Маруся» костромской компании «Диалог данс» — спектакль, в котором главную и единственную роль исполняет... пиар-менеджер театра. Маруся Сокольникова выходит на сцену и рассказывает о себе — как решила позаниматься танцами, еще точно не зная какими, как пришла на просмотр в школу контемпорари — и провалилась в эту танцжизнь, в работу одной из лучших трупп в стране. Она рассказывает, показывает, стоит, сидит, обживает обычный стул — и предъявляет нам фантастическую притчу о театре, его затягивающей силе, его съедающей обыденную жизнь сути. Такие спектакли, где артисты рассказывают о себе словами, а не только движениями, довольно давно ввел в моду французский хореограф Жером Бель. Александр Андрияшкин, поставивший «The Марусю» для Маруси, идет по его пути, но с совершенно нашим подходом, совершенно российской интонацией, в которой неразлучны юмор и отчаяние.

Поскольку танцовщицы и балета, и контемпорари объединены в одну номинацию («Лучшая женская роль»), жюри должно будет выбирать между примами Большого театра (Екатериной Крысановой, в частности, что стала потрясающей Ундиной в одноименном спектакле Вячеслава Самодурова), Марусей Сокольниковой и петербурженкой Таей Савиной, практикующей японский извод современного танца — буто. Кто окажется в победителях — непредсказуемо.

Самый немузыкальный город

Петербург. Кто бы мог подумать. Но из всех петербургских опер и балетов номинации удостоен лишь «Симон Бокканегра» в Мариинском театре (эксперты отметили музыкальное качество спектакля, режиссера в номинациях нет) и одноактовка «Скрипичный концерт #2», поставленная там же молодым хореографом Антоном Пимоновым. Занятно, что и Мариинский, и Михайловский театры считали своими главными балетными премьерами в сезоне «Медных всадников», — но спектакли, явно предназначенные для туристов, не вдохновили экспертный совет.

Самая яркая опера

«Травиата» в Перми, поставленная Робертом Уилсоном (дирижер Теодор Курентзис). Главный претендент на победу — если, конечно, жюри не наберут из вышедших на пенсию артистов оперетты. Театр теней, театр кукол, театр великого художника, что играет с людьми как с тенями и с куклами, замороженный кристаллами льда Париж, Надежда Павлова в роли Виолетты Валери плюс Курентзис за пультом — заслуженная охапка номинаций, ожидание грядущего триумфа.

Самый одинокий номинант

Дирижер Павел Клиничев, выпустивший и «Ундину» в Большом театре, и «Вариации на тему Франка Бриджа» там же, и «Ромео и Джульетту» в Екатеринбурге, трижды выдвинут на «Маску» («Лучшая работа дирижера в балете»), а более не выдвинут никто. Это не гарантия того, что он получит приз: случалось, что жюри в такой ситуации просто ликвидировало номинацию, но премию Клиничев бесспорно заслужил — тем, что ухитряется создавать все-таки музыку (а не «служебный аккомпанемент»), при этом не мешая артистам танцевать.

Самые лучшие билеты

Начнут продавать примерно с двадцатых чисел декабря. Фестиваль будет проходить с февраля до 19 апреля 2017 года. Несколько лучших спектаклей будут также показаны в кинотеатрах страны — программу трансляций «Золотая маска» объявит позже.

Культура00:06Сегодня

Кевин и его мальчики

Кино недели: от малолетних миллиардеров до страдающих секс-роботов