Получили за трещину

Как Европейский суд по правам человека уличил отечественное правосудие в пытках

Фото: Алексей Мякишев / Globallookpress.com

Репутации отечественной правоохранительной системы нанесен очередной серьезный удар — по указке Европейского суда по правам человека отменен приговор 12-летней давности жителю подмосковного Наро-Фоминска Сергею Шлычкову, приговоренному к 20 годам за убийство девушки. Его осудили только на основании собственного признания, которое, как установили в Страсбурге, он дал после 12-часового избиения в отделении милиции. Доказательством европейцы сочли рентгеновский снимок треснувших ребер подследственного. В подробностях дела «Шлычков против России» разбиралась «Лента.ру».

Сергей Шлычков, которому сейчас 61 год, в настоящее время находится в исправительной колонии №4 в мордовском поселке Ударный. В 2005 году Верховный суд РФ отклонил его жалобу на приговор Мособлсуда, который годом ранее признал Шлычкова виновным в разбое и убийстве девушки, назначив ему внушительный срок.

Явка обязательна

Согласно материалам расследования, убийство, за которое сидит Шлычков, произошло около 20:00 часов 6 марта 2004 года. Жертва преступления — 20-летняя Э. (данные девушки скрыты в судебных документах — прим. «Ленты.ру»). Ее ударили ножом в сердце и ограбили: убийца забрал из сумочки мобильный телефон и 2500 рублей.

Следователи запросили детализацию телефонных переговоров по абонентскому номеру погибшей и выяснили, что уже после убийства с трубки звонил неизвестный, вставив в аппарат новую SIM-карту. Вскоре сыщикам удалось установить личность звонившего.

18 марта домой к жителю Наро-Фоминска Сергею Шлычкову пришли сотрудники милиции и забрали в отделение, где высказали подозрения. Шлычков сообщил, что 6 марта действительно купил у незнакомца подержанный телефон — чтобы проверить аппарат засунул туда свою SIM-карту и позвонил знакомой девушке. Происхождение суммы в 2,5 тысячи рублей, которой, по данным сыщиков, он внезапно обзавелся сразу после гибели девушки, Шлычков объяснил счастливым выигрышем в автоматах.

Версия главного подозреваемого показалась оперативникам сомнительной, и они предложили ему сознаться в преступлении. Когда Шлычков отказался, его начали избивать. Как говорится в его жалобе в Европейский суд по правам человека, сотрудники милиции наносили ему удары по голове, груди и бокам. Били ногами. Он несколько раз терял сознание. Избиение продолжалось 12 часов. В итоге Шлычков не выдержал и под диктовку сотрудников милиции написал явку с повинной, оговорив себя.

В документе указывалось, что роковым вечером он решил отобрать у незнакомой девушки сумку. Она попыталась оказать сопротивление, он достал нож, и девушка «случайно на него наткнулась». Он же убежал и выбросил ее паспорт, студенческий билет, косметичку, забрав деньги и мобильный телефон в серо-красном корпусе. SIM-карту из телефона и нож выбросил в мусорный контейнер. При допросе в качестве подозреваемого с участием адвоката Шлычков все это подтвердил, уточнив, что «девушка была в черной куртке, а после нападения он пригласил своих знакомых в кафе, где на похищенные деньги угощал их, веселился, звонил с похищенного телефона своей знакомой, на следующий день утром пытался продать телефон и продал ближе к вечеру. Вечером снова ходил со знакомыми в кафе».

«Такие же показания Шлычков дал при проверке его показаний на месте преступления в присутствии адвоката и понятых. Во время следственного действия он указал на нож, аналогичный тому, которым он совершил убийство. Нож был изъят, приобщен к делу», — следует из кассационного определения Верховного суда России от 16 марта 2015 года.

Побои списали на соседа Диму

В жалобе на приговор Шлычков указывал на факты фальсификации уголовного дела. По его словам, он был вынужден оговорить себя под пытками. «На следственном эксперименте следователь сам купил нож и приобщил его к делу. Очевидцы убийства не установлены. Не проверено, не выиграл ли Шлычков денег в день убийства», — заявлял адвокат осужденного Борис Татищев.

В постановлении ЕСПЧ по делу «Шлычков против России» приводится версия властей. В ней, в частности, указано, что в отделение милиции его доставили в 22 часа 18 марта 2004 года. Там задержанному предъявили детализацию телефонных разговоров и спросили, как у него оказался телефон убитой. Шлычков «попросил оставить его в кабинете одного. После этого он дал признательные показания и изложил обстоятельства преступления». Физическое насилие к нему не применялось, утверждается в ответе РФ на жалобу своего гражданина в ЕСПЧ. Согласно версии властей, «телесные повреждения, имеющиеся на лице и теле» Шлычкова, «были нанесены ему 11 марта соседом по комнате Димой», и сотрудники милиции здесь ни при чем.

Он же сам утверждает, что после избиения и последующего признания в преступлении 19 марта с 00:40 до 02:55 его допрашивали без адвоката. Защитника ему предоставили только днем. 20 или 22 марта Шлычкова повезли на место преступления. «По словам властей, в одном из местных магазинов из четырех предложенных ножей он выбрал нож, похожий на тот, которым была убита Э.», — говорится в постановлении ЕСПЧ. Этот предмет был приобретен следователем и приобщен как вещдок к делу.

25 марта 2004 года Щлычкову было предъявлено обвинение в убийстве и разбойном нападении. И он отказался от признательных показаний. На следующий день его доставили в СИЗО, но сотрудники УФСИН не приняли подследственного из-за имеющихся у него видимых телесных повреждений. Его увезли обратно в изолятор временного содержания. 29 марта милиционеры вновь попытались сдать Шлычкова в СИЗО, опять безуспешно. На следующий день его повезли в поликлинику Наро-Фоминска. Там сделали рентген, выявивший трещины трех ребер с признаками начинающегося заживления. Только с этой справкой его взяли под стражу.

Блуждающие жалобы

Шлычков жаловался на жестокое обращение судье, которая рассматривала ходатайство на его арест, однако та сочла жалобы необоснованными. Он обратился в прокуратуру. Сотрудник ведомства выяснил, что при поступлении в ИВС у Шлычкова был синяк под правым глазом, который он получил, согласно записям журнала ИВС, в результате эпилептического припадка. Никаких других жалоб на здоровье от него, согласно бумагам, не поступало. В связи с этим прокуратура вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе Шлычкова на жестокое обращение.

Следующая жалоба обвиняемого была адресована в Генпрокуратуру, которая перенаправила его обращение в Московскую областную прокуратуру. Оттуда документ отправился в прокуратуру Наро-Фоминска, ранее уже рассмотревшую его жалобу. В итоге Шлычков никакого ответа не получил.

В Московском областном суде изучался рентгеновский снимок. Эксперт, согласно протоколу суда, заявил судье, что не умеет расшифровывать рентгеновские снимки и попросил дать ему две недели для получения консультаций у своих коллег. 4 ноября 2004 года эксперт представил заключение, из которого следует, что на момент, когда был сделан снимок — 30 марта, трещины на ребрах уже срослись: «трещины были застарелыми», и «не было обнаружено никаких телесных повреждений, которые бы соответствовали повреждениям, полученным 11 и 18 марта 2004 года».

3 декабря 2004 года Шлычкова признали виновным в убийстве и разбое на основании его признательных показаний, протоколов допроса и реконструкции преступления. Приговор — 20 лет колонии строгого режима. Явку с повинной суд признал смягчающим обстоятельством. Отягчающим обстоятельством стало то, что у Шлычкова уже была судимость за кражу. В 1997 году его приговорили к пяти годам лишения свободы.

«Доводы Шлычкова о незаконных методах ведения следствия тщательно проверены, они не подтвердились», — указал Верховный суд в своем кассационном определении по жалобе осужденного на приговор.

Миллионные компенсации

Однако с позицией российской Фемиды в ЕСПЧ не согласились и прислушались к жалобщику. Принимая решение по делу россиянина, Европейский суд руководствовался статьей 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая даже при самых сложных обстоятельствах, таких как борьба с терроризмом и организованной преступностью, категорически запрещает пытки и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, независимо от поведения потерпевшего.

Хотя российские власти отрицали избиение Шлычкова в отделении милиции, ЕСПЧ признал рентгеновский снимок неоспоримым доказательством жестокого обращения. «Власти не представили объяснений происхождения трещин (на ребрах), а ограничились лишь замечаниями относительно синяка под правым глазом заявителя», — указывается в постановлении «Шлычков против России».

На этом основании Европейский суд пришел к выводу, что «телесные повреждения заявителя, по крайней мере некоторые из них, были причинены ему во время его нахождения в отделении милиции, и, следовательно, ответственность за их причинение лежит на властях государства-ответчика».

Также ЕСПЧ выявил нарушение права Шлычкова не давать показания и не свидетельствовать против себя, предусмотренного статьей 6 Конвенции.

Признательные показания, полученные в результате пыток, не могут считаться достоверными, напоминает суд. В итоге россиянину в качестве компенсации морального вреда за жестокое обращение присудили 19 500 евро. Хотя Шлычков требовал 300 тысяч евро, а за материальный ущерб 40 тысяч евро и еще 650 тысяч евро за незаконное содержание под стражей.

Решение ЕСПЧ было вынесено в феврале, вступило в силу в мае 2016 года.

Не в виновности дело

В связи с позицией Европейского суда президиум Верховного суда России вновь изучил приговор Шлычкову и 19 октября отменил его, как и свое кассационное определение по его жалобе. Уголовное дело отправлено на пересмотр в Московский областной суд. Спустя 12 лет с момента преступления опять придется выяснять, кто же убийца 20-летней девушки. ЕСПЧ не изучал вопрос, виновен или невиновен Шлычков в этом преступлении, а лишь установил факт нарушения его прав.

Таким образом была опровергнута одна из любимых формул российских правоохранителей о том, что «признание — царица доказательств». Эту крылатую фразу приписывают Андрею Вышинскому, прокурору, ставшему одним из символов сталинских репрессий.

Учитывая выводы ЕСПЧ, Шлычков вполне может рассчитывать на оправдательный приговор в Мособлсуде, который в ближайшее время пересмотрит дело об убийстве, заявил в беседе с «Лентой.ру» адвокат Борис Татищев. По его словам, российские суды обязаны прислушиваться к мнению европейских коллег.

***

Решения такого уровня, как правило, влекут возбуждение ряда уголовных дел в отношении должностных лиц правоохранительных структур. Попросту говоря, решение европейских судей — еще один звоночек отечественным блюстителям порядка. Из-за недопустимых приемов ведения следствия, системных нарушений основных прав человека и небрежного расследования уголовных дел лица, совершившие преступления, вполне могут избежать заслуженного наказания. Ведь версия о невиновности Шлычкова — всего лишь версия.