Новости партнеров

Союз разрушимый

Что мешает полноценной евразийской интеграции

Фото: Константин Завражин / Globallookpress.com

Договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) вступил в силу 1 января 2015 года. С формальной точки зрения объединение России, Казахстана, Армении, Белоруссии и Киргизии живет и процветает, но по факту страны сталкиваются с массой бюрократических и технических проблем, которые сильно осложняют процесс интеграции.

Договор о ЕАЭС предусматривает свободу движения товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Для этого нужно обеспечить равные права для всех физических и юридических лиц стран-участниц к финансовым услугам на всей территории Союза. То есть фактически объединить финансовые системы государств. И вот тут начинаются трудности. Стороны вынуждены согласовывать целый комплекс документов и подписывать массу различных соглашений.

К маю 2017 года должна быть готова концепция общего финансового рынка. Сам объединенный рынок будет запущен к 2025 году.

Одним из камней преткновения на пути интеграции стало Соглашение по обмену кредитными историями между членами ЕАЭС. Без его подписания о финансовом объединении придется забыть. При этом подписать его не могут уже несколько лет. Еще в 2009-2011 годах Россия и Казахстан пытались достичь соглашения по обмену кредитной информацией между участниками ЕврАзЭС (предшественник ЕАЭС). Но процесс остановился из-за революции 2010 года в Киргизии.

В 2014 году вместо ЕврАзЭС был создан ЕАЭС, но и в новом союзе достичь соглашения по кредитным историям оказалось непросто. Без обмена кредитными историями все банки на территории ЕАЭС вынуждены относиться к заемщикам крайне жестко и консервативно: российские банкиры неохотно дают кредиты киргизским клиентам, казахские — белорусским и далее по списку.

Фактически кредитование внутри союза заморожено — без кредитных историй банки отказываются рисковать и выдавать деньги в долг.

С осени 2015 года страны не могут договориться об условиях этого соглашения, и прогресса пока нет. Интересно, что процесс тормозит страна, чей лидер — Нурсултан Назарбаев — долгое время был главным идеологом интеграции на постсоветском пространстве. В вопросе кредитных историй Нацбанк Казахстана занял довольно непримиримую позицию. Регулятор настаивает, чтобы соглашение было подписано в формате g2g — government to government или от одного правительства другому. Дело в том, что в Казахстане есть Государственное кредитное бюро (ГКБ), и республике было бы удобно использовать ГКБ для соблюдения данного соглашения. В Белоруссии также ставят на государственную организацию. В России же кредитные бюро — только частные, их больше двух десятков. Россия, Армения и Кыргызстан предлагают схему b2b — business to business или взаимодействие между частными компаниями.

Ожидается, что соглашение будет одобрено на этой неделе. На 8 декабря назначена встреча в Нацбанке Казахстана, на которой документ будет обсуждаться. Но основное противоречие — использовать частные или государственные бюро в интеграционной схеме — пока так и не снято.

У Казахстана есть еще один мотив, чтобы занимать такую жесткую позицию. Республиканское ГКБ — дополнительный орган контроля над сложной финансовой системой страны. На его создание были потрачены огромные средства, и оно должно обеспечить необходимый уровень управляемости экономической системы.

Вообще, этот пример характерен для экономики Казахстана. Еще в ноябре министр национальной экономики Куандык Бишимбаев говорил, что в стране есть антимонопольное законодательство, соответствующее мировым стандартам. Одновременно с этим уровень конкуренции и свободы рынка все еще низок.

«Причина такого положения кроется в нормах отраслевого законодательства, которое зачастую ограничивает конкурентное поле в отрасли. В результате на базовых рынках законодательно есть барьеры для входа новых игроков — административные, технические, экономические и другие», — сетовал он.

«Даже закон "О кредитных бюро и формировании кредитных историй в Республике Казахстан" — регламентирует деятельность единственной специализированной организации по формированию кредитных историй и предоставлению кредитных отчетов. В этой связи считаем, что необходима ревизия отраслевых законов, направленная на изменения структуры отраслей и развития конкуренции. Безусловно, эту работу надо проводить постепенно, поскольку потребуется глубокое реформирование самих базовых отраслей», — говорил чиновник уже о проблемах с кредитными историями.

Но лед тронулся: под нажимом российской стороны, а также после публичной критики министра национальной экономики Нацбанк согласился на уступки. По сведениям СМИ, «допускается вариативность каналов передачи данных, в том числе прямого обмена между бюро» и это уже дает «свет в конце тоннеля» для российских кредитных бюро.

Обмен кредитными историями — это лишь вершина айсберга, один из примеров торможения процесса интеграции. Ведь есть еще, допустим, и страховой рынок. В рамках объединения граждане и компании должны получить возможность застраховаться в любом месте ЕАЭС. Для этого нужно создать единую базу передачи данных о клиентах страховщиков. Но здесь мы снова сталкиваемся с ГКБ. В Казахстане есть частная база клиентов страховых компаний. Но Нацбанк передает соответствующие полномочия своей дочке. Таким образом, когда встанет вопрос об интеграции страховых рынков на евразийском пространстве, история повторится снова.

Тем не менее сторонникам интеграции пока не стоит радоваться. В проекте соглашения казахский Нацбанк все же оставляет лазейки. Регулятор может уполномочить свою дочку стать организацией, которая будет отвечать за обмен кредитными историями. В этом случае российские компании не смогут нормально работать в республике, им придется иметь дело с неповоротливым учреждением, раскритикованным даже в самом Казахстане.

«Лента.ру» ознакомилась с предложениями участников соглашения. И некоторые из них свидетельствуют о том, что позиция Казахстана пока так и не изменилась. Статья третья соглашения регулирует механизмы взаимодействия между участниками трансграничного обмена кредитными историями. Так, Россия, Армения и Киргизия выступают за то, чтобы кредитные бюро назывались в договоре «уполномоченными организациями». Казахстан и Белоруссия настаивают на формулировке «уполномоченные организации или органы», что оставляет возможность для работы государственных кредитных бюро.
А без подписания соглашения невозможно начать интеграцию финансовых рынков пяти стран. Сдвинется ли дело с мертвой точки, станет понятно 8 декабря.

Экономика00:01 3 сентября

На автомате

Смогут ли будущие российские пенсионеры победить роботов