Я пришел к тебе с «Приватом»

Чем аукнется украинцам национализация банка Коломойского

Игорь Коломойский
Игорь Коломойский
Фото: Константин Сазончик / ТАСС

В воскресенье, 18 декабря, правительство Украины приняло решение о национализации Приватбанка — крупнейшего в стране, главным акционером которого был олигарх Игорь Коломойский. Это повлечет за собой последствия не только для украинской экономики, но и для политики. Что потерял за два года «деолигархизации» бывший губернатор Днепропетровской области Коломойский и как национализация его банка изменит политическую карту Украины, проанализировала «Лента.ру».

Казнить нельзя помиловать

Решению о национализации крупнейшего финансового учреждения Украины предшествовала целая неделя политической лихорадки в лучших украинских традициях. Стороны делали противоречивые заявления о судьбе финансового учреждения, инсайдеры в СМИ предрекали апокалиптические сценарии развития событий, а народ, если была возможность, под шумок выгребал из банкоматов рекордные два миллиарда гривен ежедневно (4,7 миллиарда рублей), если верить информации Приватбанка. Определенность наступила 18 декабря вечером на заседании Совета национальной безопасности Украины. Согласно официальной информации, с 19 декабря 100 процентов акций Приватбанка переходят государству в лице министерства финансов, которое «гарантирует бесперебойное функционирование этого учреждения и сохранение средств его клиентов».

Интересно, что, по официальной версии Киева, именно главные частные акционеры «Привата», днепропетровские бизнесмены Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов, сами обратились к правительству с предложением о национализации — «в интересах клиентов банка». Для усиления эффекта в кабмине озвучили некоторые цифры: принятое решение позволит «защитить» более 20 миллионов граждан Украины, которые хранят средства в этом банке и пользуются его сервисами. В первую очередь речь идет о 3,2 миллиона пенсионеров и 1,6 миллиона представителей других социально незащищенных слоев населения. Основной причиной проблем объявлена «невзвешенная кредитная политика банка», приведшая к потере капитала.

Национальный банк Украины установил, что потребность Приватбанка в капитале составляет 148 миллиардов гривен (около 347 миллиардов рублей). С отдельным обращением выступил президент Порошенко, подтвердивший, что «косвенно от состояния дел в этом банке зависит вся финансово-экономическая ситуация в стране». «Из-за этого его нельзя поместить в прокрустово ложе стандартных технологий оздоровления банков. Именно поэтому мы прибегаем к беспрецедентному решению — его переходу в стопроцентную государственную собственность», — объяснил он. Сейчас в банке уже работает команда чиновников НБУ, Фонда гарантирования вкладов и министерства финансов, которая в ближайшие несколько дней технически должна обеспечить переход банка в государственную собственность. Возглавит новый государственный банк Александр Шлапак, министр финансов в первом постмайданном правительстве Арсения Яценюка. Как заверил нынешний министр финансов Александр Данилюк, после стабилизации работы Приватбанк продадут.

Уникальный проходимец

Чтобы в полной мере оценить глубину нынешнего падения Игоря Коломойского, надо вернуться на два с половиной года назад. Весной 2014 года постмайданный и.о. президента Украины Александр Турчинов назначил олигарха губернатором Днепропетровской области. Необычное кадровое решение — пустить имеющего далеко не лучшую репутацию бизнесмена во власть — в Киеве объяснили так: регион рисковый, прифронтовой, соседствует с пылающим Донбассом, а олигарх, чей промышленный бизнес во многом завязан именно на этой области, удержит ситуацию под контролем, хотя бы ради своей бизнес-империи. Буквально на первом же брифинге Коломойский заявил, что вообще не намерен заниматься бизнесом на посту губернатора, хотя верилось в это с большим трудом.

Первым делом новый глава региона отметился словесными выпадами в адрес российского президента Владимира Путина — тогда на этом многие пытались заработать себе дополнительный политический капитал. Российский лидер, не вступая в полемику, так охарактеризовал Коломойского: «Это же уникальный проходимец. Он даже нашего Абрамовича надул. Как говорят у нас в кругах просвещенной интеллигенции: кинул… Они заключили какой-то контракт, сделку, Абрамович перевел ему несколько миллиардов долларов, а тот сделку не довел и прикарманил денежку… И вот такого прохвоста делают губернатором Днепропетровской области».

Не первый, но и не второй

Коломойский привел в обладминистрацию всю свою бизнес-команду, получил полный карт-бланш в региональном масштабе и весьма серьезные рычаги для лоббирования своих интересов через правительство Арсения Яценюка. Премьер относился к олигарху и его экономическим шалостям достаточно лояльно. Летом 2014 года олигарх-губернатор затеял одну из своих самых ярких авантюр — так называемый проект «Стена». Речь шла о масштабном заградительном сооружении с колючей проволокой, электрическим током и противопехотными минами по всей границе Украины с Россией — это почти две тысячи километров.

Коломойский озвучил довольно скромный бюджет — 83,6 миллиона евро. Однако понятно, что главное для него было уговорить центральную власть запустить проект, а как дальше его конвертировать в экономические и политические выгоды — дело техники, которой команда бизнесмена владеет виртуозно. Закончилось все вполне предсказуемо. Проект с большой помпой запустили, деньги и подряды «распилили», взвинтив смету до 4 миллиардов гривен (около 150 миллионов евро). А про результат теперь сочиняют анекдоты.

Другая идея фикс команды Коломойского лета 2014-го — заставить государство провести конфискацию всего имущества и активов бизнесменов, которых объявят «сторонниками сепаратизма». Днепропетровские вызвались проработать конкретную схему реализации этого плана с явным намерением сделать главным бенефициаром Коломойского. Но в итоге на столь радикальный передел собственности, чреватый всеукраинской войной на уничтожение, в Киеве не решились.

Не все новые идеи олигарха Порошенко и Яценюк воспринимали на ура, однако в целом группа «Приват» в 2014-м получила огромные, по меркам падающей украинской экономики, финансовые выгоды. Нацбанк выдавал Приватбанку десятки миллиардов гривен на рефинансирование. Коломойский планомерно укреплял и свое политическое влияние. Осенью того же года с большим пафосом в Киеве представили новую политсилу УКРОП (Украинское объединение патриотов). «В истории украинской политики открывается новая глава. Запомните этот день. Он может стать переломным для Украины и для тех, кому небезразлична судьба нашей страны», — вещал глава партии Геннадий Корбан, пожалуй, самый близкий соратник Коломойского.

Помимо УКРОПа, днепропетровские вкладывались и в другие политические проекты. Например, в партию «Самопомощь» мэра Львова Андрея Садового. И это уже не говоря об усилении на региональном уровне. Так, в 2014 году Одесскую область после трагедии 2 мая получил в управление близкий к Коломойскому менеджер Игорь Палица. Кроме того, много говорилось о влиянии олигарха и на мэра Харькова, одиозного Геннадия Кернеса. Коломойский обзавелся личной армией — это так называемый добровольческий батальон «Днепр-1» и запрещенный в РФ «Правый сектор», когда им руководил Дмитрий Ярош. На пике влиятельности империи «Приват» помощник Госсекретаря США Виктория Нуланд в ходе визита на Украину проводила отдельные, без участия Киева, переговоры с командой Коломойского как самостоятельным субъектом украинской политики и экономики.

Замороженный УКРОП

Покинув пост губернатора Днепропетровской области в марте 2015 года, Коломойский начал терять статус и влияние. «Отжимали» олигарха от рычагов управления и кормушки в госбюджете поэтапно. И вот сейчас наступил, похоже, финал-апофеоз. Национализация Приватбанка способна перекроить всю политическую карту Украины. Каковы бы ни были тайные договоренности и гарантии сторон, Коломойский теряет источник финансирования своих долговременных политических проектов и оперативных политических сделок. Безусловно, он останется, мягко говоря, небедным человеком (весной 2016 года бывший глава региона с капиталом в 1,4 миллиарда долларов был вторым в списке самых состоятельных граждан Украины). Однако тратить «кровные» на политику не в привычках бизнесмена, а казны Приватбанка под рукой уже не будет. Так что можно ожидать существенного ослабления «днепропетровской группировки» в Верховной Раде и утраты интереса к олигарху ранее лояльных ему фракций. Это наверняка будет сопровождаться показной активностью и демонстративным пусканием пыли в глаза, но подобные маневры мало кого способны обмануть. Без финансового ресурса в Раде ловить нечего.

Проект УКРОП, видимо, заморозят до лучших времен или же до резкого обострения ситуации. Полностью отказываться от него смысла нет, ведь в воздухе украинской политики постоянно витает ожидание досрочных выборов, на которых расклады могут быть самыми неожиданными. Да и до очередных выборов, президентских, парламентских и местных, уже не так долго. Примечательно, что буквально в конце ноября Коломойский, до того державшийся в тени, официально вошел в руководство УКРОПа. По решению съезда бизнесмен был избран на любопытную должность «председателя комиссии партийного контроля», то есть по сути главного куратора и казначея. В общем, олигарх так или иначе остается в игре.

Подарок под елку

На первый взгляд, национализация политически выгоднее всего президентскому лагерю, который если и не уничтожил очередного серьезнейшего внутреннего оппонента (как Яценюка и его «Народный фронт»), то точно минимизировал его влияние в стране. Но Порошенко и компании надо каким-то образом выйти из этой ситуации очень деликатно, без ощутимых последствий для населения. Даже то, что национализация произошла перед новогодними праздниками, уже для власти минус, ведь сбережения на праздники и «черный день», как и текущие зарплатные, пенсионные счета подавляющего большинства населения находятся именно в Приватбанке. Даже если деньги не потеряются, как минимум серьезная нервотрепка людям гарантирована, поскольку сейчас никто, даже самые высокие должностные лица в Киеве не понимают, будет ли работать система в принципе и как.

Любая приостановка социальных выплат, даже на день, гарантирует властям социальный негатив с непредсказуемыми последствиями. Когда решение по Приватбанку уже наверняка было принято, но еще не озвучено, в центральные СМИ вбросили информацию о том, что, дескать, премьер-министр Владимир Гройсман против такого поворота событий. Столь нехитрым приемом глава правительства пытается абстрагироваться от более чем вероятных неприятностей с банком. Хотя если все посыпется, ему ничто не поможет. Можно предположить, что вскоре в дело пустят и «российский фактор», то бишь все проблемы Приватбанка будут объяснять вездесущей «рукой Кремля», стремящегося обрушить банковскую систему Украины.

А для политических сил Украины, которые сейчас находятся в оппозиции к Порошенко (включая и «Народный фронт», формально состоящий в коалиции), лучшего подарка под елку и не придумать. Все они примутся максимально раскачивать ситуацию в надежде поймать свои шансы в возникшей нервотрепке. Быстрее других сориентировался опытный интриган Михаил Саакашвили. В приступе «праведного гнева» он уже задает вполне, в общем-то, уместные вопросы. Например, такие: почему все граждане Украины должны из своих карманов покрывать недостачу денег, переведенных Коломойским на свои личные счета за границей, и как власть Украины намерена вернуть эти деньги? Кстати, по информации бывшего губернатора Одесской области, завершив накануне формальности в Киеве, Коломойский отбыл в Лондон. Поскольку острых вопросов вокруг Приватбанка хватит на всех, шоу обещает быть фееричным.

Ключевой же вопрос дня — на каких условиях договорились власть и олигарх? Вряд ли когда-нибудь мы об этом узнаем достоверно, но есть маркер, позволяющий спрогнозировать развитие событий. Коломойский сохраняет контроль над очень серьезным медийным активом на базе телеканала «1+1», одного из центральных на Украине. И если сейчас национализацию «Привата» там будут освещать в резко негативном ключе, дополнительно подстрекая и без того напряженное население, можно не сомневаться — это война. Нейтральное освещение — значит, стороны более-менее договорились. Но даже в этом случае надо помнить, что национализация — процесс динамический, и все может поменяться в считаные часы, поскольку ни Коломойский, ни президент Порошенко не привыкли придерживаться своих гарантий.

Обсудить
Милые кости
В попытках похудеть девушки истязают себя и сходят с ума
Разборки на костях
В деле «пьяного мальчика» появились неожиданные подробности, но они все усложняют
Талончик в ад
В российских больницах пациентов заражают смертельными вирусами
Роберт и Грейс МугабеДедушка старый, ему все равно
Военные не дали старейшему диктатору мира править после смерти
Кровавая ривьера
Франция отстреливает врагов по всему миру, пока никто не видит
Желтая Чечня
Мусульманам Китая дают миллионы, но они хотят размножаться и строить халифат
Техасская молитва: американец расстрелял 26 человек в церкви
Что известно о преступнике и жертвах кровавой бойни
Черный передел: свергнут старейший диктатор мира
Военные устроили переворот в Зимбабве
Эмилио Эстевес в роли Билли КидаМалыш на миллион
Легендарный головорез Дикого Запада передал привет из прошлого
«Я уехал от российских дорог, рутины и темноты»
История жителя Челябинска, переехавшего в Калифорнию
Во всем виноват буй
Она мечтала о круизе с секс-рабынями, но потерялась в море с боевой подругой
Японись!
Он придумал самые безумные изобретения в мире, но отказывается их продавать
Audi Q5 против SQ5
Пять причин купить Audi SQ5 вместо обычной Q5 (и одна против)
5 причин, почему мы ненавидим кроссоверы
Объясняем в картинках, почему самые популярные машины в мире никуда не годятся
Далеко. Дорого. Офигенно
Как поехать в Исландию и обомлеть не только от природы
Кто делает самые эпатажные британские машины
«Рэйнджи», «Астоны» и «Роллс-Ройсы»: лучшие творения ателье Kahn Design
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
Это Англия, детка!
Идеальный дом можно выиграть за две тысячи рублей