Мир

Лицом к Азии Итоги поворота России на Восток в 2016 году

Фото: Reuters

Поворот России к Азии состоялся, это признают даже самые последовательные скептики. Но он требует консолидации и наполнения практическим содержанием. Это касается международной политики в регионе, экономических связей между Москвой, ее союзниками по Евразийскому экономическому союзу и региональными державами или объединениями, среди которых центральное место занимают Китай, Южная Корея, Япония и АСЕАН. Нужно встраивать поворот к Азии в более широкую евразийскую повестку. И, наконец, самое важное: Россию не примут и не поймут в Азии, если ее заявления не будут сопровождаться усилением присутствия на региональных рынках и инвестиционных площадках.

Все вышеперечисленные вопросы обсуждались на второй азиатской конференции клуба «Валдай», которая прошла несколько дней назад в Сингапуре в сотрудничестве со Школой государственного управления имени Ли Куан Ю и при содействии АО «Российская венчурная компания». Участники встречи отметили, что особенность ситуации заключается в том, что сейчас Россия не ищет в Азии геополитических побед, территориальных приобретений или идеологического доминирования. Изначально наиболее важным импульсом для поворота к Азии была необходимость экономического возрождения российского Приморья и соседних регионов. С населением 6,2 миллиона человек Дальний Восток не может быть самодостаточным рынком для товаров, которые производятся и будут производиться в регионе. Для энтузиастов поворота всегда было очевидно, что если Россия не выйдет в АТР как полноценный региональный игрок, то она не сможет претендовать на место адекватной глобальной державы XXI века. Поэтому взаимодействие с региональными партнерами важно как для нашего внутреннего развития, так и для решения стратегических внешнеполитических задач.

Замечательно то, что ни одна из азиатских стран не настроена по отношению к России враждебно. Более того, у всех крупных региональных игроков отношения с Россией лучше, чем друг с другом. Это дает уникальные дипломатические возможности. Одновременно у большинства из стран Азии не сформировалось пока понимание того, какую роль в регионе они хотели бы отвести России. В силу внутренних и, к сожалению, объективных причин мы пропустили подъем Азии. С начала 1990-х и практически до середины прошлого десятилетия Россия фактически выживала; после 2005-го готовилась к вполне вероятной конфронтации с Западом и наслаждалась высокими ценами на энергоресурсы. Хотя уже тогда, по меньшей мере с 2008 года, необходимость поворота стала очевидна. Формально поворот на Восток был заявлен только в конце 2012-го в обращении президента к Федеральному собранию. При этом активизация связей в Азии проходила на фоне обострения отношений в Европе, и это не дает партнерам России в регионе большой уверенности в том, что поворот необратим.

В результате региональная система международно-политического и экономического взаимодействия сформировалась без нас. Ведущими игроками являются США и Китай. При этом Штаты располагают системой военных союзов и отлаженными экономическими и политическими связями. Двусторонние союзы носят закрытый характер, и их участники, как отметил дипломат одной из стран АСЕАН, слишком зависимы от США, чтобы что-либо менять. Вряд ли новый американский президент станет пересматривать такое положение дел и ставить под сомнение целесообразность союзов с Японией или, например, Южной Кореей. Китай, за небольшими исключениями, только начинает усиливать свое влияние — в первую очередь за счет налаживания экономического сотрудничества и инвестиционного проникновения в страны Юго-Восточной Азии. Прямых военных союзников в традиционном российском или западном смысле у китайцев нет, и они вряд ли появятся.

Барак Обама и Си Цзиньпин. Париж, 30 ноября 2015 года

Барак Обама и Си Цзиньпин. Париж, 30 ноября 2015 года

Фото: Kevin Lamarque / Reuters

Хотя уже сейчас Пекин не упускает возможности эффектно щелкнуть США по носу, как это было продемонстрировано в истории с захватом китайскими ВМС американского морского беспилотника. Вместе с тем, и с этим согласилось большинство участников конференции клуба «Валдай» в Сингапуре, ожидать открытого конфликта в ближайшее время не приходится. Но и полностью исключать такого поворота событий нельзя, особенно с учетом уже понятной тактики, которой собирается придерживаться в отношениях с КНР избранный президент США, который, напомним, начал разговор с самой болезненной для Пекина проблемы — тайваньской. А ведь именно судьба Тайваня и вообще проблема «одного Китая» — вопрос жизни и смерти для китайского правительства.

Не упрощает дело и то, что Россия пришла в крайне разнородный регион с большим количеством внутренних противоречий, не имеющий, в отличие от Европы, например, общей системы ценностей. Регион, где одновременно есть Северная Корея и Сингапур, демократические страны и государства, которые можно назвать рыночными демократиями только с большой натяжкой. С другой стороны, России это даже выгодно. В отличие от Европы, мы не имеем здесь дела с блоковым мышлением или стремлением использовать ценностное лидерство для того, чтобы распространять выгодные для себя правила игры. Азия сложна своим культурным многообразием, но более понятна за счет прагматизма.

Синдзо Абэ и Владимир Путин

Синдзо Абэ и Владимир Путин

Фото: Дмитрий Азаров / «Коммерсантъ»

Для азиатской политики России важно сбалансировать свое политическое присутствие минимально сопоставимым объемом экономических связей. Исторически бедные азиатские общества на первое место ставят способность своих правительств обеспечивать стабильное экономическое развитие и благосостояние. Именно на этом там основан общественный договор. Неслучайно азиатские страны делают основной упор на экономическом присутствии России в Азии. Это присутствие пока ограничено, хотя экономические отношения и перешли уже, по меткому замечанию одного из руководителей крупной российской корпорации, из области разговоров в область таможенной статистики. Количество взаимных инвестиций и объемы торговли последовательно растут. Только во Вьетнам российские вложения в 2016-м выросли на 186 процентов, в Индию — более чем на 300 процентов. Общий объем инвестиций России в страны Азии увеличился в 2016 году на 24 процента.

В мае состоялся относительно успешный саммит России и стран АСЕАН. По его итогам было заявлено о возможности начала переговоров о зоне свободной торговли между этой региональной группировкой и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Можно ожидать, что в 2017-м состоятся переговоры ЕАЭС если не со всем АСЕАН, то с его отдельными влиятельными участниками. Осенью 2016-го заработала зона свободной торговли ЕАЭС — Вьетнам. При этом говорить о зоне свободной торговли с Китаем пока, к сожалению, не приходится. Причина — высокий уровень нетарифных барьеров в КНР и недостаточность в странах ЕАЭС товаров, которые могли бы массово зайти на китайский рынок.

Рабочий завтрак главы МИД РФ Сергея Лаврова с министрами стран АСЕАН. 20 мая 2016 года

Рабочий завтрак главы МИД РФ Сергея Лаврова с министрами стран АСЕАН. 20 мая 2016 года

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Проблемой остается и высокий уровень нетарифных барьеров, сохраняющийся в ряде ведущих азиатских экономик. В условиях, когда существенная часть рынка закрыта от импорта техническими регламентами, говорить о либерализации торговли трудно. Странам региона необходимо, видимо, системно переходить к новому типу соглашений, в которых вопросы тарифного открытия рынков будут решаться в комплексе с другими вопросами взаимного интереса. И если государства могут своим решением обнулять тарифные ограничители, то точно так же они могут стимулировать своих рыночных игроков в части инвестиций.

Полноценное взаимное открытие рынков маловероятно и без общей для всех участников стандартизации требований к качеству продукции и фитосанитарных норм. Именно на снятии нетарифных барьеров был основан главный успех европейской интеграции — создание общего рынка. Постепенное снижение нетарифных барьеров странами Азии будет способствовать и наращиванию неэнергетического экспорта из России. В первую очередь это касается экспорта продовольствия, который уже вырос на десятки процентов (экспорт пшеницы только в Китай за 2015 год увеличился на 164 процента). Отдельное место занимает высокотехнологичная продукция и услуги, российские производители которых уже уверенно чувствуют себя на азиатских рынках. Закрепившись в Азии экономически, Россия сможет в глазах местных лидеров общественного мнения и политиков претендовать на роль полноценной региональной державы. Нельзя, наконец, забывать и о том, что последние годы поворот России к Азии происходил в достаточно комфортных международно-политических условиях. После прихода в Белый дом новой администрации ситуация в регионе может стать более сложной, и сохранение присутствия там потребует от России еще большей дипломатической ловкости и экономического напора.