Новости партнеров

Ай, болит!

Кто сумеет окончательно разрушить систему здравоохранения Украины

Петр Порошенко
Фото: Reuters

На Украине вспыхнули «медицинские войны»: известный кардиохирург Борис Тодуров и ряд представителей отрасли открыто выступили против чиновников Минздрава. Конфликт осложняется тем, что проходит на фоне ужасающего положения дел в отрасли. В чем врачи обвиняют правительство и чем может закончиться это противостояние, выясняла «Лента.ру».

Постоянно больной Минздрав

Министерство здравоохранения традиционно считается одним из самых проблемных и многострадальных в правительстве Украины. Даже в сравнительно благополучные для экономики страны времена вопросов к здравоохранению было более чем достаточно. В постмайданный же период ситуация стала просто катастрофической. После госпереворота зимой 2014 года министром здравоохранения был назначен Олег Мусий. Достаточно известный в стране медик, однако министерским портфелем обязан исключительно своей революционной деятельности — Мусий был «координатором медицинского штаба Евромайдана». В правительстве карьера у него не задалась, и уже в октябре 2014-го его уволили.

Характерно, что за это проголосовали практически все министры того «майданного» правительства, то есть фактически его убрали коллеги по «революции». Яценюк не сдерживал эмоций: «Правительство приняло решение об отстранении министра здравоохранения от выполнения своих обязанностей за… полный провал и коррупцию в Минздраве, за то, что не обеспечено приобретение медицинских препаратов и лекарственных средств, и за то, что цены как росли, так и растут дальше». Скандал был большой: стороны еще долго через прессу и телеэфиры поливали друг друга компроматом и грязью, Мусий пытался восстановиться в должности через суд.

Минздрав возглавил грузинский легионер Александр Квиташвили. Ожидания от него были запредельные, необходимость реформирования ведомства в условиях гражданской войны и катастрофического падения экономики была очевидна. Увы, Квиташвили вошел в украинскую историю как уникальный министр, который из-за незнания языка подписывал официальные документы, не читая, руководствуясь одному ему понятными соображениями. Уже летом 2015 года люди Порошенко (хотя Квиташвили его ставленник) заявляли, что ситуация в министерстве здравоохранения «неуправляемая». Однако политические расклады на Украине традиционно важнее заботы о людях и здоровье, поэтому Квиташвили, хотя толком не работал, а больше судился и ругался, покинул своей пост только вместе с Яценюком в апреле 2016-го.

После назначения премьер-министром Владимира Гройсмана и формирования его кабмина выяснилось, что возглавить украинский Минздрав желающих нет. Те, кто пользуются определенным доверием общества и могли бы претендовать на пост, от такой чести отказывались категорически. Каждый объяснял причины максимально дипломатично, однако истинные мотивы понятны: никто не хотел угробить свою репутацию и карьеру в столь проблемном министерстве. По некоторым данным, озвученным в прессе представителями отрасли, от поста отказались 15 претендентов. В итоге после долгих раздумий и.о. министра здравоохранения стал Виктор Шафранский, видный лоббист крупных западных фармацевтических корпораций.

Спустя несколько месяцев Гройсман и Порошенко делают ход конем: в Минздраве сначала вводится на должность зама, а потом и.о. главы ведомства назначается «волонтер» Ульяна Супрун. Она родилась в США и занималась в Детройте диагностической радиологией до 2013 года. Переехала на Украину как раз накануне Евромайдана. Присоединилась к «революционерам», после переворота основала гуманитарную организацию «Защита патриотов». Впрочем, что именно делала Супрун и ее команда, покрыто тайной. Эта информация и ранее не была публичной, а с переходом американки на более высокий уровень и вовсе исчезла из открытого доступа.

А Тодуров против

В правительстве не скрывали, что у получившей украинское гражданство Супрун полный карт-бланш, в том числе в кадровых вопросах. Ей поставили задачи: развитие первичной медпомощи, формирование госпитальных округов, переход на новую систему финансирования здравоохранения и усовершенствование экстренной медпомощи. И.о. министра взбаламутила общество сразу после назначения, рассказав о своих планах реформирования скорой помощи: убрать оттуда врачей, ввести парамедиков (специалистов со средним медобразованием, не имеющих права ставить диагноз), сократить количество бригад, зато открыть call-центр, где можно будет консультироваться по телефону.

Медицинское сообщество и рядовые граждане запротестовали, реформу остановили. Едва замяли этот скандал, случился новый: министерство отказалось принимать программу государственной помощи «Онкология». «Я бы хотела увидеть, как процветает профилактическая медицина, чтобы мы имели меньше и меньше заболеваний онкологическими болезнями. Почему мы должны лечить их всех?» — задавалась вопросом Супрун.

Главный оппонент Супрун — глава Института сердца, известный украинский кардиохирург Борис Тодуров. Он обвинил Минздрав в срыве программы по сердечно-сосудистым заболеваниям, которая предусматривала закупку на 364 миллиона гривен (почти 800 миллионов рублей) скоропомощных расходных материалов. «Они могли спасти десятки тысяч жизней, однако Минздрав так и не осуществил закупку (…). Я абсолютно ответственно заявляю (и могу это повторить в суде): ваша халатность забрала больше жизней украинцев, чем война за последние годы», — утверждает Тодуров, называя действия команды Супрун «глумлением над людьми».

Ответ министерства последовал через несколько дней и особой вразумительностью не отличался. Можно было уяснить лишь то, что теперь закупки по направлению «Сердечно-сосудистые заболевания» будут осуществляться через некую международную организацию.

Врачи против чиновников

Медики возмущаются. «Считаю назначение Супрун абсолютно неадекватным выбором. Что, был конкурс на главу Минздрава? Нет. Выбрал один человек — Порошенко. Что, спросили медицинскую общественность? Нет. У нас парламентско-президентская республика, кто-то спрашивал мнение профильного комитета Рады или парламента по поводу кандидатуры Супрун? Нет, назначили, и все», — негодует известный нейрохирург Андрей Гук. По его мнению, Супрун — «заурядный врач» (кстати, с этим Тодуров не согласен, по его информации, в США у Супрун персональный врачебный рейтинг 2,3 балла из 5 возможных, и это куда хуже «заурядного»), и за четыре месяца в министерстве она не сделала ничего полезного.

Оценив незавидное положение Супрун, ей на помощь поспешил лично премьер-министр Гройсман. «Команда Супрун (…) абсолютно не коррумпирована, и это не всем нравится. Вместе с тем понимаю, что многие из тех, кто критикует Минздрав, имеют и добрые намерения. Поэтому я бы просил и министерство здравоохранения наладить коммуникацию с ними, выслушать и решить имеющиеся проблемы», — отметил он на последнем заседании кабмина 18 января.

Но уже ясно, что никакого мира быть не может. Так, в тот же день со скандалом было сорвано заседание профильного комитета парламента по вопросам здравоохранения, на рассмотрение которого предполагалось вынести как раз обвинения Тодурова. На заседание явились только 5 членов комитета из 13, а для кворума необходимо семь. Зато в изобилии была представлена пресса, общественные организации и прочие заинтересованные лица. И.о. министра же в резких выражениях заявила, что обсуждать что-либо «нет смысла», и тут же ретировалась.

«Реакция просто выдающаяся! Ей дали слово, а она сказала, что это не пресс-конференция, и она не будет ничего докладывать и отвечать на вопросы. Встала и ушла! Не барское это дело отвечать на вопросы парламентариев и общественности!» — возмутилась депутат Киевсовета Алла Шлапак. Впрочем, похоже, что Рада со своей позицией относительно Супрун определилась: депутаты уже требуют от правительства уволить ее за «преступную халатность, которая стоила жизни десяткам тысяч наших граждан».

В разгар конфликта возник вопрос: есть ли вообще у Ульяны Супрун медицинский диплом и легализован ли он на Украине? Горячему интересу к этой теме способствовала и сама и.о. министра, напустившая таинственности. «Это не то, что я не хочу показать, а некоторые персональные данные министров — это информация, которую министерство не передает на публичные запросы», — сообщила она. Впрочем, документ все же был обнародован с подачи вице-спикера Верховной Рады Оксаны Сыроед из оппозиционной партии «Самопомощь». Диплом подтверждает, что и.о. министра здравоохранения действительно окончила Университет штата Мичиган в 1989 году и является доктором медицины, что соответствует второму уровню высшего образования на Украине. Но вряд ли на этом в дипломной истории будет поставлена точка, судя по всему, тут есть свои нюансы.

«Медицинский конфликт» замять не удалось. По большому счету, все только начинается. Чем все закончится, решительно не ясно — политические и социальные маневры в нынешних украинских реалиях абсолютно непредсказуемы. В то же время сам факт публичного противостояния правительства и лучших специалистов отрасли для страны новый и очень характерный. Плохая же новость для простых людей заключается в том, что система пойдет на все, лишь бы не проиграть в этом конфликте.