Новости партнеров

Открытое сердце

Для спасения Артема Будкова необходима срочная операция

Фото: Русфонд

Мальчику восемь лет. У него тяжелый приобретенный порок сердца. Артем уже перенес сложнейшую операцию на открытом сердце по протезированию клапанов. Также мальчику вживили электрокардиостимулятор. Но сейчас состояние Артема крайне нестабильно, развилась аритмия, не поддающаяся лечению, требуется еще одна операция. В России ее могут провести только на открытом сердце. Но такую тяжелую операцию Артем может не перенести. Врачи Немецкого кардиоцентра готовы прооперировать мальчика щадящим способом — эндоваскулярно. Но семья из Лучегорска, маленького поселка в Приморском крае, оплатить лечение в Германии не в силах.

Артем — долгожданный и единственный ребенок в семье. Он родился абсолютно здоровым, но в три года заболел острым трахеитом, давшим осложнение — пневмонию. А потом педиатр услышал у малыша шумы в сердце.

— Как раз в это время в наш поселок приехали кардиологи из Краевого клинического медцентра (Владивосток), — рассказывает Наталья, мама Артема. — Сыну сделали УЗИ сердца. Врач сказала: «У вас все очень серьезно!» И поставила диагноз «инфекционный эндокардит» (воспаление внутренней оболочки сердца — прим. «Ленты.ру») под вопросом. Я не поверила, потому что у сына никогда не было проблем с сердцем. Мы поехали в Хабаровск, где Артему провели еще одно УЗИ. Меня спросили: «Вы ангиной переболели? Такие последствия бывают после ангины».

В отделении кардиологии краевого медцентра, куда Артема госпитализировали в ноябре 2011 года, диагноз подтвердился. Клапаны сердца облепили полиповидные образования. На стенках легочной артерии образовались тромбы.

Ребенка лечили ударными дозами антибиотиков, но ничего не помогало. Малыш таял на глазах. Врачи приняли решение оперировать Артема, направили его в специализированную клинику в Новосибирске.

— В глубине души я по-детски надеялась, что сыну пропишут чудо-лекарство и он выздоровеет, — вспоминает Наталья. — Но нас стали готовить к операции. В новосибирской клинике я впервые увидела детей с синими губами и голубыми ногтями. Мамы дежурили у операционной. Две мамочки, с которыми я лежала в палате, потеряли своих детей. Одному было пять, другому — двенадцать. Не выкарабкались.

…Операция шла несколько часов. Артему провели протезирование сердечных клапанов, удалили тромбы. Мальчик пять дней лежал в реанимации, подключенный к аппаратам. Наталья делится тяжелыми воспоминаниями:

— Артем был бледный как полотно, весь в трубках. Хирург мне сказал: «Я не могу отключить аппараты, так как синусовый ритм практически отсутствует. Нужно устанавливать кардиостимулятор». Я винила во всем себя, но врач объяснил, что эндокардит у моего сына не врожденный. Болезнь развилась в течение месяца, когда инфекция пошла в сердце, и добавил: «Еще немного — и вы потеряли бы ребенка!» Когда сына перевели в отделение, он все время жаловался на боль в груди. Плакал постоянно, не подпускал врачей, если меня не было рядом. Во время осмотров я держала его за руку.

После операции Артем очень долго восстанавливался. Наталье приходилось носить сына на руках. Люди в поселке удивлялись: «Такой большой, а на ручках!» А ему и несколько шагов давались с великим трудом. В 2013 году у Артема выявили такой опасный симптом, как трепетание предсердий — нарушение сердечного ритма.

С тех пор каждые три месяца мальчика обследуют кардиологи во Владивостоке. Наталью предупредили: «Следите за пульсом! Если вена на шее будет сильно пульсировать, срочно в больницу!» Во время приступов частота пульса достигает 170 ударов в минуту. Врачи испробовали разные виды терапии и перенастраивали кардиостимулятор, но это облегчает состояние Артема только на время.

— Сын быстро устает, его мучает одышка. Но мы стараемся сделать все для того, чтобы он не чувствовал себя инвалидом, — признается Наталья. — Артем учится во втором классе, ходит в музыкальную школу, играет на фортепьяно. Обожает шашки и шахматы. У него много друзей. Он такой оптимист! Недавно сказал: «Знаешь, мама, если бы я не болел, мы не ездили бы во Владивосток и в Новосибирск. Мы бы никогда не полетели на самолете. Я не побывал бы в Москве! Из моего класса там почти никто еще не был!»

В Московском НИИ педиатрии Артему провели электрофизиологическое исследование сердца. По заключению аритмолога Игоря Ковалева, мальчику срочно требуется хирургическая коррекция трикуспидального и легочного клапанов. Иначе рецидивы неизбежны. Кроме того, велика опасность образования тромбов.

Врачи говорят, что тянуть больше нельзя. Сердце работает на износ. В России такую операцию делают только на открытом сердце. Для Артема это слишком опасно. Но в Немецком кардиоцентре Артема могут прооперировать эндоваскулярно — без вскрытия грудной клетки. Такая операция стоит огромных денег.

— Я живу только ради сына. Смотрю на него и думаю: где мне взять такую сумму? — переживает Наталья. — Даже если мы будем работать сутками, не сможем накопить столько денег. Операция в Берлине —– наш единственный шанс…

Кардиолог Немецкого кардиологического центра Станислав Овруцкий (Берлин, Германия): «У Артема приобретенный порок сердца, затронувший трикуспидальный клапан и клапан легочной артерии, что привело к необходимости имплантации биопротеза, пластики легочного клапана и установке двухкамерного кардиостимулятора. Спустя несколько лет функция биопротеза критически нарушилась и возникла постоянная форма аритмии. Этот случай требует серьезной диагностики и лечения. Мы надеемся заменить трикуспидальный клапан без открытого хирургического вмешательства, чтобы избежать повторной операции на открытом сердце, восстановить нормальный сердечный ритм. Думаю, мы сможем помочь значительно улучшить состояние Артема».

Стоимость операции 3 308 688 рублей.

1 597 581 рубль перечислен из средств, собранных для Ульяны Бессоновой.

Недостающие деньги собраны читателями «Ленты.ру» 29 февраля и 1 марта 2017 года.

СБОР СРЕДСТВ УСПЕШНО ЗАКОНЧЕН

Дополнительную информацию о Русфонде и Отчет о пожертвованиях можно найти, перейдя по соответствующим ссылкам.

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) — создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», «Московский комсомолец», в интернет-газете «Лента.ру», в эфире Первого канала, в социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 148 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

За 20 лет частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 9,352 миллиардов рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 18 тысячам детей. В 2017 году (на 21 февраля) собрано 282 004 051 рубль, помощь получили 263 ребенка, протипировано 1352 потенциальных донора костного мозга для Национального регистра. Серьезная поддержка оказана сотням многодетных и приемных семей, взрослым инвалидам, детдомам, школам-интернатам и больницам России.

Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Россия00:01Сегодня

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача