Нежные снежные псы

Репортаж с самой протяженной собачьей гонки Старого Света

Фото: Павел Орлов

Пятого марта стартует главный праздник Камчатки и одновременно самый длинный в Евразии забег на собачьих упряжках «Берингия-2017». 16 каюров в течение 3 недель будут наперегонки преодолевать 1,5 тысячи километров белого безмолвия. Чтобы больше узнать о любимом спорте камчадалов, который к тому же наверняка вернется в олимпийскую программу, специальный корреспондент «Ленты.ру» провел под Петропавловском пять дней, посмотрел взрослую гонку «Берингия-Пролог» и детскую — «Дюлин», а также выяснил, что каюр только наполовину человек, а на вторую половину — главная собака в упряжке.

Сыгрываемся годами

Основное отличие собак от всех других тягловых животных в том, что их нельзя силой заставить бежать. Собак не только никогда не бьют, но даже поворачивают каюры исключительно голосовой командой, а не натягиванием поводьев. Человек и собаки в упряжке находятся не в иерархии, а в симбиозе. Каюры отпрыгивают в сторону, услышав слово «погонщик». И говорят, что люди в ездовом спорте никакие не погонщики, а главные собаки в упряжках.

«Как вы выбираете лидера?», «Какими особенностями должна обладать коренная?», «Кто лучше, кобель или сука?», «Чистокровная хаски имеет преимущества или нет?», «Сколько лет в среднем собакам в упряжке?» — с этими и подобными вопросами не отставали журналисты от очевидного фаворита сегодняшних соревнований и четырехкратного победителя «Берингии» четырех последних лет Андрея Семашкина.

— Нет никаких очевидных внешних признаков, — который раз отвечал Андрей, кроме прочего директор Камчатского центра ездового спорта. — Ни пол, ни возраст, ни порода (камчатская ездовая, аляскинские и сибирские хаски) не имеют значения, но только личные качества. Мы (жена Андрея Настя 14 лет бегает на собаках и дважды брала бронзу на «Берингии» — прим. «Ленты.ру») годами тренируемся с ними, разговариваем, любим, правильно кормим, бываем строги и поощряем, постоянно пытаемся понять, и в итоге знаем, кто, как и с кем побежит. Сыгранность и распределение собак в упряжке — сложнейшая задача, на решение которой уходят годы и даже десятилетия. Но если ваш авторитет непререкаем, если вы и собаки — одна команда, упряжка может больше, чем возможно себе представить. Например, пробежать 200 километров за день на пределе. А еще мои собаки выводили меня к людям в такую пургу, когда у меня уже не было надежды выбраться. Был пес Смелый, который спас меня от медведя, да много чего было за 20 лет.

Андрей говорит, что отлично сыгранная команда, восемь собак и каюр, может легко победить в гонке команду, вдвое большую по размеру. Его слова подтверждаются правилами соревнований. В этой, 26-й по счету большой «Берингии», каюр может участвовать с упряжкой от 8 до 14 собак. Говорят, что первыми чаще приходят не самые большие упряжки.

«Пролог» и «Дюлин» на старте

В празднике-соревнованиях «Берингия-2017» всего три заезда: детский «Дюлин» на 3 и 5 километров, взрослый «Пролог» на 10 километров и большая «Берингия». На организацию всех трех правительство края потратило 55 миллионов рублей, не считая спонсорских денег, которых еще как минимум столько же. Открывал гонку «Пролог», а также награждал победителей во всех номинациях «Пролога» и «Дюлина» лично губернатор Камчатки Владимир Илюхин. Призовой фонд большой гонки: три, два и один миллион рублей. За победу в «Прологе» победителям дали сертификаты на 100, 50 и 30 тысяч рублей. Более скромные денежные призы за победы на детских дистанциях, зато все дети-участники получили комплекты специальной мембранной одежды стоимостью 40 тысяч каждый, плюс к тому за три первых места ребятам подарили по щенку сибирской хаски, похожему на толстую плюшевую игрушку.

К сожалению, посмотреть на заезд большой «Берингии» невозможно, так как гонка все предполагаемые 23 дня пойдет по местам, где не только автобусы с поездами не ходят, но не может пройти ничего, кроме собак, снегоходов, и (в хорошую погоду) вертолета. Зато на гонку «Пролог» приехала десятая часть Петропавловска-Камчатского. По крайней мере, дорога, ведущая к биатлонному комплексу имени Виталия Фатьянова, была плотно запаркована с двух сторон на полтора километра в обе стороны. Те, кто не смог приехать заранее, застряли в часовой пробке, а на трибунах зрители стояли практически без зазора.

Каюры с командами и собаками приезжают примерно за час до забегов. Ставят небольшую палатку для себя, а собак привязывают на некотором расстоянии друг от друга. Когда начинаются старты, еще не запряженные собаки впадают в невероятный ажиотаж, почти неистовство — лают, воют и время от времени выполняют вертикальные и горизонтальные сальто. Взрослые каюры, безусловные лидеры своих упряжек, запрягали собак перед «Прологом» без видимых усилий; а вот детям перед «Дюлином» приходилось втроем держать самых нервных хаски, чтобы надеть на них упряжь.

Каждая нарта, что детская, что взрослая, стартовала с интервалом в 2 минуты. Все отпущенное перед стартом время собаки тянули изо всех сил, проворачивая лапами снег, каюры бегали от одного пса к другому, пытаясь их успокоить, а помощники просто удерживали нарту на старте с помощью всех своих сил и специальных снежных якорей. После же старта собаки и нарты уносились вдоль флажков, разумеется, к финишу. Подробности смотрите на фотографиях, словами здесь сложно много передать.

Наташа побеждать не собиралась

Первое место в гонке «Пролог» соревнований «Берингия- 2017» заняла воспитанница Андрея Семашкина Наталья Орехова, пробежавшая со своими собаками 10 километров за 25 минут 48 секунд. Второе место занял сам Андрей Семашкин, отстав от победительницы на 7 секунд. Как мне шепнули организаторы, Андрей не стал побеждать, скорее всего, специально. В соответствии с философией: «Дать возможность другим». Но сам Андрей комментировать это предположение отказался.

Наташа же сквозь слезы радости рассказала «Ленте.ру», что ее заветной мечтой было войти в десятку лидеров, но никак не победить всех.

Она приехала на Камчатку из Владивостока в 25 лет, в 2010 году. Ее мужу, военному, дали новое назначение. Поскольку зимой на Камчатке заняться нечем, девушка завела себе хаски. А поняв, что эта собака совершенно не может сидеть в городской квартире, увлеклась скиджорингом (бегом на лыжах с подмогой собачьей упряжки) и каникроссом (кроссом при помощи собаки в упряжке). Через пару лет познакомилась с Андреем Семашкиным, взяла у него вторую собаку и начала осваивать нарты. На сегодняшний день в Наташиной квартире живет шесть собак. Среди них не только хаски, но и так называемые норвежские метисы — псы, специально выведенные для бега на короткие дистанции с помощью инбридинга пород: курцхар, дратхар и пойнтер. В планах Наташи поехать на чемпионат России. У нее, безусловно, есть шансы победить, так как кроме титула чемпиона «Пролога» по гонкованию на шестерке, девушка — чемпион Камчатского края по спортивному ориентированию и скайранингу.

Печень, собаки и нарты

Гонка «Берингия» основана в 1990 году. Человека, основавшего и развившего гонку, ежегодно умудрявшегося находить спонсоров и вертолеты, долгие годы возглавлявшего организационный комитет, инженера-геолога Александра Печеня на Камчатке чаще называют Командором. Командор Печень ставил перед «Берингией» задачи: «Возрождения физического и духовного здоровья Севера», «Возрождения аборигентской культуры Камчатки». Его затея тогда, в 1990-м, многим казалась авантюрой. Еще бы, сотни километров пути по тундряному и горному бездорожью, десятки никогда не замерзающих речушек (горячие ключи), пурга, которая на Камчатке налетает внезапно и запросто может скрыть обзор дня на три, и все это для каюров, никогда не испытывавших подобные нагрузки. Однако все получилось.

В 1990-м гонка прошла на 250 километров. В ней участвовали восемь упряжек. А на следующий год, 1991-й, гонка поставила рекорд Гиннесса как самая протяженная в мире. Каюры прошли тогда 1980 километров, побив рекорд аляскинской гонки Айдитарот (1868 км.).

Но самое главное, что благодаря «Берингии» на Камчатке возродилась культура собаководства. Ведь содержать ездовых псов — дело не простое и не дешевое. Одна живущая на улице хаски или камчатская ездовая съедает около 2 килограммов красной рыбы в день. А во время перегонов собак кормят мясом и моржовым жиром, что еще дороже.

С середины 60-х, когда на Камчатке появились гораздо более экономные снегоходы, собак стали уничтожать. Это варварство всячески подстегивалось декретами советской власти, боровшейся как за продовольственную безопасность, так и против сохранения национальных культур. Охотникам на Камчатке платили по 3-5 рублей за шкуру собаки. Старики рассказывают, что в отдельных деревнях отстреливали по 300 животных. К 1970 году камчатские ездовые лайки были на грани уничтожения. Благодаря «Берингии» этого уничтожения не произошло. Ездовые собаки вошли в моду. Селекционеры спасли ездовые породы от вымирания, а простые люди все больше и чаще заводят себе хаски и прочих ездовых «лайкоидов» даже в городских квартирах. Ну а ездовой спорт постепенно набирает популярность в северных странах и вот-вот станет олимпийским.

Правда, есть в этой истории и темная сторона. «Берингия» задумывалась, как забег на традиционных камчатских нартах, сделанных из каменной березы. В 2010 году ряд спортсменов вышли на старт на современных спортивных импортных нартах с пластиковыми полозьями и металлическим управлением, гораздо более скоростных и гибких. Вышли и выиграли гонку. Тогда возник спор. Одни настаивали, что «Берингия» — это традиционное мероприятие и нарты должны быть из каменной березы. Другие считали, что не стоит сопротивляться прогрессу. В результате сегодня почти все участники гонкуют на спортивных нартах. У многих самые лучшие и дорогие, канадской фирмы Danler, с ценником под 200 тысяч рублей. Но также ходит слух, что именно решение перейти с традиционных нарт на спортивные, превращение гонки из сакрального мероприятия в обычные соревнования привело к выходу Командора из оргкомитета гонки. В этом дело или нет, но ни сегодня, ни в последние несколько лет Командор не появлялся на Берингии.

Снежные псы

Чтобы укомплектовать впечатление от гонок на собаках, отправляюсь в питомник «Снежные псы», принадлежащий супругам Семашкиным и их шестерым детям. Двадцать минут на машине от Петропавловска-Камчатского, потом 20 минут на снегоходе, и перед моими глазами прелюбопытное зрелище. А именно 106 ездовых собак, живущих в 106 будках, расставленных в шашечном порядке в снежном поле. Эдакая собачья пасека и несколько человеческих строений вокруг, в том числе дом самих Семашкиных.

Андрей и Настя зарабатывают туризмом. За четыре тысячи рублей желающие могут провести 4 часа у «Снежных псов». В программу входит встреча у дороги на снегоходе, знакомство с собаками и возможность их потискать (ездовые собаки очень ласковые и обожают, чтобы их чесали), объяснение устройства упряжи и нарт на живом примере, катание на нартах на собаках с инструктором, обед в традиционной камчадальской юрте с олениной и проводы на снегоходе до автомобиля.

В выходной день, когда я приехал к «Снежным псам», хозяева готовились встретить 35 туристов, в том числе из Японии и Кореи. Деньги уходят на собак, упряжь, тренировки и соревнования.

Нетрудно подсчитать, что 106 псов съедают в месяц 6360 килограммов горбуши. Даже если умудриться закупать ее по 300 рублей, в месяц в сумме выходит около 2 миллионов.

Андрей и Настя тренируют не только своих детей, но еще дюжину ребят своих знакомых и единомышленников — бесплатно.

Любимое время каюра

Андрей рассказал, что путешествие на чемпионат России в Москву и обратно с собаками обошлось ему в миллион рублей. В предстоящее же путешествие он берет с собой одних только собачьих ботинок 500 комплектов. Здоровые лапы псов — это шанс не только на победу, но просто на возможность дойти до финиша. Разброс температур во время большой гонки достигает 55 градусов, собакам приходится бежать и по насту, и по льду, и даже по камням. А одни собачьи ботинки рвутся через 50 километров.

Также Андрей рассказывал, что и он, и его жена Настя мечтают скорее уйти на большую «Берингию», подальше от праздника и шума, шутих и петард, ведущих, парашютистов, концерта Анны Лорак и прочих забав для зрителей, которые нервируют собак. Уйти туда, где днем будут только человек и собаки; а на ночевках соберутся все 16 каюров. Рассказал, что обычно хотя бы раз за гонку все предприятие попадает в пургу. В пургу, в которой невозможно ориентироваться, невозможно продолжать движение, возможно только пересиживать. На Камчатке есть даже специальный глагол — «пурговать». И вот когда каюры вместе пургуют два-три дня, отрезанные от цивилизации и мира, рассказывают друг другу истории и небылицы, вспоминают лучших собак — это и есть любимое время каюра.

Москва — Петропавловск-Камчатский

Обсудить
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Тест: зачем машине эта штуковина?
Попробуйте угадать, зачем инженеры это придумали
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки