Партнерский материал

«Столько всего еще нужно попробовать»

История о тяжелой болезни и сильном характере

Изображение: Акку-Чек

История Полины, в которой она рассказывает о своей жизни, больших стремлениях и увлечении игрой в театре, продолжает серию материалов Акку-Чек.

Вообще, в моей семье никогда не было ни культа болезни, ни какого-то особого отношения к ней. Возможно, потому, что я не первый человек с диабетом. Поэтому говорить о том, что я страдала от него, можно наверное только в подростковый период. Впрочем, мне кажется, это нормально. Все мы любим подраматизировать, когда тебе 15. Хотя иногда, конечно, хочется найти причину, чтобы себя пожалеть, когда скучно и грустно и некому руку подать, но сегодня это бывает очень, очень редко.

Когда я лежала в больнице, мне было восемь, и в какой-то момент в палату зашли мама с дочкой, обе плакали навзрыд, а я не могла понять почему. Ну то есть для меня это никогда не было до такой степени трагедией. Это как рыдать над порванными колготками. Можно хоть урыдаться, но целее они от этого не станут. Так и здесь. Нужно просто жить с этим, потому что никто тебя уже не зашьет. Прими и иди дальше.

«А тебе это точно можно?»

Смешнее всего, конечно, когда знаешь человека какое-то время, и вот, он узнает про диабет и начинает пытаться тебя контролировать. Что не то что противопоказано, а просто бессмысленно. Потому что в жизни меня ограничивают только рамки морали и законов РФ, все остальное можно высчитать с помощью глюкометра и количества единиц. Мне, знаете ли, все можно.

Видео: Акку-Чек / YouTube

На самом деле, эта вот недозволенность, это чувство, что надо постоянно себя контролировать, распространяется на все сферы жизни. По крайней мере, я так думаю. Потому что моя зона ответственности на сегодня начинается где-то в Тарко-Сале и заканчивается в районе Праги. Потому что я всегда беру задачи, которые выше меня на полголовы и больше в три раза. Наверное потому что так я чувствую себя живой.

Больше всего в этой жизни я боялась за отношения. За то, смогут ли меня принять такой. Не то чтобы меня когда-то попрекали или издевались надо мной, но все же образ жизни диабетика имеет свои особенности. Но, возможно, это тот порог доверия, тот фильтр, который оставляет рядом только нужных людей.

Еще интересно, что люди в целом очень невнимательны. Например, я участник театральной студии при своем университете, и я никогда не скрываю действий, связанных с диабетом, то есть меряю сахар и подкалываю инсулин, не отходя от рабочего процесса. И даже те, с кем я достаточно тесно работала, общалась на протяжении года или более, могли не замечать этих моих действий. И на самом деле меня это радует, потому что никто никогда не говорил мне «о, Боже, это ужасно, ты что, наркоман?»

Люди просто не замечают

Сто лет думала об особой кодировке названий в диабете. Подойди к человеку на улице, скажи «полоски, иголки, ручки», он подумает, что ты говоришь о канцтоварах или просто называешь случайные слова. Для диабетиков же это та святая троица, которая для людей без диабета состоит, наверное, в ключах, паспорте и деньгах. Вот только без ключа и денег они могут прожить сутки без всяких, в общем-то, проблем.

Еще думала о том, что если я попаду на необитаемый остров, то мне там почти наверняка не выжить. Не то чтобы я фанат Робинзона Крузо, но сама фатальность момента заставляет грустить. Или когда у меня была помпа, и я видела, как кто-то случайно падает в воду, я невольно дергалась от мысли «помпа же глючить начнет».

Считаю ли я себя особенной? Нет. Я даже считаю себя слишком обычной, что иногда бывает грустно. Потому что столько на свете вещей, которые нужно попробовать, воплотить, сделать. А я всего-то получаю два образования, играю в студенческом театре, пишу научные социологические статьи и пытаюсь быть хорошим человеком.

Театр, кстати, — это вообще отдельная тема. Не то чтобы он как-то особенно повлиял на мое видение себя с диабетом, но это целый коллектив, который принимает меня со всеми закидонами по поводу измерения сахара, подколок и прочего. Говорить, что это моя семья, было бы слишком громко. Но это люди, которых я ценю и люблю, и я получаю от них киловатты энергии, за что я их невероятно благодарю. Они заряжают меня, дают те эмоции и настрой, которые в «окружающем мире» получить сложно, которых там просто нет.

Иногда я думаю про окружающих меня людей, одногруппников, знакомых, которые занимаются только одним делом, типа посещения университета или работы, скучной типовой работы. Вот приходят они домой и чем они занимаются? Что заставляет их просыпаться и жить? Конечно, я понимаю, что совсем скоро мне предстоит выйти из студенчества и также стать офисным планктоном, и в целом я готова к этому, потому что мой круг интересов, знакомств, людей, не ограничивается какой-то стандартизированной историей. Потому что мне интересно жить, создавать что-то новое, участвовать в проектах.

Нужно не бояться жить, вот что. Нужно кидаться в любую полынью, потому что если ходить по берегу, с тобой никогда не случится ничего интересного. И не бояться, что заглючит помпа или кончится на необитаемом острове инсулин. Потому что иначе и жить, наверное, было б незачем.

Полина Попова, диабет 1-го типа

Узнай о героях, которые танцуют, рисуют, занимаются спортом, воспитывают детей, выращивают цветы, катаются на скейте с диагнозом «диабет» на сайте Акку-Чек

Из жизни00:0125 ноября

Выживший

Жена его травила, топила и пыталась застрелить. Он уцелел и продолжает ее любить