Новости партнеров

Столичный градус

Любителям выпить больше не нужно уезжать из Москвы

Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Статус алкогольной столицы России давно закрепил за собой Санкт-Петербург. Помогли ему в этом дождливая погода, низкий ценник на выпивку и главный хайпожор российской эстрады Сергей Шнуров. Улицы Рубинштейна, Жуковского, Белинского, Некрасова и Маяковского по вечерам наполнены гулом светских бесед и приятным звоном бокалов. Барная жизнь Москвы же, напротив, долгие годы оставалась в тени северной столицы. Однако в последнее время город слегка неожиданно даже для них самих наполнился бархопперами — любителями обойти за ночь сразу несколько увеселительных заведений. «Лента.ру» разбиралась в истоках необычной культуры.

Ходи-бухай

Как и многие приятные традиции, бархоппинг, дринк-марафон, паб-кроул или просто тур по барам зародился в Европе. Уже пару веков такие забеги устраиваются там по столь важным событиям, как мальчишник, окончание университета или день рождения и Хеллоуин.

В принципе, повод тут особо не важен. Главное условие бархоппинга — посетить за вечер как можно больше заведений. Блюстители традиций добавляют к этому правило пить только фирменный напиток места, а ценители коктейлей исключают бары средней руки и пивнушки.

Бархоппинг давно стал неотъемлемой частью многих молодежных комедий и окончательно укоренился в массовом сознании после фильма Эдгара Райта «Армагеддец». По сюжету компания молодых людей в 1992 году попыталась пройти «золотую милю» — маршрут из 12 главных питейных заведений города. И хотя героям картины это удалось с большим трудом, сам термин закрепился как обозначение лучших барных маршрутов.

Во-первых, это красиво

Шеф-бармен Funny Family Group и совладелец бара Roots Виталий Екименко считает, что так или иначе бархоппинг был в Москве всегда, но любителей пропустить по бокальчику сдерживали большие расстояния между заведениями. Сейчас же на помощь им пришли активно прокладываемые на улицах столицы пешеходные зоны.

«Не могу сказать, что это прямо помогло, но процесс перестройки улиц только подходит к концу, и я уверен, в дальнейшем он принесет нам свои дивиденды. Мне самому, например, приятно прогуляться по ночной Москве. Это красиво», — отмечает Екименко.

С ним согласен медиапродюсер и многолетний бархоппер Артем Галустян. По его словам, за пять лет в Москве объективно стало больше баров, и они будто бы сконцентрировались в одном месте. «Раньше по городу было разбросано несколько качественных заведений, приходилось перебираться из одной точки в другую. А из-за того, что расширили тротуары, весь бизнес перешел на первые этажи. В итоге в городе появились большие барные районы-хабы», — рассказывает он.

Особенно это касается заведений в Замоскворечье, у Кузнецкого моста и Большой Дмитровки. «Мясницкая стала движовой, много нового открылось на Патриарших, Покровка вся зацвела новыми барами, еще есть Большая Никитская», — удовлетворенно загибает пальцы он.

Все это создает ощущение некого карнавального отдыха. «Один конкретный район превращается в фестиваль. И передвигаться стало, конечно, удобнее», — резюмирует Галустян.

Это в полной мере испытал на себе системный администратор столичного музея современного искусства Андрей. В 2016 году ему довелось поучаствовать в масштабном забеге по барам в честь мальчишника друга. Компания прошла от «Белорусской» до «Библиотеки имени Ленина». Планировали заглянуть в 20 заведений, но некоторые были закрыты.

«Важным правилом было идти пешком. Москва большая, и до некоторых мест мы в итоге не добрались. Но было очень клево, хотя сейчас я бы составил другой маршрут», — отмечает он. И добавляет, что каждый сам намечает себе «золотую милю».

Вот только не на Китай-город

Хотя ярко выраженного единого алкомаршрута в Москве все еще нет, жители столицы считают таковым поход по местам у Мясницкой, Покровки и Маросейки. Для полноценного эффекта опьянения можно спуститься — во всех смыслах — к Солянке. Китай-город собрал вокруг себя пабы и подвалы с крафтом, танцевальные клубы, винные и коктейльные бары со стильными верандами, а также несколько чебуречных, которые в Москве считаются заменой рюмочных.

Начать поход стоит от Чистых прудов. Можно было бы, конечно, разогнаться стаутом в ирландских пабах, будь на дворе начало нулевых, но куда лучше стартовать с настоек или ракии в «Широкой на широкую», которая спряталась за «Одессой-мамой».

Там же, в Кривоколенном переулке, находится одно из старейших развлекательных заведений столицы— Filial. Если повезет, можно попасть на «счастливые часы» с удвоеными порциями некоторых напитков. После можно направиться к не менее известной и не менее старой «Пропаганде» от той же команды, что Filial. Если не повезет (а не везет по воскресеньям), то есть риск попасть на гейскую вечеринку. При более благоприятном раскладе — на бокал классического коктейля и танец локтями.

«У нас с молодым человеком "золотая миля" — это Мясницкая-Маросейка-Покровка. Начинаешь в районе Market place, затем в "Пропаганду", далее двигаешься в сторону Покровки, а там уже собираешь коктейли. Среди заведений — M.e.a.t, “Бонни и Клайд”, I like wine, Beer and brut, Rumors и “Искра”. Как-то зашли по старой памяти в "Куба-либре". Было неуютно, но по коктейлю выпили, шумная и разношерстная тусовка», — рассказывает контентменеджер и гастроэнтузиаст Ксения.

В арке дома на пересечении Покровки с Чистопрудным бульваром в любое время года поджидает толпа вейперов, скейтеров, юных журналистов и других завсегдатаев крафтового бара «Сосна и липа». Здесь же самый ленивый и бюджетный бар-хоппинг — внутри бар, мексиканское заведение «На Чили» и безымянное заведение с настойками и техно.

Специалист по дистанционному обучению Алена как раз предпочитает пивной бар-хоппинг. «Jaws, “Сосна и липа”, “На чили”, “Главпивмаг”, Mandy's Apothecary — и вот ты уже поддатенький и полежать бы. Но вообще, бархоппер-киноман всегда должен стремиться к 12 барам», — считает она.

В паре шагов от Покровки расположен Microbe от создателей «Пропаганды» и Filial. И снова надежда на «счастливые часы», а после — к Солянке. Здесь для самых смелых финишная прямая — рюмочная в стиле 80-х «Бухучет» с перцово-свекольной настойкой, а за ней — работающая без устали «Чебуречная». Водка, чебурек и спать.

Не для саранчи

Знатоки хороших коктейлей считают, что «золотая миля» пролегает возле Патриарших прудов, известных в народе как Патрики. Учитывая расценки в местных барах, поспорить с эпитетом «золотая» действительно трудно.

Основатель приложения-гида Imbiber для бархопперов и любителей хороших коктейлей Ваге Киракосян сравнивает Патриаршие с улицей Жуковского в Санкт-Петербурге, где можно за раз посетить 5-6 заведений с классными коктейлями. «Центр Москвы большой, здесь достаточно сложно сделать барный район. Так что принято устраивать бархоппинг на такси. А вот в районе Патриарших можно насчитать пять классных баров подряд», — говорит он.

Из заведений Киракосян выделяет Saxon+Parole, Berlin Bar, «Киану» и «Клаву». Последнее попало во всевозможные гайды и прославилось как один из революционных баров с авторскими коктейлями.

«Спрос на коктейльную культуру и бархоппинг действительно растет. Есть люди, которые хотят тратить деньги и получать что-то новое. В ответ появляются новые бары с интересными концепциями», — резюмирует Киракосян. Обойдя Патрики вдоль и поперек, можно смело идти в Noor на Тверской улице. Его также обласкали все городские издания и полюбила далеко не бедная публика за 30, а московские модницы копят деньги, чтобы потратиться на коктейль и пострелять глазками в обеспеченных гостей.

После — курс на Большую Дмитровку. Обязательно заглянуть в свежий «Коробок» и через Столешников переулок (в случае нахлынувших ностальгических чувств можно задержаться в «Симачеве») пройти к Петровке. На ней стоит выпить в полупотайном баре Santo Spirito в подвале Haggis Pub & Kitchen, или расположенном напротив «Менделееве», а дальше пойти к Кузнецкому мосту, стараясь избежать «Камчатку» и ее гостей.

Если душа и, конечно же, кошелек, требуют чего-то совсем простого и непритязательного, а по центру погулять хочется, то у Пушкинской площади — литры крафтового пива и шоты в баре «Под мухой», куда периодически заходят студенты, артисты и один ИТ-журналист в кепке. И «Камчатку» вам избегать точно не нужно.

Москва кутежная

Ценообразование — одна из главных проблем, которая не дает московской барной культуре полноценно состояться. Качественный барный тренд пока только зарождается, и еще рано говорить о сложившихся культовых местах, появившихся за последние пару лет.

«Реально запоминающихся качественных концептуальных проектов вроде Noor, Squat 3/4 на Театральном проезде и “Менделеев” совсем немного», — жалуется медиапродюсер Артем Галустян.

«Я лично считаю, что у нас в городе до сих пор огромная проблема с наличием недорогих, но качественных баров. Есть Noor, где все очень качественно и вкусно, но тысячных, а то и пятитысячных купюр можно лишиться мигом», — рассуждает совладелец баров «Широкую на широкую» и «Все твои друзья» Александр Малеев.

При этом он согласен, что в столице ощущается спрос на бар-хоппинг. «Мы его видим на себе, потому что у нас два заведения разного формата — одно с пивом, другое — с крепкими напитками. Бары работают до 6 утра. Когда мы в 2014 году открывали "Друзей", как раз считали, что в Москве мало заведений, куда можно зайти скажем в 4 утра в понедельник», — отмечает Малеев.

В Санкт-Петербурге, в отличие от Москвы, много баров в среднем ценовом сегменте с хорошими коктейлями. Однако в столице многие бы из них попросту не выжили, считает Ваге Киракосян. «В Москве требуется более высокий сервис. У нас почти нет среднего уровня баров с хорошими напитками. Есть заведения с претензией, должна быть сумасшедшая концепция. Без нее здесь никто никуда не пойдет», — отмечает создатель Imbiber.

По его мнению, это обусловлено средним уровнем затрат населения. Также Киракосян полагает, что Москве не хватает качественных коктейльных баров среднего ценового диапазона, коих в Санкт-Петербурге достаточно много. Необходимы они для привлечения более молодых клиентов. «Это будет сильным толчком для развития культуры смешанных напитков в городе. Сегодня коктейли в Москве — достаточно дорогой способ провести время. Нужно это исправлять», — говорит он.

По оценке Imbiber, в Москве пока около 30 качественных коктейльных заведений и всего 10 тысяч разбирающихся в напитках граждан. Но все меняется в лучшую сторону, полагает Киракосян.

Малеев же считает иначе. «В Питере, если ничем не удивишь гостя, то закроешься через несколько месяцев, несмотря на смешную аренду по отношению к московской. У нас тоже есть заведение в Петербурге, и могу сказать, что в нем гости ведут себя по-другому, более экономно. И в будни, например, так не кутят, как в Москве», — указывает он.

Контент-редактор Ксения на своем опыте видит, как изменилась барная культура за последние три года. «Заведения стали больше экспериментировать и изобретать. Хорошие места у Владимира Перельмана, а также проекты Александра Кана. Что неизменно в Москве — всегда будут существовать те, кому главное выпивать красиво, а параллельно те, кому важно выпить много. Если эти две группы не смешивать, то всем еще и весело», — уверена девушка.

Манифест для выживания

Пока выпускники филфаков оплакивают «Билингву» и другие проекты команды «О.Г.И.», вчерашние хипстеры скучают по «Солянке», пропойцы — по «Второму дыханию», а театралы — по «Детям райка» и «Мастерской», Москва активно меняется и смывает все устаревшее и закостеневшее.

Город готов обрастать не только новыми проектами с дорогими коктейлями или экспериментировать с временными барами, как ЭМА в 2015 и Heineken в 2016, но и возвращать что-то старое как хорошую классику. Сооснователь баров «Широкую на широкую» и «Все твои друзья» Александр Малеев, например, думает об открытии рюмочной. И непременно в Китай-городе.

«Почему закрываются бары, мне сложно говорить однозначно. Я думаю, что это вопрос больше про бизнес — как его вели и какое предложение сформировали. Но, конечно, имеет значение культура и манифест заведения. Вот “Пропаганда” — это не просто кафе, бар, клуб. Это целая культура определенного типа отдыха, это определённая аудитория, определенный темперамент», — говорит Галустян.

Подобные «кластерообразующие» заведения, по его мнению, не умрут. «Другие, наверное, не выдерживают проверку временем или не являются интересным предложением для ночной жизни», — добавляет собеседник и признает, что все же тоскует по закрывшейся «Солянке».

Важными, но пока одинокими точками на барной карте Москвы выступают такие проекты, как Chainaya, Mitzva Bar, Delicatessen и «Юность». Они находятся не у главных бархопперских улиц, но фокус на район у Трубной площади, где расположена вышеупомянутая «Юность», тоже заметен, рассуждают Киракосян и Екименко.

В свою очередь, основатель Imbiber думает, что пока рано делать выводы, почему некоторые места закрылись, а другие — выжили. Это может быть связано не только с качеством того или иного заведения, но и количеством денег у его владельцев.

«Позакрывались все некачественные места, хорошие бары живут. Ремонты немного мешают, конечно, но не так, что бы люди перестали ходить, всегда есть пути обхода. Москва начинает наполняться маленькими интересными местами, никому уже неинтересно ходить в большие», — уверен Екименко, который надеется, что ситуация продолжит меняться в лучшую сторону.