Новости партнеров

Испанский сбыт

Русская мафия вывезла из страны миллиарды. Теперь их пытаются отжать

Фото: Jesus Blasco De Avellaneda / Reuters

В Испании полным ходом идет процесс по делу русской мафии. Этим грозным названием испанская прокуратура обозначает преступное сообщество, основанное лидерами Тамбовско-малышевской организованной преступной группировки (ОПГ). Среди подсудимых — депутат Госдумы, член комитета по бюджету и налогам Владислав Резник с супругой, выходцы из России, которых испанцы связали с мафией, а также местные адвокаты, предположительно помогавшие сообществу. Главное, в чем обвиняют «русских мафиози», — отмывание преступных доходов. Подробности резонансного процесса выясняла «Лента.ру».

Как считают в испанской прокуратуре, главари русской мафии — выходцы из Санкт-Петербурга Геннадий Петров и Александр Малышев, предположительно лидеры Тамбовско-малышевской ОПГ. Оба были задержаны в Испании, но затем сбежали.

Перед испанским правосудием предстали 18 человек: самый известный из них — депутат Владислав Резник. Прокурор запросил для него пять с половиной лет тюрьмы за отмывание преступных доходов. Вместе с ним за отмывание судят его супругу Диану Гиндин. Остальные подсудимые — выходцы из России и испанские адвокаты, которые, как считают в прокуратуре Испании, оказывали мафиози содействие в отмывании преступных доходов. В деле фигурируют 27 обвиняемых, в том числе сбежавшие Петров и Малышев, но по испанским законам судить их заочно нельзя.

На берег испанский

Слушания по делу об отмывании преступных доходов русской мафии начались в Национальной судебной палате Испании 19 февраля. По данным местных правоохранительных органов, главари сообщества — Петров и Малышев, лидеры Тамбовско-малышевской ОПГ. Парадокс в том, что тамбовские и малышевские в 90-е годы враждовали между собой в Санкт-Петербурге, и участники этих банд могли бы удивиться, что оказались приписанными к одной группировке. Члены Малышевской ОПГ контролировали в городе на Неве торговлю наркотиками, гостиничный и ресторанный бизнесы, а также банковскую сферу.

Петров начинал свой бизнес под защитой руководства тамбовских, но потом переметнулся к конкурентам и начинал у малышевских как бригадир на Московском вокзале северной столицы. Лидер же Малышевской ОПГ Александр Малышев сбежал из России после ряда неудавшихся покушений. Он по фальшивому свидетельству о рождении получил эстонское гражданство, но потом эта история вскрылась — и Малышев получил срок, впрочем, небольшой: всего месяц тюрьмы. После отсидки лидер малышевских уехал в Испанию, женился на латиноамериканке и взял фамилию супруги. Малышев обосновался в Малаге, а его партнер Петров — на Майорке.

По данным следствия, на пару они создали в Испании сеть компаний в сфере недвижимости и финансовых инвестиций, через которые было отмыто как минимум 50 миллионов евро (3,4 миллиарда рублей), добытых в России преступным путем. Впрочем, история тандема Малышев-Петров не была уникальной: массовая миграция представителей российского криминалитета в Испанию началась с середины 1990-х, рассказывал журналист Пабло Муньос, автор изданной в 2012 году книги о русской мафии «Слово вора». Кто-то из российских бандитов пытался укрыться на Пиренеях от криминальных разборок в России или от правоохранительных органов, кто-то мечтал красиво жить у моря.

Массовый приезд бандитов совпал по времени с экономическим кризисом, разразившимся в Испании, напомнил адвокат Франсиско Рохас, так что «любого иностранца с деньгами здесь встречали с распростертыми объятиями». В отличие от других стран Евросоюза, в Испании в то время при покупке недвижимости или любой иной финансовой сделке не требовалось подтверждать происхождение денег, что очень нравилось российскому криминалу.

Конец «малины»

Но через несколько лет испанцы начали войну с «русской мафией»: в 2001 году по запросу России здесь был арестован и выслан на родину лидер Орехово-медведковского организованного преступного сообщества (ОПС) Сергей Буторин. За ним последовали другие представители криминального мира. Испания усилила контроль за потоком финансов в страну: власти обратили пристальное внимание на отмывание российских преступных доходов, которые вкладывались в покупку недвижимости, легальный ресторанный и гостиничный бизнес.

В 2005 году в результате полицейской операции «Оса» были задержаны около ста человек, но «бриллиантом», доставшимся испанцам, стал вор в законе Захарий Калашов, известный как Шакро Молодой (сегодня, по версии испанского следствия, он является лидером преступного мира России). В Испанию его экстрадировали из Объединенных Арабских Эмиратов и осудили за отмывание денег на восемь лет.

За Петровым и Малышевым испанские власти вели наблюдение с 2006 года, прослушивая их телефонные переговоры, а через два года задержали в ходе крупномасштабной операции «Тройка». Вместе с ними взяли еще два десятка выходцев из России и местных нотариусов и адвокатов, помогавших состоятельным иностранцам приобретать недвижимость и ценности. Среди задержанных оказались руководитель известной на южном побережье Испании адвокатской конторы Abogados Asociados de Fortuny Антонио де Фортуни-и-Маинес, консультант по вопросам налогообложения Франсиско Элой Оканья Пальма и гражданин Испании российского происхождения адвокат Кирилл Юдашев.

«Операция "Тройка" явилась прямым продолжением операции "Оса". В результате произведенных обысков и допросов получены данные, которые позволят составить представление о масштабах присутствия криминальных элементов из бывшего СССР в Испании», — заявил тогда генеральный прокурор Испании Кандидо Конде Пумпидо.

Помог испанцам в борьбе с русскими мафиози бывший сотрудник российских спецслужб Александр Литвиненко. По одной из версий, именно за это его отравили полонием. Прокурор по борьбе с коррупцией Хосе Гринда рассказывал в испанской прессе о встрече с Литвиненко. Бывший чекист поделился информацией, при помощи которой испанцы разобрались в иерархии российского криминального сообщества. Через полгода Литвиненко умер в страшных муках от лучевой болезни.

Петров провел в предварительном заключении больше года. В 2012 году он попросил разрешения поехать в Санкт-Петербург «по семейным вопросам». Прокуратура его отпустила, решив, что Петров не бросит в Испании дорогостоящую недвижимость и вернется, но он не вернулся. В 2015 году солнечную Испанию так же тихо покинул Малышев.

Связанные одной целью

После операции «Тройка» испанцам потребовалось еще 12 лет, чтобы определить круг и связи русских мафиози Петрова и Малышева. Прокурор Хосе Гринда признавался СМИ, что затягивает следствие «сложность поиска доказательств и недостаточное сотрудничество со стороны российских правоохранительных органов».

Это вполне объяснимо: испанцы раскопали «проникновение Петрова и его окружения в российскую администрацию — например, через Игоря Соболевского». Последний в 2007 году был начальником Главного управления обеспечения деятельности Следственного комитета при прокуратуре, а позже — заместителем главы ведомства. Соболевский уволился по собственному желанию в 2009 году. «Игорь Борисович Соболевский обращался к Петрову, чтобы попросить об определенных услугах», — говорится в обвинительном заключении прокуратуры Испании.

В этом документе упоминается и бывший замглавы Госнаркоконтроля России Николай Аулов, который «поддерживал очень тесные отношения с Геннадием Петровым и его сыном Антоном Петровым». Гражданская гвардия Испании зафиксировала 78 телефонных разговоров между Ауловым и Петровым-старшим, причем в 74 случаях Аулов сам звонил Петрову. По версии прокуратуры, Аулов и Петров «оказывали друг другу взаимные услуги», их отношения «ясно свидетельствуют о проникновении организации Петрова в полицейские структуры России». В 2016 году судья Хосе де ла Мата выдал ордеры на арест и объявил в международный розыск из-за неявки на судебное заседание 15 человек. В их числе были Владислав Резник с женой, Аулов и Соболевский.

В Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков, где Аулов в то время занимал должность замглавы, обвинили испанского судью в политическом заказе. «Здесь мы имеем дело с актом не правовым, а политическим — очередным этапом реализации политического заказа на дискредитацию должностных лиц Российской Федерации», — говорилось в сообщении ФСКН. Там отметили, что Аулов никогда не скрывался от правосудия какого-либо государства, не имел статуса подозреваемого или обвиняемого, а правоохранительные органы России не получали запросов от правоохранителей Испании по делу «русской мафии».

Адвокаты Резника добились отмены ордера на арест своего подзащитного и его супруги. Видимо, их усилия не прошли даром и для остальных: никто из этих 15 человек в настоящее время в открытой базе Интерпола не фигурирует, никто из высокопоставленных чиновников и силовиков из России по делу «русской мафии» не проходит.

Депутатский сюрприз

Подлинным сюрпризом процесса по делу русской мафии, начавшегося 19 февраля в Национальной судебной палате, стало появление на нем Владислава Резника, заявил член мадридской коллегии адвокатов Хосе Санчес. По его словам, фактически добровольная явка депутата на суд «произвела хорошее впечатление на судей». Исходя из этого адвокат полагает, что Резник вряд ли будет осужден на реальный срок.

Что касается других обвиняемых, то большинство из них, скорее всего, будут приговорены лишь к условным срокам заключения. Наказание Петрову и Малышеву судьи не провозгласят вовсе: оба скрылись, а в Испании не принято судить заочно, хотя прокуратура и запросила для Петрова 8,5 года тюрьмы. «Мы выдвигаем обвинения в отношении господина Резника, поскольку считаем, что он отмывал деньги, происхождение которых связано с организованной преступностью. Мы основываемся на телефонных разговорах, где этого человека мы считаем собеседником Геннадия Петрова», — заявлял прокурор Хосе Гринда перед началом процесса.

Сторона обвинения считает, что через подконтрольные Петрову фирмы Резник приобретал недвижимость, автомобили, яхту. Таким образом, уверены испанцы, легализовывались незаконные деньги русской мафии, и Резник был в курсе этого, а также «совершал действия законные и незаконные: торговля влиянием, использование информации в корыстных целях, в высших инстанциях России, в интересах Петрова и возглавляемой им организации». Прокуроры указывают: депутат в частых и регулярных телефонных разговорах называл Петрова «наш лидер», они периодически встречались и даже пользовались одним и тем же частным самолетом.

По данным испанских правоохранительных органов, в телефонных разговорах Резника и Петрова упоминаются высокопоставленные государственные российские чиновники: Леонид Рейман, Александр Бастрыкин, Михаил Зурабов и Дмитрий Козак. Прокуратура утверждает, что у Резника были хорошие отношения с бывшим министром обороны России Анатолием Сердюковым, бывшим премьером Виктором Зубковым, бывшим председателем Госдумы Борисом Грызловым. По данным испанских властей, вся собственность российского депутата была записана на компанию Centros Comerciales Antei, S. L на Балеарских островах и британскую кампанию Drever Limited. В декларации Резника при этом никаких зарубежных активов не значится.

Тамбовская угроза

Первое судебное заседание в Мадриде сторона обвинения начала с того, что представила в МВД страны письмо генерального прокурора Испании, в котором говорится об угрозах прокурору Хосе Гринде и его семье со стороны представителей Тамбовской ОПГ, в связи с чем им была выделена защита. Документ датирован 7 октября 2016 года. В ответ адвокаты подсудимых заявили, что «обвинение в участии в преступном сообществе несостоятельно, процесс политизирован». Испанские защитники выступали эмоционально, буйно, переходя на крик, что вполне ожидаемо от темпераментных южан.

«Петров — абсолютно моральный человек, а господин Резник является в России депутатом, поэтому подозревать его в преступлениях немыслимо. Каких-либо совершенных ими конкретных преступлений в России просто не существует», — заявил адвокат Марио Мартинес, чье выступление было одним из самых ярких. Защита предоставила суду документы из российских правоохранительных органов об отсутствии уголовных дел против Резника и его супруги.

«В конце процесса судья закашлялась и долго не могла отдышаться. "Это полоний!" — пошутил один из зрителей. Возможно, это было бы смешно, если бы не тот факт, что Литвиненко был отравлен незадолго до запланированных официальных показаний именно по делу Тамбовской ОПГ в Испании», — говорилось в репортаже The Insider.

Резник заявил журналистам в перерыве заседания, что невиновен: «Я приехал на заседание потому, что я ни в чем не виноват и доверяю испанскому правосудию». Прокуроры запросили для него 5,5 года тюрьмы. Российский адвокат депутата Александр Гофштейн утверждает, что результаты прослушивания телефонных разговоров были неправильно трактованы переводчиком.

«Обвинение, предъявленное господину Резнику, построено на прослушке его телефонных переговоров. Однако в их переводе допущены серьезнейшие ошибки, которые искажают весь смысл сказанного», — отметил защитник. Исходя из этого адвокаты Резника будут добиваться, чтобы суд признал эти доказательства недопустимыми и исключил их. Из 18 подсудимых двое признали вину в отмывании денег и сотрудничали со следствием — это предприниматели Леонид Хазин и Михаил Ребо. Для них запросили минимальные сроки: 1,7 и 2 года соответственно. Судьба остальных фигурантов дела русской мафии решится в ближайшее время.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!
Силовые структуры00:04 9 августа

Игра окончена

Банда GTA была кошмаром российских дорог. Теперь в ее истории поставили точку