«В смысле ты не пробовала водку?»

Россиянка отправилась учиться в Норвегию и осела в Голландии

Фото: anna_logv

Жительница Мурманска Анна поступила в норвежский институт, провела там несколько лет и переехала в Голландию. В рамках цикла материалов о соотечественниках, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует рассказ россиянки о жизни в двух европейских странах.

Первые впечатления

У меня никогда не было цели жить за границей, но попробовать хотелось. Живя в Мурманске, я часто ездила в Норвегию. Там мне нравилось все — страна, люди, образ жизни, язык. Будучи подростком, я мечтала учиться в Италии, но побывав там, поняла, что это не мое. Комфорта среди итальянцев я не почувствовала, они оказались слишком темпераментными людьми.

Спокойные норвежцы и северная природа мне были ближе. По окончании университета в Москве я поступила в магистратуру Тромсё. Процесс несложный: отправила документы, прошла интервью по скайпу с профессором, а через пару месяцев мы уже пили вино с норвежским сыром у нее на террасе. Учебную визу дают без проблем, единственное условие — отправить на счет университета около 100 тысяч крон, которые вернут уже в Норвегии. Само обучение бесплатное, перевод денег — это гарантия, что тебе есть чем обеспечивать свое проживание из расчета 10 тысяч крон в месяц.

Стипендии на моей программе не было. В 2015 году впервые ощутимо скакнул курс валют, поэтому переводить почти миллион было боязно, но мы рискнули, и в итоге все получилось. Многие студенты из СНГ берут кредит или занимают у знакомых, а потом сразу переводят деньги обратно, устраиваются на работу и живут уже на заработанные.

Работу студентам найти несложно. В Европе в основном не принято работать по специальности во время учебы (в Москве у всех были стажировки, а с третьего курса у многих уже была и полноценная работа). И норвежские, и иностранные студенты подрабатывают в основном в кафе, магазинах, отелях.

В Тромсё была еще особая возможность — туристический гид. В сезон северного сияния — с сентября по март — маленький город наполняется туристами, каждый вечер десятки автобусов везут их на поиски северного сияния (в городе якобы мешает свет, но это скорее уловка). Работа сложная, ночная, и устроиться непросто: необходимо знание нескольких языков и фотографии (снимать северное сияние даже профессиональной камерой трудно). Кроме того, конкуренция на место гида очень высокая.

Фото опубликовано @anna_logv

Каждый сезон в Тромсё приезжает огромное количество молодежи со всего мира работать гидами — незабываемый опыт и отличная оплата. За нее же берутся некоторые студенты. Из моих знакомых на эту работу решился один итальянец, и уже с первой зарплаты купил себе MacBook, линзы для фотоаппарата и наделал нам кучу пиццы. Неплохо для подработки!

Мне такой вариант не подходил: язык был только английский, а нужно два европейских. Норвежский я начинала учить еще в Москве. В итоге пошла работать в кофейню бариста. Было интересно, много практики языка — я была единственным иностранным работником. Со всеми быстро сдружились. Вообще говорят, что норвежцы (да и скандинавы в целом) не очень социальные люди (как в комиксах Finnish nightmare). На самом деле они просто уважают свое и чужое личное пространство, и им нужно время, чтобы привыкнуть к новому человеку. Остальное зависит от конкретной личности.

Уважение и любовь

Наша преподаватель норвежского говорила: если ваша коллега приходит на работу в слезах и говорит, что рассталась с парнем, стоит сказать «мне очень жаль», но ни в коем случае не спрашивать «почему?». Если кто-то умер — то же самое: вдруг он совершил самоубийство, а такое не обсуждают. Но у меня таких ситуаций никогда не возникало, в первую же неделю коллега в кофейне рассказала все обо всех жителях города: кто кого бросил, кто с кем поругался — в общем, никаких барьеров в общении мне не встречалось.

Фото опубликовано @anna_logv

Норвежцы — приятные люди, они очень ценят и любят природу, семью, дом. Они крайне лояльны к иностранцам, в школах можно увидеть, что все дружат — норвежцы, иранцы, поляки... Кстати, даже школьники стараются подрабатывать: лет с 14 уже можно работать в выходные и на каникулах.

Сейчас Норвегия — очень богатая страна, люди могут себе многое позволить (даже я, работая бариста 20 часов в неделю, получала достаточно, чтобы платить аренду, вполне неплохо жить, путешествовать и даже что-то откладывать). Но богатство свалилось на Норвегию не так давно — около 50 лет назад маленькая рыбацкая страна нашла нефть и теперь живет отлично. Кстати, большая часть от добычи нефти откладывается в фонд будущего — для следующих поколений, у которых уже будет не так много природных ресурсов. Так вот, норвежцы очень простые люди, привыкшие к труду. Богатство показывать не любят, тут все равны. И детей стараются приучать к тому же — даже ребята из хорошо обеспеченных семей моют посуду по выходным в кафе. Конечно, встречаются и ужасно избалованные, но это скорее исключение.

Фото опубликовано @anna_logv

Самый большой шок вызвала медицина в Норвегии. В целом подход, возможно, имеет какой-то здравый смысл, но у русского человека вызывает сомнения. Гуляя по торговому центру, можно пару раз споткнуться о валяющихся на полу детей грудного возраста: пока их родители пьют кофе неподалеку, малыш лижет пол — и ничего, «иммунитет будет крепче». Ест булку с земли — «ничего, организм справится». Лекарства здесь не купить без рецепта, а рецепт на них практически не получить. На второй год обучения я ездила на Шпицберген и сильно простудилась. Сходила к врачу, который заключил: «Ну, бывает, полежите дома пару дней». Простуда проходила и возвращалась, никаких лекарств не давали, в итоге недели через три поднялась температура, лимфоузлы воспалились до размера теннисных шаров, пропал голос и даже слух. Врач на все это посмотрел, измерил давление и изрек: «Ну, признаков вируса я не вижу, пейте больше воды». На следующий день я улетела в Мурманск с намерением все-таки вылечиться. Наша врач была в шоке. В Норвегии после тяжелейших операций людей выписывают домой на следующий день, к антибиотикам относятся как к яду, отравляющему организм, а вот эмоциональное здоровье очень берегут. Одна моя коллега однажды сидела на больничном месяца четыре, потому что рассталась с парнем и была в депрессии. Больничный, к слову, оплачивается в полном объеме — 100 процентов от заработной платы.

Отношение к русским в принципе спокойное. Сталкивалась со стереотипами три раза. Первый — когда два парня из Австрии пришли в ужас: «В смы-ы-ысле ты никогда не пила водку?» Пришлось выпить с ними… Во второй раз ко мне обратилась школьница, которая у нас подрабатывала: «Ты из России? То есть ты любишь Путина?» Кстати, весьма удивила осведомленность подростков о политике и ситуации в мире в целом. Ей было интересно послушать, что не все так, как показывают СМИ, что Путин не олицетворяет всех русских. Но и с жертвами пропаганды я тоже встречалась: одна довольно взрослая норвежка спросила, стоит ли им начинать учить русский, поскольку слышала, что Путин скоро нападет на Норвегию. Не уверена, была ли это шутка.

Кстати, не меньше шокировали некоторые русские. С нами училась девочка из Сибири, в большинстве случаев приятная в общении, но время от времени из нее вылетали высказывания в духе «я ненавижу всех американцев», «Путин — супер, потому что его все боятся». Однажды она сказала прямо в лицо моему английскому другу-гею: «Геи — это омерзительно».

Очень сложно развеивать стереотипы, когда кто-то их усердно создает.

Сложности учебы

Отличается процесс учебы. Вся теория — самостоятельное изучение. Университет — это практика. Я изучала бизнес, большую часть времени мы работали с разными компаниями, стартапами, внутренними проектами университета. Было действительно интересно. Очень шокировали выпускные проекты. Всем достались инновационные штуки, нужно было погрузиться в совсем новую сферу, не то что написать бизнес-план для какой-нибудь палатки с шаурмой.

Мне достался проект арктических подводных биороботов. Ездила на Шпицберген изучать микробиологию и биоинженерию. В школе по физике у меня была двойка с минусом, по биологии — тройка с плюсом. А здесь я оказалась на лекции с докторами наук и PhD со всего мира, носила арктический костюм для полевых исследований, училась стрелять из ружья (на Шпицбергене белых медведей больше, чем людей) — и это все в рамках, грубо говоря, MBA. Вообще за два года было много интересных преподавателей: некоторые устраивали медитацию в начале лекции, другие предлагали переместиться на пляж, со многими вечером собирались в баре выпить вина и поболтать, даже в гости друг к другу ходили. Кстати, если в Норвегии идешь на домашнюю вечеринку — все напитки приносишь с собой (и уносишь, если не допил). Наверное, потому, что алкоголь здесь очень дорогой.

Нравится, что в Норвегии, да и вообще в Европе, нет никакого давления на молодежь в духе «после школы надо сразу в университет, не поступишь — жизнь кончена». После университета — работа, семья, дети, все по плану. В Норвегии практически никто не идет в университет сразу после школы. Многие берут пару лет перерыва, работают, решают, чем действительно хотят заниматься, а не учатся «лишь бы высшее получить». В моей группе самые младшие были я и девочка из Украины. Остальные — 26-30, даже были трое ребят из США, Финляндии и Индонезии, которым к моменту выпуска было уже по 35.

После учебы можно остаться в Норвегии, многие находят работу — может, не сразу, но находят. Моя одногруппница из Украины вместе со студентом технического факультета придумали какую-то крутую идею, получили государственный грант и открыли свой бизнес.

Из Норвегии в Голландию

Я планировала оставаться, но так сложилось, что переехала в Голландию. Тут все по-другому. В Тромсё были горы, снег, полярная ночь. Для меня как человека с Севера это близко. В Голландии нет снега, зато постоянно идет дождь и дует ветер. Сначала показалось, что жизнь тут гораздо дешевле (Норвегию ведь называют самой дорогой страной) — продукты дешевле, жилье вроде тоже. Но потом на нас свалились налоговые счета, страховые выплаты, социальные и городские налоги, налог на воду, мусор и т.д. Мягко говоря, планировать бюджет новичку в Голландии сложно, потому что каждый месяц приходит какой-то неожиданный счет. Даже налог на собаку есть. Еще обязательно оплачивать медицинскую страховку — это минимум 100 евро в месяц.

Зарплаты достойные, хотя с норвежскими не сравнить. В любой момент можно съездить во Францию, Германию, Бельгию — все очень близко, да и самолеты по Европе дешевые: например, в Италию можно слетать за 20 евро. Голландия — очень красивая страна, тут тебя окружает история, архитектура, каналы, велосипеды... Люди открытые, добродушные. Все говорят по-английски, к приезжим относятся терпимо. В большинстве компаний рабочий язык — английский. Основной транспорт — велосипед (на машину, опять же, куча налогов). Самое вкусное — сыр.

Фото опубликовано @anna_logv

Немного шокировал процесс открытия банковского счета: в Норвегии подаешь заявку онлайн, и через три дня карта — в почтовом ящике. В Голландии вызвали на собеседование, почти час задавали вопросы, спрашивали про связь с Кипром, Кубой, США. Оказалось, клиенты из России относятся к группе географического риска. Менеджер даже показал колонку — Сирия, Россия, Куба, Ирак. Было немного обидно, но в итоге карту я все-таки получила.

Еще одно впечатление — иностранцы в Голландии. В Facebook есть группы «экспаты в Гааге/Осло/Париже…», где иностранцы делятся опытом жизни в новой для себя стране, задают вопросы, даже находят друзей. Меня впечатлил уровень социальной инициативы приезжих. Регулярно кто-нибудь спрашивает: «Есть ли тут приюты для бездомных, где я могу стать волонтером», «Куда можно пожертвовать одежду», «Почему в Lidl заворачивают в пластик каждый огурец, давайте напишем протест и устроим забастовку». Кстати, недавно была массовая акция: покупатели в магазинах снимали очевидно ненужный пластик с продуктов и оставляли на кассе в знак протеста.

Видно, что людям важно делать что-то полезное для общества, заботиться о природе, решать общественные проблемы. «Какая партия на выборах выступает против сруба деревьев под новую трамвайную линию? Где я могу ознакомиться с предвыборными программами?» Люди верят в то, что их мнение имеет значение, что они в силах что-то изменить. Конечно, это касается не всех приезжих. Очень часто в той же группе возникает бурный спор на тему «Почему вы называете себя экспатами? Вы такие же иммигранты, как и все, просто из более развитых стран». А тем временем в арабских, польских, турецких районах города на улицах по-прежнему мусор и неубранные собачьи фекалии.

Голландия — комфортная для жизни страна. Ну и вообще, каждая новая страна — это новые впечатления, опыт. Но в планах остается возвращение в Норвегию через какое-то время, поскольку я вижу свою жизнь именно там.

Больше историй о жизни россиян, переехавших в другие страны, — в сюжете «Русские за границей». Если вы хотите рассказать свою историю, отправляйте письма на электронный ящик life@lenta-co.ru.